Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 12, 2008 - СФЕРЫ

Дергачов Олег
Канада
Монреаль

Бронзовые притчи

(Беседа с Олегом Дергачовым)

Металл и слово всегда были для меня равнозначными понятиями.
Бронза может рассказать о многом, она также течет и меняет свои формы,
как и слово, пока не примет окончательные совершенные очертания.
Слово живет так же долго, как и бронза, а порой и гораздо дольше.
Когда лепишь из воска, сами собой сочиняются истории, сказки и притчи.
Они помогают родиться скульптуре и наполняют ее тайной.
Слово появляется раньше скульптурного образа, оно не дает покоя,
пока не появится его материальное воплощение.
Слово хочет второго рождения.
Так возникла эта книга очень странных бронзовых историй
о людях, птицах, ангелах, дорогах, яблоках и королях…

Олег Дергачов, «Бронзовые притчи»



 

 

— Какую из твоих, Олег, притч ты хочешь представить читателям «Ди- кого поля»?

 

— Пожалуй, «О человеке в маске», она открывает всю подборку моих притч.

 

— Теперь попробую поставить тебя, как говорят журналисты, рядом с твоим сочинением, словесным и предметным. Почему в заглавии притчи «маска» называ- ется с маленькой буквы, а в финальной фразе — с заглавной?

 

— Все просто, как шоколад. Маска ста- ла частью живого персонажа. В тексте так и сказано, она срослась с натурой человека- лицедея. Лицо моего героя под маской не умерло, напротив, маска открыла истинное выражение лица человека. Ведь он с само- го начала своей истории имел веселый нрав. Обрати внимание, притча называется не «человек и маска», а «О Человеке в маске».

 

— Человек — это звучит гордо. В назва- нии притчи это гордое имя пишется с заглав- ной буквы, а в финале человек вообще исчеза- ет, точнее сказать, обретает имя Лицедея.

 

— Человек — это родовое имя, а ли- цедейство — ролевая жизненная нагрузка героя притчи. Некто был человеком вообще, без индивидуализации, теперь стал персоною. Некто преобразился, чудесным образом шагнул в себя — сам назвал себя великим лицедеем. По внутреннему праву. По сути, он был таким изначально — свои руки он никогда не скрывал, они всегда были открытыми.

 

 

А руки — это еще одно лицо моего героя. Его изначально открытая маска. Если проследить за женским взглядом на мужчину — глаза и руки, руки и глаза — первые объекты женской оценки мужчины-лицедея. Ско- рей всего фемина оценивает риск попадания в руки возможного партнера, смотрит, как они, руки, движутся, какая в них скрыта сила и ласка, мож- но ли им довериться, наконец, просто чисты ли они. О, наши руки их не обманывают. А во-вторых, может, во-первых, наши доверчивые женщины заглядывают в наши глаза. Наше лицо может улыбаться, а наша истинная личина-маска именно в глазах может грустить, лукавить, глаза, как гово- риться, могут бегать, мельтешить. Словом, руки перед женщиной опускать нельзя, нужно пошире открыть глаза — испускать из них потоки аполло- нического света. Глядишь, никакая женщина перед тобой не устоит.

 

— Но если руки в твоей работе — еще одно открытое лицо, тогда почему голова сделана из бронзы, а руки — из камня?

 

— Определенно ответить не могу. Думаю, руки символизируют под- сознание моего персонажа, а голова — его сознание. Свободный жест руки — акция произвольная, а вот был в том жесте смысл — это уже парафия головы, ее работа. Голова и руки принадлежат одному телу, а работа у них разная, потому-то сработаны из разных материалов.

Если подумать, почему бронзовая голова посажена на камень, можно, наверно, сказать, что и то, и другое, камень и бронза, говоря языком Би- блии, прах, но бронза, добытая из горной породы праха, есть квинтэссен- ция земли, скажем, мозговая субстанция праха.

 

— Ты уже начал отвечать на вопрос, к которому я пытаюсь подвести тебя. Скажи, насколько осмысленно ты слагаешь все компоненты работы: акценты ли- тературного сюжета, материал, форму, размеры композиции, наконец, степень проработки. На подставке к голове — одни руки, почему нет, скажем, пупка?

 

— Определенно все разложить по полочкам едва ли смогу. Многие мои работы начинаются с посыла: «В начале было Слово…» Только я не могу сказать, что «слово», побудившее меня начать работу, «было» у меня вполне, настолько, что я смог бы его внятно артикулировать, представить его в каких-то синонимах. Мое начальное «слово» приходит ко мне, как некое ощущение некого состояния. Это ощущение водит меня, ведет к не вполне контролируемому ковырянию в словах и материале. Не скажу, что я в это время ваяю, скорей наоборот — все компоненты захватившей меня притчи реализуются моими руками, моей головой. В такие мгновения я всего-то исполнитель загадочно пришедшего ко мне заказа — пребываю в неком повелении. Многие поэты признаются: не я пишу стихи. В этом смысле я не оригинален, но поскольку свои стихи-притчи, как говорят циркачи, работаю, осмелюсь назвать себя соавтором своих работ.

 

— Соавтором с кем?

 

— Очевидно, соавтором того творческого состояния, в каком пребы- ваю во время работы. В этом состоянии мои руки и сознание, моя голова, принадлежат мне не больше, чем резцу.

 

— Видишь ли ты в этом драму творческого процесса?

 

— Ни в коем случае. Творческое состояние сродни свободному полету. И в этом смысле стоит, думаю, в кистях рук видеть символ вольного полета.

 

-То-то они у тебя часто выполняют роль крыльев.

 

— Об этом стоит задуматься.

 

— Но если творишь свободно, зачем деформируешь, намеренно искажаешь композицию, шаржируешь скульптуру, придаешь ей вид карикатуры?

 

— Во-первых, никакого прямого намерения что-то исказить от меня не исходит. Во-вторых, я не вношу в работу ничего сверх того, что она от меня требует. Работу оставляю, когда чувствую — ни придать ей, ни взять от нее нечего. То, что ты называешь карикатурностью и деформацией, не вносится мной в сюжет и композицию как некое искажение — это, скажем, текст моего задума до осознания, форма рождается как стилистика вну- треннего монолога вещи, это ее тембр выговора. Посмею утверждать — в моих бронзовых притчах нет формальных искажений, нет черт карикату- ры. Если позволишь, говорю по-честному. Будь я каллиграфом, склонился бы к «правильным» формам. На мой вкус, омертвелым.

 

— Добро, твои работы — результат свободного творчества. Считаешь ли ты, что люди, звери, птицы, все объекты твоего творчества свободны не только в явленном полете, но и свободны уже даже в акте зарождения?

 

— Как говорится, спасибо за вопрос. Вообрази, именно так и считаю. «В начале было Слово…» В этом Слове нечто Господь назвал «птицей». Это нечто затрепетало, замахало крыльями и полетело к своему названию в Слове — это нечто оказалось птицей. Она и ныне летит к своему гнезду в Слове, совершенствуясь и умнея, как если бы была человеком.

 

— Тогда скажи, почему твоя птица из притчи «О птичьем полете» изменя- ет своему изначальному намерению полететь? Она хочет ходить.

 

— Это притча о драме мечты: земное жаждет полететь, оторваться от земли, покинуть колыбель. И не может оставить эту колыбель. У моей птицы, ты заметил, голова человечья, а ноги у нее вырастают такой длины, что достают до земли, до поверхности планеты Земля. С небес. Вырастать эти ноги начали из все породившего праха земного. С родной для всего- всего живого планеты-колыбели.

 

Беседовал Владимир Бабичев

КИЕВ

 

Олег ДЕРГАЧОВ

МОНРЕАЛЬ, КАНАДА

 

 



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration