Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 14 декабря, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 14, 2009 - СЛЕДЫ НА ВОДЕ

Гончарова Марианна
Украина
Черновцы

Дай мне знак, Наташка!



 

Знаки… Они повсюду… Мне кажется, лучше прочесть знак там, где его нет, чем не заметить вообще. Я сказала ночью, кому-то сказала, дай мне знак, слушай.

И потом произошло. Сегодня я понимаю.

Наташа.

Это была ты? Это была ты, Хатунька. Так хочется верить, что ты… И еще, что ты теперь знаешь все, и все видишь, и тебе легко и спокойно. И у тебя ничего-ничего не болит…

 

*

Слушай, ну такая была та ночь — вообще. Комар здор-р-ровый по мне топтался, откусывал от меня куски, чавкал, радостно летал вокруг, верещал и делал ветер. А потом нажрался, слышь, Наташка, представляешь, разлегся на подоконнике, отдуваясь, постанывая, покряхтывая. И затих. Но уже было утро. Я его взяла на салфетку и выпустила в окно. Ну не убивать же его — мы же теперь одной крови, он и я. А он полетел тяжело, как бомбардировщик с полным боекомплектом. Дурак такой. (Это я записала в блокнот в то утро, потому что ты все время мне говорила — запиши! Запиши! Тебе пригодится!) И хотелось тебе это все рассказать немедленно. Потому что ты и моя мама — единственные люди на моей маленькой планете, которые встают с рассветом. Но я знала, что тебя сейчас нет дома. Ты гуляешь со своей таксой Сонечкой. И предвкушала, как я тебе позвоню и расскажу такую глупость про комара, и мы будем хохотать… Так мне нравилось тебе рассказывать, потому что ты вставляла в мой рассказ одно слово, и он начинал играть как калейдоскоп.

 

*

Привет, Марусичка!

Здоровье мое по-прежнему неважное, хотя чуть-чуть и получше. Посему настроение неважное. Да еще и работодатель (клеила очередной сценарий) придирается — и то ему не так, и се не этак. Короче, требовал Шекспира. А пьеска — для прокатывания по утренникам для детей младших классов сельских школ. На украинском языке.

И вот заказчик работу принял, даже денюжку заплатил. А работодателю все неймется (он не заказчик, он заказы находит и руководит мною). «А вот я еще придумал такой эпизод!» И поет, и танцует на другом конце телефонного провода. Он хороший парень, креативный такой. Но мне не до танцев.

Потому и в ЖЖ не пишу. Боюсь депрессняк свой кому-либо передать. Или вообще гадостей нагово- рить. Напиши че-нить веселое, а

Нежно люблю.

Твоя н.

 

Да… Словом, была эта беспокойная ночь. И потом почти на рассвете вдруг открылась дверца моего ночного столика. Громко вдруг распахнулась. Она открывается не сбоку, а сверху вниз. А там внутри, почти ничего не было. Только моя старая кукла. И… твоя книжка стихов. И через два часа позвонила твоя подруга Ира и сказала, вы знаете, что Наташа заболела, да? Да, ответила я, знаю. И вся рванулась к этой твоей Ире, твоей деликатной подруге — что? деньги? лекарства? Ира как будто не услышала и опять сказала медленно, вы знаете, что она серьезно болела? «Боле-ла?!" И заныло внутри это прошедшее время… Ира помолчала опять. Славик Верховский — Славик — это наш с тобой общий друг — Славик просил вам позвонить, он сейчас добирается срочно сюда в Донецк… «Сроч-но?!»

Она умерла вчера, — добавила Ира.

 

*

Привет!

Я тебе звонила, когда ты как раз была в Одессе. Привязалась мелодия песенки (вроде, детской), думала, может, ты знаешь. Звонила Линочке. Мы с ней пели. Она у нас замечательная девочка. Но переходный возраст — это ты готовсь, это да-а-а. Дай Бог, чтоб не затянулось. Летать-то они предназначены (подростки вообще), но переход порой бывает подземный (в смысле — во мраке чуйств и мыслей).

Не про вас будь сказано. Линка ведь другая, взрослая. ДочкаМаша всегда была старше меня, а сейчас совсем повзрослела. Много работает и занимается Давидкой. Книжки у него дома есть. Больше энциклопедии. Сергей как раз покупает книжки. Очень симпатичная есть энциклопедия в паззлах — что-то вроде «Сложи мир». Внучек показывал мне вчера, как складывать мир.

— Индия такая маленькая!

— Индия маленькая?

— Ну, по сравнению с Китаем. У него сейчас период — самому рассказывать, чем меня слушать. И есть, что рассказывать — дочка Машка :) 

Н.

 

У тебя столько талантов, Наташка. Твои стихи я вырезала еще из «Юности», «Лекарство от любви» я знаю наизусть. Ты такая хорошая мама, ты удивительной красоты — доброты- умноты бабушка. У тебя обостренное чувство юмора. Но твой главный талант — ты умеешь становиться родной сразу. Помнишь, как вы с Линкой, моей дочкой, еще маленькой тогда, сидели на балконе, и ты рассказывала ей сказку про красный шарик. Это было в твой день рождения. И в день рождения Одессы. А потом ты отвечала на все-все Линкины тревожные вопросы. Про жизнь, про вечность, про людей и животных. И ты не лицемерила и не сюсюкала. Лина говорит и сейчас, что лучшего друга, чем ты, у нее нет. Неделю назад, всего неделю назад вы вместе пели по телефону. И сегодня Линка не может вспомнить, что именно вы пели. И я думаю, что надо позвонить тебе и спросить, что это такое вы пели и почему так хохотали…

 

*

Привет!

Повесила я у себя в ЖЖ сегодня маленький пост. На тему: если бы после смерти можно было стать предметом, то каким? Давай, отвечай. Твоя н.

 

*

Помнишь, на вопрос, что тебе привезти, ты ответила: «Аленький цветочек». Аркаша, мой муж и твой добрый друг перерыл все цветочные магазины, но аленький цветочек мы нашли по дороге в Одессу, где ты нас уже ждала, мы его нашли в Молдавии. И как ты возилась с ним, пересаживала, подкармливала… Смотри, — сказал мне Аркаша, — какое у Наташки уважение к жизни. Любовь! — возразила ты, — это любовь к жизни, мои дорогие!

Как завихривалась вокруг тебя радость. Как тяжело было с тобой расставаться, когда мы уезжали из Одессы. Как вкусно было с тобой есть и выпивать. А как ты готовила — оладьи, котлетки, овощи, заливную рыбу. Я помню. Ты вообще готовила вдохновенно. Я тебя спрашивала, Наташка, ну охота тебе возиться с этими почками, вымачивать их, чистить. А ты говорила: да, охота, потому что потом будет вкусно. И было вкусно.

 

*

Как твои спектакли? Жива ли ты? Или снова — пробивающий навылет сердце юмор? В смысле помереть не встать?

Удастся ли тебе наконец отдохнуть? Славик передает тебе приветы. Вчера ж была с ним в филармонии. Он вел себя как настоящий кавалер. И двери открывал-придерживал, и пальто снимал-надевал (с меня), и свою даже курточку снял, с которой обычно не расстается.

И на маленьком фуршете в тарелочку мне всего положил, и соку подливал. И до дому довел (темно же!). Посидел, как обещал, двадцать минут, я посмотрела его рассказ — хороший. Про рыбу горячего копчения. Тебе понравится. И позвонил мне, что доехал. Кстати позвонил, потому что у нас граб-ю-ют! И я стала думать: «А как там Славик?» А он звонит: «Я решил сообщить тебе, что я добрался. А то вдруг ты ночью проснешься и подумаешь, как там Славик? У нас же грабят!»

— Спасибо, дорогой, я уже подумала. Ох, «худо мне тетя — и страшно за детей». Привет всем. Линочке напишу отдельно. Цилюю. Вечно твоя трусливая н.

 

*

Звоню тебе, рассказываю, бродила по старой крепости у моря. И дети гнали маленькую чайку, еще птенца на длинных ножках в черных галошках. Остановила их. И дети растеряно стояли такой стайкой и черными глазками на меня… луп-луп, луп-луп, — добавила ты. А чайчонок успел смыться. А ты сказала, что, ой как смешно, и что больно тебе ходить. Почему-то очень болят ножки. Я — бревно бесчувственное, Хатунька…

 

*

Привет!

Шо то мне без тебя скучно.

Напиши, как ты живешь? У нас то оттепель, то гололед. Топчусь с собачкойСонечкой вдоль двора — где не грязно и не скользко. Дворовая Дуня (однако она ночует у старушки в нашем доме) от большой радости так напрыгнула на меня, что чуть не повалила. А я чего-то ослабла, боюсь себе что-нибудь сломать. У меня на это нет ни сил, ни денег.

Давидка как-то привыкает к отдельной комнате. Сидит себе там, что-то клеит, вырезает, конструирует. Иногда выбегает показать — и опять обратно. По-моему, это хорошо. В уединении созревает личность, ага?

Работается не очень. Хотя если дать пинок под зад — все и закрутится. Был бы пинок.

н.

*

На рабочем столе моего компьютера твоя собачкаСонечка на лавочке, а рядом мандарин. И я теперь часто думаю, как мне подарят собачку. Например, когда я буду в Одессе, мне вдруг подарят собачку. И я тебе позвоню и скажу, Хатунька, угадай, что? И ты таким замирающим многоцветным голосом: — Н-ну?! Не томи!!! — У меня есть маленькая соба-а-ачка!!! — торжествующе заору я. И ты засуетишься, заволнуешься сразу, и уже с первой минуты, будешь при- нимать в ее жизни участие. Будешь советовать, как ее кормить, как лечить. А потом будешь вспоминать еще что-то и звонить опять, и говорить: ой, слушай, Маруська, я забыла, обязательно, слышишь. Обязательно надо еще вот что… И я ее буду везти и немного мучиться в поезде, собачка будет плакать по маме своей большой собаке, но тоже маленькой, и как я ее буду любить и трястись над ней. Прямо как ты. И лучше пусть она спит со мной — так и быть. Прямо как твоя. Помнишь, ты говорила, как они, твои хвостатые лохматые, здорово уютно сопят рядом, помнишь? И я ей куплю башмачки специальные для собачек. И водоотталкивающий комбинезон, потому что у нее ведь пузо будет лохматое, чтоб собачка не свалялась, как валенок. И назову ее как-нибудь весело и красиво. Мы с тобой будем придумывать ей всякие имена и хохотать. И опять перезванивать друг другу. И заставлю маму и папу Борю ее выгуливать, как ты предлагала. И собачка будет выгуливать моих старичков, и они вынуждены будут каждый день выходить на воздух и часик гулять, утром и вечером. Как ты и говорила. И я тебе позвоню и скажу, как ты была права, Наташка!

Да… Мне нельзя маленькую собачку. У меня есть Чак, старый, больной, растерянный, слепой… Но я пишу это не для того, чтобы подарили мне собачку. Только, чтоб заполнять пустоту в голове, в груди, там где болит, где дырки.

 

Чака жалко. Но надо лечить до последнего.

Хотела тебе позвонить. но подумала: небось, дергаешься от каждого телефонного звонка. И пока молчу. Но мысленно с вами.

н.

 

*

Ты была похожа на мою маму в молодости. Ты даже больше была похожа на мою маму, чем я сама. На мою маму больше всего были похожи кошка Лайма и ты. Я не успела вас познакомить. (Боже, сколько я всего не успела) Мама пришла ко мне, и мы читали твой Живой Журнал в интернете. Ну и сама знаешь, что потом… Смотрела на твою фотографию, где ты смешная и печальная с бумажной дудочкой, и с тобой потом разговаривала громко. И кричала на тебя. Орала на тебя страшно. Не потому что я на тебя сержусь, нет. От несправедливости. От тоски. Сама знаешь, от чего и почему.

Ты теперь все сама знаешь, и тебе уже все можно.

 

*

Привет!

Машка моя — молодец.

Обещала ей раньше времени никому не показывать, но тебе-то можно? Отсылаю. Что ты думаешь про эту рассказку? Мне кажется — ну, прям как я написала. Но это не я. Это дочкаМаша!

Она затеяла целый цикл рассказок на эту тему «Дети и их размышления о смерти». По такому поводу я вчера перед сном пела «Под небом голубым Есть город золотой…» И немножко плакала. Цилюю. Твоя н.

*

 

Слушай, дай мне знак. Дай мне знак, Хатунька…



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration