Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 2, 2002 - ПТИЦЫ

Борисов Игорь
Украина
МАРИУПОЛЬ





К ДАЛЬНИМ ХОЛМАМ

    Огни большого города и маленького неба соревнуются в яркости, но ведь скоро светает... Будет кого вспомнить на рассвете.
    Игорь Борисов пишет без ухищрений. Во времена сплошных поэтических изысков и надуманных концепций его манера быть угодным поэзии подкупает своей достоверностью и подлинностью. Стихи Игоря стоит читать и хочется переживать. Они подвижны, музыкальны, душевны; в них нет навязчивой рефлексии, личное и универсальное сплетены в один венок, в котором есть и веточка лавра и – оливкового дерева.
    Игорь Борисов умеет писать, не углубляясь в копирование самого себя. Он автор двух книг - «Между мирами» (2000) и «Прогулки из окна» (2002). Но стихи прошлого – лишь сухари, что надо не забыть взять в долгий путь - «тихо... к дальним холмам».

А.Д.




* * *

Здравствуй, время плевков, торопливых ударов,
поворотов, пожиманий плечами;
твой отрезок так долог и так повторим,
что заметна нехватка адептов и тары
для приема разлившихся начинаний.
Каждый из подголосков твоих - серафим,
неприступный для звуков дольнего мира,
где - куда ни ткни - из дыры лезет Лира,
непонятная, гордая, хитрая, злая,
напирающая, как толпа на штыки,
труднозвучная, звукобольная, умирая,
открывшая рот и листки.
Фаллосом красоты соблазнить здравый смысл -
это дело твое, похотливое время.
Вырос злак, но не признано семя;
брошен звук, но не выросла мысль.


ЭТО БЕЗОПАСНО

Из двух зол
я не выбираю ни одного,
потому что достаточно зол,
и мне с головою хватает себя самого.
Мое положение - чуть выше метки,
оставленной морем.
Видя свои отметки,
я никогда не спорю
и уже не жду
закатного Ватерлоо,
кручу бумагу в дуду -
с бумагою мне повезло.
А когда небо падает ниц
и в лужах искрится вода,
представляю без труда
новый Аустерлиц.
Это безопасно:
как мизинец на левой руке,
как для земли ботва,
как муха на потолке,
как пешка - на е2.


ПО ДОРОГЕ ДОМОЙ

В век безверия и вывернутого вето
бродит по страницам шалопутное лето,
заводит разговоры - разные-праздные,
украшает рифмами - красивыми и косными,
ловит звуки, науськивает буквы,
выжимает цвета - неба и клюквы.
Всякие подмигивания, смешки, подначки,
музыка резака, нерешенные этажей задачки,
улыбочки, лубочки, голубки, крошки.
Время блестит, как пошлая брошка.
Значит, начат день не с того слова,
значит, из-под ног снова уходит основа.
Ну и пусть - мы так стильно влюблены в грусть,
что топь примет примем, как ветки хруст
под неосторожной нежной ногой
любимой - по дороге домой.


* * *

В далеком будущем представитель нового взгляда на жизнь,
избравший своим кредо пространственное искусство,
изучая неизвестного века витражи,
твердя: «Тускло, тускло...»,
обнаружит свечение и определит:
«Девятнадцатый век».
Выделив из него отдельные лучи,
он сделает открытие, которое прозвучит
диссонансом в общем хоре аутодафе:
«Соединяя звучание Чайковского и Чехова,
нотное слово, стесняясь слияния этого,
перестает быть словом
на картинах Серова».


* * *

Ни разлюбить, ни потерять, ни бросить
мне этот город, захвативший время
моих прогулок в синеву и осень,
моих признаний пылкую арену.

Всё было здесь. А будет ли? - не знаю,
но замечаю чаще увяданье
среди предметов, слов, и вспоминаю
давно забытые, случайные названья.

Слова, что умерли, живут за крайним домом,
ждут повторений, и надеются, и верят
в возврат времен, беспечных и знакомых
по легкости и новости потери.

Им не понять, что пепел безразличен
огню и дыму, ветру и приметам;
они стремятся просочиться в лица
и пробежать по брошенным предметам.


* * *

К дальним холмам отправился я,
к дальним холмам на горизонте,
после которых - другие холмы
к вечным холмам предваряют дорогу.
С собою не взял ни еды, ни питья,
ни провожатых отчаянно-сонных,
ни книг, ни тетрадей, ни света, ни тьмы,
ни менялюбов, ни хулителей строгих.
Один я отправился к дальним холмам,
к дальним холмам на горизонте.
С собою не взял ни славу, ни срам,
ни звуков роящихся рьяные сонмы.
Тихо отправился к дальним холмам.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2003-04-30 03:06:36
Даниил Чкония
Кёльн
Нравится, потому что есть дыхание - свободное, ненатужное. Мысль не мешает дыханию-стиху, а стих "не измучен" псевдоглубокомыслием. Спасибо!

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration