Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 22 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 1, 2002 - ОТКУДА МЫ? КТО МЫ? КУДА ИДЕМ?

Письма

...А эти письма - что ж, это знаки внимания
из которых, возможно, никогда не составятся ответы.
Но, быть может, все-таки сложатся -
чтобы прозвучать и отозваться -
вопросы, те самые, детские, главные:


 А.М-н, Великий Новгород, Россия
    Современная художественная словесность, по-моему, зашла в глухой тупик. Во всяком случае, тот ее основной пласт, который представлен и в вашем журнале. Эта художественность какая-то, в духовном смысле, кровососущая, причем, по-мелкому, из капилляров, поскольку уже почти все выпили. Пьют же... подлинно мистическую богооткровенную поэзию, которая воспитывает и укрепляет наши души, а не увлекает их в сладострастие самораспыления. Ломать не строить. Но и ломают уже как-то вяло. Булгаков, тот хотя бы хлебал с горла, прямо из сонной артерии. А писать о нынешних - все равно что соучаствовать во всеобщем комарином действе, когда знаешь, что на самом деле назначение человека иное.

 М.С-я, Милан, Италия
    От журнала хорошее впечатление... Рассказам (рассказикам) С.Серова даю высокую оценку. Они много обещают, если автор будет писать большие вещи. Эти же только раздранят аппетит, а поесть не дадут. Ему надо писать, несмотря на все трудности времени.

 Т.Ф-ва, Славянск
    Очень понравились стихи Сергея Жадана. Порадовал «Посошок» [рассказы С.Серова] - читали всей семьей и много смеялись... С удовольствием прочла и просмотрела арт-галерею. Да, и еще Борис Ластовенко - очень хорошие стихи, настоящие.

 Н.О-к, Днепропетровск
    РОДОМЫСЛ-4 добросовестно перечитал от корки до корки и честно признаюсь, что этот номер понравился мне более предыдущих. Чем? Ну, прежде всего, давно ожидаемым свадебным генералом из столицы (самим Іваном Дзюбою!); престижным представительством и незлобивым напутствием Владимира Крупина (Москва); харьковским «гостинцем»; прекрасной «диспутацией», строгой «ассамблеей»; интересной, интригующей подачей «арт-галереи»; виртуозно сделанными материалами Леонида Талалая, Станислава Медовникова, Алексея Куралеха, Марины и Леси Орловых, переводом с украинского на русский Сергея Жадана (выполненного Владимиром Рафеенко). В целом, авторы «с острова Крит» блеснули опереньем. «Стихия» [стихи] тоже ровная - в меру честолюбивая, в меру витиеватая, в меру добрая и в меру злая. На мой субъективный взгляд, этого нельзя сказать о прозе... Откровенно скажу, что не понравился «Посошок» Сергея Серова...

 И.Л-ва, Донецк
    Очень понравилась Art Gallery. Интересно было узнать, что в Донецке есть театр марионеток. А вот проза О.Губаря - не очень: много слов, но не за что зацепиться. Это обо всем и ни о чем. И совершенно излишне спрашивать: «Продолжать?», если ответ известен: «А зачем?»

 В.К-ч, Регенсбург, Германия
    Я оценил язык, преданность идее и благородную одержимость Ивана Дзюбы. Понимаю, насколько сложна проблема украинизации. И одержимым не терпится сжечь лягушачью кожу, но кто и как будет самоутверждаться в новых «украинских» условиях, грустно подумать; впрочем, многие нетерпеливые потом удивлялись делу рук своих. Мне показались искренними и серьезными размышления Талалая, хотя поэты, которых он упоминает, мне не знакомы...
    Я не принимаю претенциозного в провинциальном духе стиля стихов Марины Орловой. Ничем не оправданная вычурность метафор, за которыми я не ощущаю ни личности, ни чувств («тотально незанятые комнаты...»).
    Искренность чувств, относительную точность слов и тропов ощутил только в стихах Люси Константиновой. Ей не хватает опыта и нелицеприятного критического разбора.
    Мне понравился Михаил Красиков. За его стихами, далекими от совершенства, я чувствую личность. В его наивности - поиск себя. Да и просто подкупает: «...отшумели шумеры». Надеюсь, его, но кое-кто украл бы.... Впрочем, в восприятии стихов у меня один единственный каприз: чтоб ...их без волненья читать невозможно.
    Некоторые критические статьи мне не просто не понравились, дух их мне чужд. Так, статья М.Орловой - одни поучающие претензии, бездоказательные, одна, на мой взгляд, субъективная ругань, граничащая с завистью. Так честный человек может выступить только в узком кругу, где все всё знают. И то надо говорить конкретно. Простите за резкий тон. Все это, повторяю, мое личное мнение.
    Самое грустное впечатление у меня от раздела «Диспутация». Я не о неологизме - пусть так. Хотя по духу ближе было бы «депутация»: Все хочут свою образованность показать. Корректор WORD-а возмущается, но АПЧ сказал навсегда. Густой провинциализм. Его корни всегда в копировании, демонстрации своей образованности на столичном уровне. Постмодернизм, на мой взгляд, кроме условного обозначения одного из стилей эпохи, обозначает для бездарей право на вседозволенность.
    Особо хочется остановиться на труде Леси Орловой: «Хорошего писателя...» Это поучающая программная рецензия. В ней нет и налёта ложной скромности. Маркес - Великий, но не хороший, а Набоков и то, и то. Ее директивы исходят не от вкусов автора, кто бы с ними спорил, а вытекают (случайный, но в буквальном смысле точный глагол) из ее теории. Кстати, очень удобной: «великие писатели... далеко не всегда являются одновременно хорошими...». А когда их (простых, хороших и, к счастью, не великих - В.К.) за это кусают... они говорят о себе с кривой ироничной улыбкой (у хороших писателей, в отличие от многих великих, обычно развиты чувство юмора и самоирония). И т.д. Я разозлился и вдруг увидел, что я читаю не в том ключе. Читаю, как жалкую претенциозную рецензию, вместо того чтобы оценить ее как шедевр-монолог в духе Тэффи. А если вслух читать, аудиторию соберешь. В моей жизни такое случалось: смотришь в театре сцену с большим актером и сожалеешь, что он переигрывает - слишком театрально! А потом в жизни сталкиваюсь с чем-то подобным и признаюсь: в театре не поверил бы! Я это пишу совершенно без злости, даже без яда - так поверил в свое открытие.
Добавлю только, что к «хорошей», потому что «не великой», Е.Стяжкиной мои изыски не имеют никакого отношения: я не встречал ее прозу. И еще несерьезный аргумент и неуместное сравнение: ценим же мы гениального, но хорошего А.П. за «зависть» Сальери.



 М.К-ч, Регенсбург, Германия
    Прежде всего, по этому выпуску ну совершенно не понятно, почему «Родомысл». Никаких философских или хотя бы псевдофилософских раз мышлений на тему о славянских корнях и будущем или настоящем Рода в журнале не наблюдается. Менять назва ние, наверное, поздно, ну, так надо хотя бы в срочном порядке напечатать какие-нибудь родо-глубоко-мысли. Не говорите мне, что нет под рукой буквально ни одного истинного родомысла земли Донецкой. Быть такого не может. Просто они не востребованы. Помнится, в Киеве выходили в начале перестройки массы журналов, названия вылетели из головы, один, самый снобистский, назывался как-то на «С» [«Самватас» - Прим. ред.], и еще был «Круг» [«Новый круг» - Прим. ред.]... битком набитых всякой такой всячиной, и часто очень интересной. Не могли все эти авторы исчезнуть как класс.
    Я, к сожалению, не читаю по-украински и украинскую часть обхожу вниманием.
    Стихи Бориса Ластовенко слабоваты - сразу бросаются в глаза плохие рифмы (зазвенел - к земле, остановка - лодка и так далее). Значит, и говорить не о чем, тем более не следует непрофессиональными стихами открывать русскоязычную стихотворную часть номера. Кто-то может сразу отбросить журнал, списав его как любительский.
    Далее - статья Марины Орловой «Подавляющее меньшинство». Меня эта статья устраивает и сама по себе, и как сильное звено в структуре журнала. Выигрышное название, энергичная концовка... Далее, с постмодернизмом вполне можно «не считаться». Талантливому автору погода на дворе и рекомендации критиков не указ. В современной литературе много разных течений, и постмодернизм - просто самое крикливое и агрессивное. К тому же В.Шимборска никакая не постмодернистка, не надо упоминать ее в одном ряду с Пелевиным. Называя имена и фамилии графоманов и графоманок, необходимо приводить примеры, как это Орлова в случае с Аллой Беженовой все-таки сделала. Голословно ругаться и обличать нельзя, иначе кто-нибудь примет это за простое сведение счетов. Вообще на эти темы - больные и важные - нужно бы писать более развернуто и аргументированно, ведь это - выступление защиты, равнодушных или подкупленных судей надо ослепить, переговорить, разбудить.
    Люся Константинова, которая нравится Орловой и идет сразу после ее статьи, не подтверждает тезиса Орловой о талантливой и непризнанной поэзии. Слабые стихи. И рифмы плохие (ждать - жал), и фразы сырые («сумерничаньем всем - в смысле: кому? Как можно кому-то сумЕрничать? Или в смысле «все сумерничанье»? Еще хуже). Так может писать поэт в пятнадцать лет, начитавшись Пастернака и пытающийся хоть как-то зарифмовать бессловесное бурление души. Но потом поэт идет в учебу. А если он учебой пренебрегает, если критиковать его незрелые опусы некому, а сам он относится к себе нетребовательно, ему поэтом не быть.
    Ага! Стихи самой Орловой. Посмотрим!
    Что, и правда обе поэтессы - еще совсем юные девушки? Но тогда оговаривайте это, помещайте в рубрику «Проба пера» или что-то в этом роде. У меня нет технических возражений к стихам Марины Орловой, но это в любом случае голос совсем тихий, камерный, и лицо журнала представлять не может - надо окружать ее подборки более яркими текстами. Заявка на качество журналом декларирована уже давно, а подтверждения все нет и нет. О чем же мы говорим?
    Тексты, подобные прозе Олега Губаря, я, грешная, люблю и с удовольствием читаю, это, конечно, всего лишь остроумный трёп, зато весело и щедро. Замечательный текст, богатый, насыщенный и легкий. Вы спрашиваете - продолжать? Конечно, продолжать! Дело кончится тем, что на этом «трёпе» журнал и выедет. Писатель Юрий Малецкий за куда менее интересный, хотя тоже вдохновенный трёп, даже Букера чуть было не получил. Но это потому, что он свой трёп разбавил размышлениями о сложной человеческой психологии. Губарь - не разбавляет, и получается лучше, чем у Малецкого, зато Букера, подозреваю, не предлагают. Я еще долго буду дёргать из Губаря цитаты для собственных статей, если мне придется еще их когда-нибудь писать, то есть если живы будем и все остальное. Постмодернизм бегает от значений и смыслов, как от чумы. Весёлый трёп их порождает. Он - философия будущего. Он - залог наших грядущих побед. За одного Губаря, как и за одного Битова, можно дать пяток постмодернистов (не-Битовых).
    Замечательный перевод Рафеенко из Сергея Жадана.
    Нина Виноградова ОЧЕНЬ интересна, с нее бы и начинать номер. Я особенно отметила бы ее культуру скрытых поэтических цитат.
    Вообще я лично не думаю, что печатать стихи мелким курсивом - гениальная находка. Получается, что стихи - это что-то мелкое и второстепенное, да и читать трудно. Надо бы, наоборот, крупным, красивым шрифтом.
    Красиков: подборка непредставительная, но тоже неплохо.
    В Глумера не могу вчитаться.
    Поздравляю с благосклонным отзывом Булкиной, впервые вижу, что она кого-то пощадила.
    Статьи Тараненко, Медовникова и Куралеха посвящены книге, которую я не читала. У Медовникова - интересная попытка полемики с постмодернизмом. Прекрасно, что автор неангажирован, дерзок и свободен. В столицах критики пикнуть боятся - скажешь неправильное слово против правильного постмодернистского автора, и ты покойник. Но я не поняла, откуда взялся «голый мальчик»? Про голого короля знаю, про мальчика - не знаю. Единственная ассоциация - Купидон. Кроме того, теория литературного текста - вещь слишком серьезная, чтобы так вот, спрохвала, из ясного голубого неба, на нее пикировать. Спор должен вестись на подготовленной почве, а не просто с позиций «здравого смысла» автора, который что-то поздно проснулся и вступил в полемику с позиций чуть ли не социалистического реализма, утверждая, что в сборнике нет прозы, потому что проза, как известно, это.... А спроси его: откуда известно? И ему придется ответить: «Да уж известно».
    Изысканное, совершенное по форме эссе Александра Монастыренко выше всяких похвал. Остается жалеть, что хромает полиграфия «Родомысла», это бы эссе да еще цветными иллюстрациями «цитируемых» в нем картин украсить... Впрочем, и без них очень хорошо. Очень. Кто он - Монастыренко?
    Едешь по журналу, как по немощеной дороге: по кочкам, по кочкам, в ямку - бух. То поднимет, то бросит. Юмор в самом конце - слабый, предисловие не спасает, после Губаря и Монастыренко - резкий провал качества.
    Мое заключение: журнал выезжает на нескольких авторах и на эссе (возможно, и на украинских текстах, я просто не знаю), но нужно бы, по-моему, усилить поэтическую линию действительно хорошими стихами, так, чтобы структурно они были бы в центре, а не на курсивных полях, как бедные родственники. Декларируется внимание к поэзии, а форма и структура журнала и сам выбор стихов опровергают эту декларацию. Да ведь стихи и правда главное.

 И.Б-ва, Москва
                                                        Провинция справляет Рождество.
                                     ;                  &nb sp; Дворец Наместника увит омелой,
                                                        И факелы дымятся у крыльца.
                                                                                                                И.Бродский

                            Империя больна, если болезнью
                            можно назвать распад на время
                            и пространство, на «я» и «я» еще -
                            вместо спасительного доблестного «мы»,
                            крепкого как стена и утешительного как сон.
                            Кривые зеркала времени втягивают венозные сгустки «я» и «я»,
                            обретающегося на задворках Pro-странства. Не то же ли с
                            Pro-винцией, печально обдумывающей прототипические проблемы
                            Metro и пола, или Матери и Города, или «я» и «я»,
                            одно из которых вдруг оказалось «ты» и вот-вот обретет имя -
                            драгоценный смысл, открываемый тому, кто есть
                            орудие Pro-мысла. Для иных - мишура, бессмысленная роскошь,
                            жемчужная сетка на волосах патрицианки.

                            «Нимб заменяют ореолом лжи» - сказал поэт, пересекая
                            экватор на осле. Божественная Любовь
                            уже взошла, но у Империи
                            полно своих проблем.

                            Младенец, вероятно, спит.



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration