Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 22 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 16, 2011 - ПТИЦЫ

Волков Вадим
Украина
Харьков – Киев





Пожалуй, главная и отличительная особенность поэзии В. Волкова – ее принципиальный нонконформизм. А известная брутальность его стихов наряду с их определенной (но умышленной) шероховатостью – это, по сути, отчаянная попытка и докричаться до априори враждебного внешнего мира, и отъединиться от него.

В подборке приведены преимущественно ранние стихи В. Волкова, которые хорошо иллюстрируют подобные стороны его творчества.

 

*   *   *

В просветы угодя, и их угадывая мокрый переблеск,
Под должностью дождя, литой пятою растворяющего лес,
Давно не зеленеющий, но только что запавший в тишину,
Пройдем его навылет, повстречав его которую весну.

И тихо происходит непростое повторение всего.
И чавко нам топтать весное месиво дороги гостевой.
Сознав себя природой, дикарем ее, царем и словарем,
Примерим эту голую и черную, в которую умрем.

 

ГАММЕЛЬН

В свете веерного вырубания электричества
И ввиду ненаглядной кромешности настоящего
Поминаешь занудную ложь языкастого ящика
И лелеешь свои зрачки в пустоте эти три часа.

В пустоте не соскучишься. Славно подслушать бузу жильцов!
Медвежатникам время трудиться, хакерам трахаться,
Крысам – то и другое. Послушные дети боятся спать.
Темнота оголяет чутьё голосов и ужасов.

Притаись, и оно послышится: соло на дудочке
Созовёт наших крыс, и детей наших выведет парами
Мимо чёрных провалов, в которых так тупо пропали мы,
Из чумных городов – в большое и светлое будущее.

 

ОСЕННЕЕ КОЛЫБЕЛЬНОЕ

Гаси телевизор – пришла
Пора кормить комаров.

Погода предрешена,
Полна молодых даров,
И спелые полутона –

В туманах ничьих костров,

Продлённых в нелётный слой
Оставленной высоты.
Листва шелестит – золой,

По нашей листве – следы,
С которыми по пути,

Которыми нам – домой.

Туманы который час,
Во мряке и мраке – ляг.
И злее любой маразм,
И зреет иней в полях.
И утро стоит в дверях,
Но утро не сменит нас.

Спи, милая, ночь мудрена.
На сытый желудок сны
Тревожны, но сытым нам
Пророчества не страшны.
Не ты, так твоя страна
Возложит тебе в штаны.

Негоже её ругать
В остатки погожих дней.
По кранам разлит Донец,
В него – наши хворь и гарь.
Стоят холода, о, не
Пытайся их избегать.

 

*   *   *

Говори, как пахнет яд из окна,
Как провисла тишина на часах,

Как кочует по лесам бузина,
И на бусинах качается сад;

Источаются цвета вовсегда,
И слова идут вослед, высоки,
И проходят мимо нас города,

И следы корней сочатся в пески.

Говори на память, чтоб потерять.
Столько в сердце, что обида светла.
И вершатся тополя и ветра,

И над плавнями летят пепела.

Певчей твари – ни двора, ни гроша,
Перелётной хмари тень по траве,
Подколодной голи мор да пожар,

Перекатной вори – воли вовек!

Говори мне, набивай закрома.
За знакомыми гвоздями двери –
Изнутри горстями меха – зима.

Ей трясти нас, ей расти. Говори:

– Под берёзами – грибы–берега,
Мы – тверёзыми руками в огонь.
И на бронзе – бирюза, бирюза.

И глаза красны, и всё – ничего.

 

*   *   * 

Отгородясь отголоском Оскола,
Отголося на поимках глюков,

Влезем в вагончик до Льва Толстого
Розовый, как отморозки клюковок.

Тронемся тихо и – будем живы,
Стёкла продышим, отыщем литр.
Мы – ненароком, так – пассажиры,

Женщины, дети мы, инвалиды.

Нам подымать вавилоны и веси,
Боссов сажать и рожать барбосов.
Посветлу трезвыми делать песни –

Будем, названья раздарим после.

Завтра вернёмся в родные клоповни,
Выстроим рай на задворках школы.
Век напролёт заниматься любовью –

Это судьба нам такая, что ли.

Друг, мы с тобою – навозные кучи.
Лучики звёздные в нас, горячих.
Бремя посева – на нас, могучих.

Нужно фигачить. Давай фигачить!

 

*   *   *

Потерялся левый тапок. Попустило и остыло.
Перевернутая тучка закатилась в чашку чая.
На подушке вышит бобик. Под подушкой таракашки.
Настоящему мужчине много ль, сука, в жизни надо?

Пиво, сало, бабы, дети, бабки, шмотки, цацки-пецки.
Взять побольше и получше, понадкусывать и бросить.
Врать и верить, бить и гладить, жрать и гадить, жить и дохнуть.
Вот засада так засада! Ну и черт с ним, с этим тапком!

 

*   *   *

Посадил на брючину пятно.
Кончилась холодная война.
Неприметно и давным-давно
Родина проходит мимо нас.

Здесь у нас варенье задарма.
Чередой сопливые ябри.
Осень поминать и понимать.
Осень говорить и говорить.

Во дворах повыдохла трава.
На антеннах сажа воронья.
Сяду на тринадцатый трамвай
И уеду в теплые края.

 

ШПАНА

 

Нанюхался жизни, иди теперь кушай кашу.
Но руки помой и шнурки развяжи на ботах.
Налей себе водки, зажуй и вываяй лажу.
Придумай себе грамматику, в ней работай.

Ты тысячу раз возвращался с войны целым:
Кольцо, неизбежность, без побед и позора,
Как кошка и хвост ее, как налоги и цены,
Как самоубийца-змея, как структура бензола.

А кошка урчит тише, чем холодильник,
Но лучше; букашки из клумбы тикают громче,
Но хуже, чем заводные твои золотые.
Ночь за полночь, светит ночник, болит позвоночник.

А лето прошло, прошло, друг Горацио, вилы.
Сидим мимо кассы, и всё не про нас график.
Все дети – по лагерям, да по тюрьмам, по виллам.
А ты будешь первым в колонне идущих на фиг.

Рассеется дождик, и ляжет в упор трасса.
Нанюхался вволю, но вволю ломало мало.
По пустопорожью – красивым голодным мясом.
Я очень хотел быть сыном полка, мама.

 

*   *   *

Эх, проиграно с музыкой! В память – хрусталик да радужка,
Мне достались хрусталик да радужка, самые-самые.
Аллергия вовек, но не век же сидеть партизанами –
Сядем рядышком.

Свежим плугом распахнуты рукописи – врукопашную!
Соль и спички в загашнике, сны вороненые, верные.
Оставляя ответы до судного дня довоенного,
До вчерашнего,

Октябрятами вечными, сельскими интеллигентами –
Досидим до тепла, доживем, надрожались порядочно.
После дождика в чистый четверг станут бредни легендами.
Будет радужка.

 

*   *   *

Меньше берег себя бы –
Жил бы лет эдак триста.
Будут коты и бабы –
Предпоследняя пристань.

Соль с огурцом и луком
Лучше, чем суп из пачки.
Прежде чем вымыть, руки
Нужно успеть испачкать.

Всласть загажу квартиру.
Счастье – присниться рядом;
Завтра, услышав будильник,
Знать, что вставать не надо.

Воздух прольется в окна,
На берегах настоян.
Солнце встает под боком –
Теплое и босое.

 

СНЫ ФЕВРАЛЯ

Окна окутаны стаями звездных иголок
Тихого снега и пульса пустых перекрестков.
Ходят на цыпочках сонными вскриками пола
Сердце кукушки и сны для старух и подростков.

Ноль на приборах, блокада, приметы уюта,
Время оживших игрушек, заброшенных в угол.
Месяц надломленный, месяц медовый и лютый
Запер в казенном тепле и обрек друг на друга.

 

ЭХО МЕГАНОМА

Впадали в море кисти рук, как устья рек.
В ночные волны, в брызги звезд, в бескрайний шепот.
В открытый космос – босиком и в мокрых шортах.
В сквозной и гулкий, обрывающийся вверх.

Здесь край земли за двадцать гривен на билет.
Как на ладони – горы, звезды, люди, камни.
А жизни линия проходит под ногами.
Вода смывает след. Ты ставишь новый след.

 

* * *

Все войны порешит потешная ничья.
Сочтутся имена и вспомнятся взамен
Созвездия росин в колесах паучья –
Родимое пятно зеленых деревень.

Туда тебя несла раскосая трава –
Высокая волна, влекомая вослед.
Там будет можно все: лежи и не вставай.
Не подбирай слова. Не рыпайся взрослеть.

 

В ГОЛОВЕ МОЕЙ ОПИЛКИ

Заунывная зазноба,
Декорация бытовки.
Харей сноба зыришь в оба –
Чтоб обхаять с чувством долга,

Облапошить и облапать
Всеми фибрами эстета.
В драный лапоть тучи капать
Будет теплым. Это лето.

От жары и прочей дряни
Забываешь сунуть рифму.
Я – поэт, зовусь я Волков.
От меня Вам всем по морде.

Вам чесали на рояле.
Вы торчали на халяву.
Опосля в рояль насрали.
Праздник удался на славу.

Я слагал для Вас куплеты.
Изложил – пора на отдых.
Мне – подушка, Вам – штиблеты.
Мне – спасибо, Вы – свободны.



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration