Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 19 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 14, 2009 - СЛЕДЫ НА ВОДЕ

Заготова Светлана
Предвестники



 

 

Предвестники того, что случилось, наверное, были. Да не наверное, а точно.

Лет пять назад она сказала: «Так, мне нужно торопиться, участвовать в фестивалях, съездить в Москву, собрать все в кучу, надо обязательно успеть до пятидесяти. А потом… ВСЕ!» — и посмотрела выразительно. А я не ответила, вернее, смахнула ответ, как пылинку, и сказала: «Конечно, активность не по- мешает». А еще пролепетала что-то о том, что и после пятидесяти есть жизнь.

 

Как оказалось — не у всех.

 

Часто информация, которую тебе посылают, соскальзывает (или как в пословице — в другое ухо вылетает.) Или ты ее сознательно не желаешь фиксировать, потому что не хочешь, чтобы она стала действительностью. Спасаешься сам и думаешь, что спасаешь этим и другого. А так ли это?

Наталья отвечает:

 

я рассказывала тебе сказки — как в землю, как в землю,

в глухую воду.

я вспоминала смешные истории —

как в землю, как в землю,

в глухую воду.

пыталась выспросить: «Как дела?» —

как в землю, как в землю,

в глухую воду…

 

(в сокр.)

 

Ей, человеку сверхобщительному, часто приходилось говорить на языке глухих. Ощущение, что ее не слышат. Комплекс «невзятой планки» (все не то). Несвершившиеся ожидания. «Никому я не нужна».

 

 

Непониманием страдает каждый человек на земле, а человек искусства просто болезненнее ощущает эту невозможность, эту несовершенную речь-недоречь, неосуществимость идеального общения. Есть только стремление, полет и удар о сухую землю.

 

я выучила язык глухих.

чтобы выжить.

это сначала сложно.

нужно не лезть,

когда не спрашивают.

не спрашивать,

когда интересно.

молчать,

когда хочется петь.

вообще молчать.

когда научился,

то все будет очень просто.

нужно выучить

только один жест.

просто показывать третий палец.

вот так:

фак!

 

На многое при жизни человека смотришь иначе. И если он заговаривает о смерти, воспринимаешь это не всерьез. Может, он до девяноста лет будет говорить о ней… и уже не с нами — с другими, сам с собой. Не всякое слово — предсказание.

Долгое время созванивались чуть ли не ежедневно. Она практически пересказывала все, что с ней произошло за день: рассказывала о дочке, о внуке, о тех, с кем общалась в интернете, о том, что ее раздражало, не давало покоя.

Присылала свою переписку с разными людьми.

 

К примеру, это…

Из переписки А.К. и Н.Х. (не все)

Александр Александрович уже публиковал кое-что в номере, посвя- щенном юбилею своему и Наташиному. И все же чуть-чуть повторю.

Наталья не хотела издавать полное собрание своих сочинений, включая туда все ранние стихи, от многих из которых ей хотелось бы отказаться.

Н.Х. И после моей смерти я тебе, Кораблев, запрещаю издавать то, что там по тетрадкам насобиралось. Хочу хоть в гробу полежать спокойно, а не вертеться, как хула-хуп.

А. К. Не знаю, почему ты уверена, что умрешь раньше меня. По статистике, женщины живут дольше, а я все-таки старше тебя…

Н.Х. Я всегда вела себя плохо, слыла плохой, неправильно живу и умру… Но об этом не будем, поскольку разговоры живых о своей смерти есть чистое кокетство. Какому я подвержена, но буду избавляться, потому как в виду скорой кончины следует перейти к «правде, только правде и ничего кроме». Шутка.

 

В ней было все: бравада, вызов, жесткость, сила, ранимость, слабость, бесстрашие и страх одновременно.

 

страшно расстаться

с этим очень белым —

и сегодня очень холодным — светом.

страшно представить, страшно подумать об этом.

 

липа, зеленая липа, теплая липа моя,

кто на тебя будет летом молиться — если не я? не я…

 

и не мне возле темного прудика вильнёт узким телом уж.

я начинаю верить в переселенье душ.

 

стану, допустим, собакой.

буду вилять хвостом.

привет!

ты ведь побыл мне братом?

и плевать, что ты стал котом.

 

Последние полгода это были больше депрессивные звонки, и что «жизнь не удалась», и что смысл жизни так и остался сокрытым, но и они всегда были приправлены иронией.

Все же это была сверхтребовательность к себе. Покажите мне того, кому этот смысл открылся. И это будет тот, кого посетил Бог.

 

смысл жизни нашла?

так держи, а не то покинет.

 

а другой отыскать —

возможно, не хватит духу.

в разных смыслах сижу — как паучок в паутине,

то одну, то другую поймаю муху.

 

это что за цветные крыла?

этот — главный смысл — я поймать не сумела. это бабочка,

бабочка это была.

трепетала, дразнила —

и улетела

 

И один из смыслов был в том, что она стала бабушкой. Она вжилась в эту роль и растворилась в ней, и это, возможно, продлило ей жизнь. Она была особой бабушкой. Очень молодой и очень старой. Собранной и над- ломленной одновременно.

 

Хрень какая-то внутри у меня поломалась.

Говорят — к психиатру. Я вроде не против.

Да поди узнай, какой попадется мастер.

Вот запустит руки — все разворотит.

 

И не то чтоб важное…

Так, докука,

бяка-бука, самая малая малость.

Сорвалось колесико —

машинка внука

тарахтит так жалостно…

Дай, починю-ка.

Не могу дышать — когда поломалось.

 

Не горят на улице фонари, —

На столбы карабкаюсь:

«Ну же, ну же…»

Не выходит наладить в нутре, внутри —

Чини снаружи.

 

Синим пальчиком компас уткнулся в юг,

Или порча в нем, или что-то с почвой,

Мне приходит письмо электронной почтой:

«Разбери утюг, разбери утюг…

Разбери.

Утюг».

 

Проводочки дергаю — бьется током.

Вот еще раз дернула — тока нету.

Эх, «Паять, пачинять!» побреду по свету,

как лудильщик в детстве моем глубоком.

 

Кто-то даст копейку, а кто-то грошик —

Я куплю хорошенький острый ножик,

и походная есть при мне аптечка,

распорю-заштопаю человечка.

 

Вот машина длинная — а без крыши.

Что-нибудь придумаю — с моей сноровкой.

И последнее, что на земле услышу:

«Уберите бабушку с монтировкой!»

 

С любовью

С. Заготова.

(Стихи Н. Хаткиной в авторской редакции)



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration