Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня среда, 20 июня, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 13, 2009 - РЕЧЕВЫЕ ЛАНДШАФТЫ

В.Ш. Кривонос, В.Д. Денисов, Ю.Д. Нечипоренко и др.
Интервью о Гоголе



 

ГОГОЛЬ — ЭТО НАШЕ ЧТО?

 

Отвечают известные гоголеведы

Украины, России, Италии

 

Гоголь — это наше что? *

 

— Это наше «все что ни есть» (В. Ш. Кривонос, Самара).

 

— Это всё наше (В. Д. Денисов, Санкт-Петербург).

 

— Гоголь — это наша ДНК, или матрица, по которой воспроизводится культура (Ю. Д. Нечипоренко, Москва).

 

— См. формулировку ответа В. Я. Звиняцковского: Информационный вестник Форума русистов Украины. Симферополь, 2005. С.44–54. (В. Я. Звиняцковский, Киев).

 

— Не могу ответить на такой общий вопрос. Чье наше? Русское имперское? Украинское? Всеобщее? Три разных ответа (О. Ронен, Энн Арбор, США).

 

— Не знаю, какой ответ может дать итальянка на такой вопрос, потому что она никак не может «наше» толковать как «национальное». Можно ли тогда толковать «наше» как «общечеловеческое»? По-моему, можно. А в чем Гоголь является писателем мирового значения? В том, что видит в человеке и душевную убогость, и потенциальное величие (Э. Маньянини, Венеция).

 

— Я не очень понимаю вопрос. Для меня Гоголь ни наш, ни ваш, это великий писатель, который принадлежит всемирному искусству. Но у него есть и своеобразие. Оно связано с тем, что он вырос в нерусскоязычной среде, и это дало ему особенную вольность действовать с языком так, как он и сделал (Ф. Фичи, Флоренция).

 

* Формулировка вопроса В. Я. Звиняцковского.

 

— Думаю, что Гоголь — это прежде всего громадная новаторская творческая инициатива ХІХ века, изменившая традиционные формы художественного письма, и, как следствие, привычную расстановку литературных сил. «Пушкинское» и «гоголевское» начала в русской литературе ХІХ-ХХ веков оказались двумя определяющими векторами художественной эволюции, двумя творческими программами, а главное — двумя равновеликими возможностями (А. С. Киченко, Черкассы).

 

— Это наше единство, а именно, важное связующее звено в естественном временнłм развитии русского слова от эпохи Крещения до современности. Он более других русских писателей послужил восстановлению этого несколько порушенного единства, возрождению и сохранению исходных творческих установок Древней Православной Руси в условиях светского отступничества Нового времени. И прежде всего он восстановил исконное православное представление о художественности слова. В этом суть его творческого развития от ранних произведений к поздним, причем в ранних заложены начатки поздних (А. В. Моторин, Великий Новгород).

 

Что же загадочного в «загадочном Гоголе»?

 

— «Гоголь был очень нервен и боялся грозы» (А. О. Смирнова) (В. Ш. Кривонос).

 

— Как сочетается высочайшая мечтательность с трезвейшей прагматичностью. И гармонизация повествования, когда знаешь, что неправда, а все равно веришь на Слово (В. Д. Денисов).

 

— Загадочно всё, начиная от происхождения и заканчивая соотношением того, что он измыслил сам, и того, что пришло ему от предков (Ю. Д. Нечипоренко).

 

— «Произрастания» его искусства в жизни (О. Ронен).

 

-То, что читаешь-читаешь его и никак не можешь быть уверен, верит ли он в то, что пишет, или шутит (Э. Маньянини).

 

— Загадочным является замкнутость его художественного мира (Ф. Фичи).

 

— Если «загадка» Пушкина — в «ясности», «прозрачности», «простоте» его приема, то гоголевская «загадочность» заключается в попытке «поворота кадра», в «призрачности» действительного. Гоголевский ракурс связан со смещением точки зрения на вещи и часто напоминает (предвосхищает) прием формалистского монтажа. Сергей Эйзенштейн, разрабатывавший новаторскую композицию кинокадра, предлагал идею смещения, поворота или переворота камеры. Мирная улица, перевернутая в кадре, оказывалась революционной, верх и низ менялись местами, трамвай из транспортного средства превращался в баррикаду. Задолго до Эйзенштейна Гоголь применил тот же прием «переворота» действительности, прием, не сразу осознанный литературной практикой, приоткрытый уже в ХХ веке, в частности, формальной школой. Магическая сила подобного творческого взгляда, смысл и возможности такого «переворота» — это, может быть, одна из творческих загадок Гоголя (А. С. Киченко).

 

— Да ничего в нем нету загадочного: Гоголь как Гоголь (В. Я. Звиняцковский).

 

— Загадочна в Гоголе самая суть: духовный источник и основное глубинное содержание его творчества — православная мистика (таинственность, тайна). Это именно не загадочность, а таинственность. Гоголь загадки нам не загадывает. Он не Сфинкс. Он созерцает открываемые Богом тайны (А. В. Моторин).

 

Какая мысль Гоголя для Вас наиболее значима?

 

— «Быстро всё превращается в человеке…» (В. Ш. Кривонос).

 

— «Обращаться со словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку» (В. Д. Денисов).

 

— Для меня значимы не мысли, а мыслеформы, или модели, которые строил и которыми оперировал Гоголь. Для меня наиболее значима его модель рынка (ярмарки), о которой я не раз писал (Ю. Д. Нечипоренко).

 

— О превращении пошлой жизни в перл творения (О. Ронен).

 

— Ответить на этот вопрос могу цитатой из «Невского Проспекта»: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!». То есть, я считаю, что Гоголь как никто другой сумел уловить и выразить двойственность восприятия жизни, разрыв между видимостью и реальностью. Это вещь огромного значения потому, что «работает» в двух направлениях: можно обнаружить «низкое» в кажущемся «величественном» (Пискарев), но, и это даже главное, можно и в кажущемся «низком» открыть «трагическое» или просто «достойное» (Два Ивана, Поприщин и даже Бобчинский) (Э. Маньянини).

 

— Не знаю (Ф. Фичи).

 

— Какая мысль Гоголя для меня наиболее значима? Это мысль Городничего, с которой автор, как мне кажется, солидарен. Она актуальна не только для современного Киева и характеризует не только русских, украинцев или даже всех «совков» (наследников обожаемой Гоголем империи), но и всё прогрессивное человечество: «Что за скверный город! Только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник или просто забор — черт их знает откудова и нанесут всякой дряни». И на 200-летие самого Гоголя так повсеместно и случится, вот ужо помяните мое слово (В. Я. Звиняцковский).

 

— Сегодня представляются необыкновенно актуальными исторические размышления Гоголя. Он очень глубоко, художественно смотрел на историю и, как истинный художник, видел не отдельный факт, а его перспективу, продлевающуюся и к нам, в ХХІ век. Вот, например, одно из лирических отступлений «Мертвых душ»: «Много совершилось в мире заблуждений, которых бы, казалось, теперь не сделал и ребенок. Какие искривленные, глухие, узкие, непроходимые, заносящие далеко в сторону дороги избрало человечество, стремясь достигнуть вечной истины, тогда как перед ним весь был открыт прямой путь <…> Всех других путей шире и роскошнее, озаренный солнцем и освещенный всю ночь огнями, но мимо его в глухой темноте текли люди. И сколько раз уже наведенные нисходившим с небес смыслом, они и тут умели отшатнуться и сбиться в сторону, умели среди бела дня попасть вновь в непроходимые захолустья, умели напустить вновь слепой туман друг другу в очи и, влачась вслед за болотными огнями, умели-таки добраться до пропасти, чтобы потом с ужасом спросить друг друга: где выход, где дорога? Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблуждениям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки» (А. С. Киченко).

 

— Мысль о том, что славяне, принявшие Православие, — народ богоизбранный и богоносный, призванный нести всему миру Свет истинной веры, свет Воскресения Христова (А. В. Моторин).

 

Какие произведения Гоголя Вы чаще всего перечитываете? Почему?

 

— «Мертвые души». Почему? «А нет ли и во мне какой-нибудь части Чичикова?» (В. Ш. Кривонос).

 

— Это повести, фрагменты и статьи 1830-х гг. (в издательских и учебных целях или когда под рукой), особенно повести о Петербурге (В. Д. Денисов).

 

— «Вечера на хуторе», самые живые вещи писателя (Ю. Д. Нечипоренко).

 

— Почти все время от времени (О. Ронен).

 

— «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий», «О том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем», «Петербургские рассказы». Потому, что как раз у раннего Гоголя, по-моему, выделяется раздвоенность мира (Э. Маньянини).

 

— В каждом писателе я всегда любила поймать двусмысленность и несказанное. С этой точки зрения, все его произведения значимы, но особенно повести. Самое интересное в его произведениях — это то, что он ничего не хотел демонстрировать (Ф. Фичи).

 

— Какие произведения Гоголя я чаще всего перечитываю? «Малороссийские» повести. Почему? По долгу «службы» (см. п.6) (В. Я. Звиняцковский).

 

— Чаще всего перечитываю «Мертвые души» — непревзойденный образец эпического мышления, книгу с колоссальным оптимистическим потенциалом и позитивным зарядом (А. С. Киченко).

 

— «Вечера…» и «Выбранные места…». Потому что это альфа и омега гоголевского слова своему народу и человечеству (А. В. Моторин).

 

Кого из исследователей Гоголя Вы чаще всего цитируете?

 

— С. Г. Бочарова, А. Х. Гольденберга, С. А. Гончарова, Ю. М. Лотмана, Ю. В. Манна, В. М. Марковича, Е. А. Смирнову (В. Ш. Кривонос).

 

— В. В. Гиппиуса, Ю. В. Манна, М. Я. Вайскопфа (В. Д. Денисов).

 

— Андрея Белого и Ласло Тикоша (Ю. Д. Нечипоренко).

 

— Белого, Гиппиуса (О. Ронен).

 

— Василия Розанова, Андрея Белого, Юрия Лотмана и Юрия Манна (Э. Маньянини).

 

— Эйхенбаума и Ю. Манна (Ф. Фичи).

 

— П. А. Кулиша (В. Я. Звиняцковский).

 

— Лучше назову книги, которые, может быть, и не цитирую часто, но которые заставили меня в последнее время по-иному прочитать «знакомого» Гоголя: биографическая работа Ю. Манна «Труды и дни», исследования П. Михеда о творчестве и идейных исканиях позднего Гоголя, книга В. Денисова «Мир автора и миры его героев» (А. С. Киченко).

 

— Пожалуй, издателей-комментаторов 9-томного собрания сочинений Гоголя (М., 1994) — В. А. Воропаева и. А. Виноградова, хотя и не вполне согласен с их методом, зачищающим Гоголя от сложных духовных противоречий, повествовательного иноголосия и многоголосия, являющегося основой его художественных замыслов. Не то чтобы цитирую, а использую их материалы, поминая добрым словом печатно и в душе (А. В. Моторин).

 

 

 



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration