Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 23 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 12, 2008 - ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ

Ясин Таха Хафиз
Багдад





 

 

 

БАГДАД

 

Если мы рассмотрим поэтический мир Ясина Таха Хафиза,
представленный в его поэтических сборниках, то заметим, что его
отличает равнодушие к традиционной эстетической структуре
и изящество стиля. Уже в раннем творчестве
он старался передать идеи и проблемы,
которые не укладывались в традиционный ритм арабской поэзии,
и в стихах, темы которых происходили из современных ситуаций,
преобладал его собственный ритм.

 

Хатим ЭЛЬ-САКР

 

 

Мечтай без причин об огромном море,
И о дальних городах
Читай о Да Гама
И о Колумбе
Но остерегайся
сделать шаг и открыть дверь!
Ты рожден читать,
Мечтать,
И быть погребенным за этой дверью.

 

Когда ты живешь один
Без тепла
Без слов любви, без всего, что близко тебе
Тогда нет разницы между
Твоим домом и белыми голыми камнями
Убивающими сердце

Когда я страдаю от потери
Кто спасет меня в этот час
Куда я пойду

Волк
В моей спальне

 

 

 

 

(Отрывок из элегии)
Продолжается ночь
Мы идем из эпохи в эпоху, но никогда не приходим
Так где в этой темноте Абдулла находит
свет
Когда я начинаю идти, начинается и лабиринт.

О пустыня!
С тобой я оставил дух
С тобой я оставил светлый цветок
С тобой я оставил ее лицо, которое
Приходит ко мне, когда я, засыпаю, уставший
Выметает тучи из моей головы
И открывает путь в небо
Сверкнул, и исчез в темноте
Светлый цветок
И вот я здесь, во вселенской темноте
После огня
Погасшего в конце дороги
Скала
Холодная
И черная

 


В моей голове рыболовные суда
Проплывают к заливу под кожей
Перестрелки с пиратскими кораблями,
И крики множатся.
Потом прекращаются.
Последние надежды наскочили на мель
И между моих глаз поднялась труба.
Стражи
Наблюдают за каждым пятном на коже
Чтобы предотвратить контрабанду.
Они обращены к кораблю, укрытому плащом заката
Солнце пылает на его мачте
Он остается в заливе
Окруженный,
Сжавшийся в кругу агонии,
Ни бежит, ни сбрасывает груз
Когда открыли огонь
Он утонул с грузом пуль… под
кожей.
О рыбак!
Забрось свои сети здесь!
Это тихий залив для рыбной ловли.

 

 


(Отрывок из поэмы)
Он поцеловал ее:
«Я потерял секрет, который связывает
Времена».
Я начал и завершил
Ты не найдешь в другом то, что я потерял
У каждого зерна
Есть своя речь
И каждое зерно
Погибает в пустыне
Горе тому, кто увидел
Горе тому, кто потерял то, что увидел
И вышел из комнаты.
Дорога с засохшей травой и
Чем то, похожим на пыль.
Холл — убогая станция, на которой закрыт буфет
И
Он
Был последним пассажиром

О жизнь!
О жизнь!
Темная
Пустая
Зажгите память.

 

 

 

ЯСИН ТАХА ХАФИЗ

отвечает на вопросы «Дикого поля»

 

— Что дала, дает и может дать миру арабская культура? В чем, как Вы думаете, ее основное отличие от европейской и американской?

 

— Для того, чтобы ответить на этот вопрос, следует спросить, что любая культура третьего мира может дать этому миру. Этот вопрос касается как Украины, так и других стран Восточной Европы. Конечно, мы можем сказать, что сейчас они не могут дать много «новому» миру. Но у каждой культуры есть как свое собственное наследие, так и вкус, и у каждой культуры могут быть свои собственные (национальные), глубокие, темы. У некоторых наших культур, которые не кажутся прогрессивными, есть свои горизонты. Это важный факт. Мы с уверенностью можем утверждать, что существует арабская культура и, конечно же, славянская культура. Сейчас не время их оценивать, но мы их чувствуем и различаем. Критическое же изучение может как обрисовать общую структуру, так и указать на те или иные собственные значения или особый контент.

 

— Какие процессы происходят в современной литературе Ирака? Какие в ней, на Ваш взгляд, наиболее интересные литературные направления, имена, темы, проблемы?

 

— Если мы говорим о современных процессах, необходимо отметить, что у нас множество литературных и критических журналов, которые пишут о модернизме и новой жизни. По количеству и содержанию этих журналов (литературных, художественных и общекультурных) мы можем судить об атмосфере. Для того, чтобы говорить о тенденциях и направлениях, следует, прежде всего, знать, что в арабских странах издаются не менее пяти ежеквартальных журналов, публикующих переводы. Это сирийский, иракский, египетский, кувейтский журналы, а также один или два марокканских. Все они печатают переводы с разных языков (в основном, с английского, французского и русского) на арабский. Многие издательские дома в разных арабских странах печатают романы, стихи, критику, лингвистику и философские теории. Это меняет местное мышление. Это, конечно, помогает культурной элите соприкоснуться с достижениями современности. Я думаю, скоро культура станет глобальной, и мы сможем без большого сожаления опустить слово «наша» в словосочетании «наша культура»! К сожалению, во время моего визита мне удалось встретиться лишь с некоторыми представителями украинской литературы. Надеюсь, у меня еще будет шанс приехать к моему сыну, который учится в Донецке, и я воспользуюсь этим шансом. В любом случае, жизнь открыта. Что касается различий, я думаю, это зрелость и модернизм, которые характеризуют европейские и американские достижения. Они более передовые и имеют непосредственное отношение к нашей эпохе. Это значит, что они современные. Нам не следует стесняться, когда мы признаем, что мы студенты в институте нового мира. Наша культура пытается развиваться, подражать или следовать за другими. Этот факт, я имею в виду подражание, может быть приемлемым. Но существует опасность навсегда остаться вторым или последователем. Оригинальные работы, в которых есть новый подход, как и горизонты человечества, могли бы завоевать известность и уважение в мире. В настоящее время у нас есть некоторые работы, некоторые писатели, которые могут достичь такого уровня. Но также следует отметить, что они используют иностранные техники и приемы писательского мастерства. Это не повод для упреков. Такое положение вещей естественно, но способствует иностранному влиянию и уменьшает оригинальность. На эту проблему можно не обращать внимания, так как мы все живем в одно время, и ни один современный писатель не может быть в стороне от своей эпохи.

 

— Расскажите о своем литературном творчестве. Что это — сказки, нефть, теракты?..

 

— Действительно, не знаю, что сказать о себе. Говорят, я один из лучших поэтов или что я известный поэт. Но я знаю себя лучше, чем те, кто это говорит. Я все еще стараюсь быть хорошим поэтом, стараюсь быть известным и признанным среди поэтов всего мира, а не только среди иракских или даже арабских поэтов. Легко увидеть выдающееся здание в маленьком, бедном городке. В любом случае, во мне не один, а два человека. Один из них живет в иракском обществе со всеми проблемами, насилием, ложью и невзгодами. Другой является автором, который пытается и всегда пытался сказать что-то хорошее и новое. Это тяжелая борьба, но я думаю, не бесполезная.

 

— Расскажите о своей общественной жизни. Когда мир вновь услышит: «В Багдаде все спокойно»

 

— Мое имя хорошо знают и уважают в моей стране и во многих арабских странах, по крайней мере, это хорошо. Я написал 13 поэтических сборников, издан двухтомник моих стихов (более 400 страниц в каждом). Я перевел с английского на арабский 12 книг: романы, стихи и критические работы. Все они опубликованы и разошлись. Я был главным редактором литературного ежеквартального журнала «Иностранная культура» с первого выпуска в течение 25 лет. Это был богатый литературный и культурный источник информации. Большинство поэтов, писателей, художников и образованных людей в Ираке читали его и использовали в качестве справочного материала. Два года назад я ставил журнал после 25 лет серьезной работы, потому что атмосфера стала совершенно невозможной! Сейчас я веду еженедельную колонку в газете, которая выходит тиражом более 50000 экземпляров, что является очень хорошим показателем по сравнению с другими газетами, тираж которых не превышает 10000 экземпляров. Из-за последних политических изменений у нас очень много политических партий, журналов, газет и организаций. С одной стороны, это хорошо, но, с другой стороны, просто «много шума из ничего».

Последня часть Вашего вопроса побуждает меня к трагическому ответу, но я отвечу с горькой улыбкой. Терроризм, политический хаос, тревога и вино — моя ежедневная пища!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Беседовал

А. Кораблев.

Перевод стихов

и интервью

Елены Климовой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration