Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 18 июня, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 1, 2002 - ПТИЦЫ

Адамовский Петр
Украина
ДОНЕЦК





СЫН РУЧЬЯ

     В 70-х - начале 80-х годов прошлого уже (с каким трудом это осознаётся) века литературная жизнь единого и нерушимого (как оказалось, и не единого, и рушимого) СССР делилась на три потока: официальный - печатаемый и издаваемый; неофициальный - непечатаемый, допечатный; антиофициальный - самиздатовский. Был ещё и никогда не иссякаемый четвертый поток - откровенные графоманы, успешно пополнявшие первый...
     О наличии самиздатовского потока в Донецке мне ничего не известно, а вот группа нонконформистски настроенных молодых литераторов существовала. Причём ни о каком явном сопротивлении режиму речь, конечно же, не шла: просто было стыдно и противно писать известного рода стишки, воспевающие партию и правительство (в доступных для них формах), и жизнь народа, полную счастья, радости и трудовых свершений. Размышления же на иные темы, да ещё и в грустных, тоскливых, а то и, не дай Бог, трагических тонах, приравнивалось надзирающими за литературой к крамоле и смертному греху. Естественно, что эти литераторы долгое время ходили в допечатных, и самое большее, что им дозволялось - это поумничать на каком-либо литобъединении, где они могли с успехом доказать вопиющую бездарность стихотворца, чьи стихи назавтра появятся в местной прессе, а затем и в книге, которая станет основанием для приёма автора в Союз писателей... И хотя официальный лагерь донецких литераторов не был однороден и сплошь мракобесен (на общем фоне выделялись талантливые поэты Владимир Труханов, Григорий Кривда, Елена Лаврентьева, Борис Ластовенко, а у хорошего поэта и добрейшего человека Павла Шадура творческая молодёжь вообще дневала и ночевала в доме на Отечественной); и хотя к концу 70-х - началу 80-х в издательстве «Донбасс» стали появляться среди прочих и тонюсенькие книжечки наших нонконформистов (приглаженные редактурой сборники Светланы Куралех и Наташи Хаткиной и собственноручно искалеченный в угоду официозу сборник одарённого Александра Лихолёта, про который Гриша Ициксон, душа и совесть нашей компании, сказал: «Чем так печататься - лучше писать в стол до самой смерти», что сам он, увы, и осуществил); так вот, хотя противостояние этих двух потоков не являлось абсолютным, оно все-таки весьма ощущалось
     Единственный человек, кто изначально одинаково уютно чувствовал себя и там и здесь, был Петя Адамовский. Он пил водку и играл в биллиард в клубе Союза писателей с одиозными лицами, попутно отпуская остроты в адрес молодых-непризнанных, а потом шёл к этим самым молодым, пил с ними водку и зубоскалил теперь уже над бездарями-мэтрами. При этом он как-то ухитрялся не нажить себе врагов ни в одном из лагерей, но, правда, и своим до конца нигде не стал. В результате тоненькая, не стыдная по уровню книжечка у него всё же появилась, но дальше дело не пошло, да и в Союз писателей, как Петя ни суетился, его в те времена не звали... Я не был особо дружен с ним до того дня, когда, отправляясь на рыбалку, заглянул в полном снаряжении в гастроном «Ленинград». Петя окликнул меня, поудивлялся, что я, оказывается, ещё и рыбак, и пригласил к себе в Раздольное (село на речке в двадцати километрах от Старобешево), где он на тот момент жил и работал. Я приехал, познакомился с его новой женой Олей Захаровой, о которой был наслышан, как о талантливом филологе. К тому времени у них уже была годовалая Маша, которая покорила меня, повторив при знакомстве без единой ошибки мою фамилию (обычно все раз-два переспрашивают). С того дня много лет подряд я чуть ли не каждый свой выходной проводил с Петей на речке. Петя в Раздольном на природе посвежел внешне, и душа его, путаная и замусоренная, как-то просветлела и очистилась. Это было очень заметно и по общению с ним, и по его стихам. В 1992 году мы издали за свой счет книгу, куда, кроме наших, включили и стихи трагически погибшего Гриши Ициксона. Сегодня в это трудно поверить, но в те годы интерес к поэзии был ещё столь велик, что сборник тиражом в 5 тысяч экземпляров разошёлся за несколько месяцев, и мы даже получили от «Союзпечати», с которой у нас был договор на продажу книги, приличную сумму. Но, с нашим счастьем, деньги как раз обесценились...
     Свой сборник в общей книге Петя назвал «Выкрики с мест». Но ничего не выкрикивал, а, напротив, негромко, несуетно пытался осмыслить мир и себя в нём:

               Я - сын ручья.
               Я - сын крапивы.
               Я - облака бездомный сын.
               И ниспадающего ливня,
               и возносящихся осин...
               Всего насущного на свете.
               Скользят по вскинутым рукам
               неудержимые,
               как дети,
               ручьи,
               дождинки,
               облака.

     Потом в Раздольном работы не стало. Петя с Олей и Машей вернулись в Донецк. Город опять закружил Петю, все реже я встречал его трезвым, смертельно заболела Оля... Как-то мы выбрались с ним в Раздольное на рыбалку, и на ночном берегу Кальмиуса Петя вдруг стал читать новые свои стихи. Они поразили меня: мятущаяся душа, неподдельная боль. Особенно - стихотворение о реке, которая, он знает, неизбежно вынесет его в сточную канаву...

               Нас когда-то в низовьях отыщут
               И карманы обшарят, смеясь.

     С тех пор я виделся с Петей лишь однажды, вскоре после смерти Оли; время от времени доходят до меня слухи о нем: гибельная река жизни, описанная им, упорно несет его к угаданному пристанищу...

Владимир АВЦЕН, ДОНЕЦК


Я стал медлительнее Бога.
Как будто временем богат -
Горбата предо мной дорога:
Ей-богу, я и сам горбат.

Что толку - я войду топорщась,
Смеясь и радуясь при том...
Горб прирастает - смерть хохочет
Сухим, кроваво-красным ртом.



ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

Как задолжал я миру.
Жизнь перечту по дням.
Я не плачу за квартиру -
Выселят к ебеням.

Как задолжал я ЖЭКу
Водки - хоть утопись...
Полуровесник веку -
Я не плачу за жизнь.


* * *
Нарастает свист ветров.
Облетает лист с берез.
До свиданья - будь здоров.
Не кручинься - будь тверез.

Что сентябрь прогомонит -
В октябре просвищут вслед.
В ноябре листом слетит.
В декабре сойдет на нет.

Не останется следов
Листьев, слез и желтых дней...
Только ветка да гнездо,
Опустевшее на ней.


ХОМУТОВО

Обриться наголо -
Стихи писать о Боге.
Затеряно село,
Не разберешь дороги.

Водичка в сапогах.
Фуражечка в помете.
Луна на небесах
Монеткой на излете.

Мычание коров.
Молчание небес.
Над лучшим из миров -
То звездочка,
то крест.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2012-06-07 18:13:43
Мальчик
Украина, Минск
хм. все мы люди человеки...
в детстве гуляя на улице поздно вечером обратил внимание на мужчину который курил и смотрел за нами из окна второго этажа общежития №4. Я спросил, это кто?
аааа это писатель Адамовский, ответил мне приятель живущий в этом общежитии. Странный он был этот Адамовский для нас... А как то в такой же поздний теплый вечер из окна смотрела женщина и мы начали над ней хихикать, и услышали из глубины комнаты, - закрой окно Шнурочек... мы тогда упали от смеха..
Запомнилось это - Шнурочек на всю жизнь, оказывается так тоже можно девушек называть..
Наверное это тот Петр Адамовский о котором здесь написали... А потом он уехал из нашего села.

2011-02-21 17:54:19
АК
Д
Уважаемый Александр, если в вашем домашнем архиве сохранились неопубликованные тексты П. Адамовского и О. Захаровой, сообщите, пожалуйста, в редакцию.

2011-02-12 00:03:23
Александр
Украина, Донецк
Мой покойный дедушка.. приятно видеть такие комментарий но многие произведения он забрал с собой.."Я видел вещий сон.. земля стонала.."

2011-01-10 15:42:58
Андрей
Иловайск
Книжечка,которая назвалась "Полдень",Петей отсылалась в издательство с названием "Палитра дня".Но редакторами в издательстве была забракована из-за произносимого вслух ПОЛЛИТРА ДНЯ...Если жив - удачи ему!

2008-03-26 09:44:27
Анастасия http://stace.io.com.ua/
Украина, Киев
У меня есть сборник его стихов... книжечка "Полдень"... Моими родителями купленная давно, еще до моего рождения... Его стихи становятся вехами в моей жизни...

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration