Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 19 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 12, 2008 - ПТИЦЫ

Зейферт Елена
Россия
Москва





БОГ. НОВЫЙ ВАВИЛОН

Гортань разодрана, язык — смешной довесок.
Века мы ищем Бога…


Бог был Текст.


Бог состоял из слов, из нот, из фресок…
Бог был и Текст, и Песнь, и Холст. Исчез.
После потопа, в стылом дне вчерашнем,
не знали (таял в небесах колосс),
что Бог был сам той Вавилонской башней…
С тех пор — незрим, неслышен, безголос.
Мы ищем Слово. Господи, как смеем?!.
Как смоем дерзость?.. Чудо! — осмелев,
послушник Рильке, лучший из пигмеев,
нашёл останки Бога на земле.
Чуть тронь — они рассыплются… Но крепок
сжимающий их светлым спрутом стих.
Из слов-осколков, зёрнышек и щепок
растёт Господь, Который всех простил.
Стоит Отец. Он слишком человечий.
Но найден путь, и это путь наверх.
…Челом к челу поэту — Божьи речи,
и жить в земле сырой, сытнее всех,
и ангелом с тяжёлыми крылами
дышать на крест, творя суровый гимн…
Отца-мозаику мозолями, губами
сложить бы чадам, избранным Самим…

СОНЕТ ВОСКРЕСЕНИЯ АПЕЛЬСИНОВ

Я тку стихи. Из тёплых, тонких жил…
Теряю кровь, сознание, терпенье,
Чтобы узнать, как текст стихотворенья
Ложится житом — благостным из жит…

Что может текст?.. В руках ребёнка — жизнь,
В оранжевом плоде живёт рожденье,
Глубокий первый вдох, и новый день, и…
Нет, зёрнышко уже в пыли лежит…

Но, в строчках ухватив сей мезальянс
Души ребёнка с силой исполина,
Что делать дальше жителям Земли?..

Да просто слиться в мировой романс!
Деревьями воскреснут апельсины
Из зёрнышек, растоптанных в пыли.

КРАСНАЯ КНИГА. HOMO UBLUDENS

Ныне первая буква в кириллице — увы, Человече.
Этой буквой сейчас открывается тонкая Красная книга…
В ней шершавы курганы-страницы. Ещё две (Ч —
первая), вторая и последняя, буквы ига

над живым, флорой-фауной — Эго и Я. А по мифам
Человек был создан из птичьих и рыбьих скелетов,
из орехов, деревьев, яиц, тростника или рифов…
И по Библии — из праха и божественного дыхания-света.

Человек встал на лапы, выпрямил гордо хребтину,
отрастил язык, значительно уменьшил сердце,
приручил волков, кабанов и прочую скотину…
Но шершава, как почва, его ладонь (от курка?) по инерции.

Ах, либидо-мортидо! Ты ешь человечишку — ап! Он,
двуногий homo erectus, на четвереньках, как кошка, любит,

homo sapiens к смерти идёт — прямо в ад — уверенно тихой сапой,
homo ludens1 (о Боже) — не homo ль ubludens, о люди
Человек сносит нутрий, песцов, соболей, чернобурок,
выпьет кровь куропаток, разденет до жил черепах и,
наг, безумен, начертит на узких вратах: «Аз есмь Бог» и, окурок
сплюнув в рай, растворится зародышем Завтра, да в том же
прахе.

Книга-кладбище — сгустки пре-Красной творящей глины.
В ней застыли в разодранной пасти животные звуки.
Человек Гуттенберг (где папирус и литеры-исполины?)
ждёт себя, чтобы в Красную книгу вернулись Аз, Буки…

ПТИЦ

На запачканном Привокзалье
Снизу — снег, в поднебесье — смог…
К человечьим следам попали —
Гляньте! — крестики птичьих ног.

 

 

В грязной каше мужских и женских
Каблучков, каблуков, каблучищ —
Деревенским, вселенским, крещенским
Веет чудом, и неба свищ,

 

И незримого солнышка дым как
Лёгкий насморк — денёк, и пройдёт…
Здесь ходил ты, мой Птиц-невидимка,
И глядел на прохожий народ.

Лилипутик на нас, гулливеров,
Пялил пуговки выпуклых глаз…
Был ты белый, а может быть, серый
С белой грудкой дугой напоказ…

…………………………………………

Прибыл поезд, тепло и железо,
И хороший сошёл человек…
Я смотрела, как варежкой резал
Чей-то мальчик живой ещё снег.

Голубь стыл. Люди к поезду лезли,
Шаркал старый таксист, как холуй…
Я Вам искренне рада!.. Как если б
Не нашла птичий трупик в углу.

ВЕРЛИБР: ВЕРА в LIEBE 2

Когда сбываются сказки,
разбивается небо.

Я в Германии.

Еду в чужом автомобиле по чужим дорогам,
а душа моя, сжавшись до километра боли,
вселяется в игрушки, прикованные к лобовому стеклу.

Пеппи Длинныйчулок, Заяц с морковкой и Гном.

Девочке спокойнее всех, только жёлтый локон,
прицепившийся к Гному,
не даёт ей покоя.

Зайца, серо-грязного,
судорожно сжимающего бутафорскую морковку,
нещадно бьёт по стеклу.

Отвожу глаза.

Гном на верёвке, в сидячем положении,
смешон и страшен.
Его улыбающийся рот —
антоним грустных глаз.

Трое висельников — человек, животное
и сверхъестественное существо —
приветствуют меня на обетованной вотчине.

Таксист смеётся с немецким акцентом.

Под скрежет тормозов
я подаю ему евро,
щёлкаю непривычное «Danke»,
хватаю трёх бедняг в свою добрую жменю
и под хлюпанье их присосок
выпрыгиваю из красного жерла «мерседеса»…

Глаза таксиста превращаются в ромбы.

Я сумасшедшая русская
оттуда,
где была сумасшедшей немкой.

В области сердца у спасённого из неволи Зайца
вижу недостёршееся слово «Liebe».

DIE RUSSLANDDEUTSCHE 3

Рот, вмещающий два языка.
Отче, Vater, скажи, чья дочь я
Точит кирху на дне река…
«Твой удел — терпеть, Russlanddeutsche…».

Две души истомились в груди.
— Сердце! Herz! — Иссякает аорта.
— Голос! Stimme! — Я слаб и один.
— Liebe Heimat! — На карте я стёрта.

Ржавый плуг как могильный крест.
Лютер — в ветошь завёрнутой книге…
Волга! Mutter! И в тысяче мест
остаёмся мы Wolganigger.

В отчем доме хочу домой…
— Предок! — Кости лежат в Карлаге.
— Кирха! — Колокол мой немой.
— Нибелунги! — Ты веришь в саги?…

«Я не верю уже ни во что!» —
Так ответь, и предашь всё на свете.
…Речи терпкой, щекочущей ток
неужели не благ и светел

 

 

Крылья — вширь, и — поверх голов —
станем, делая тысячный круг, мы
двуязыкими магами слов,
Руссланддойче с большой русской буквы.

 

Две культуры, два духа… Вдвойне
нам достанет родительской речи…
Плуги нежны на новой стерне
прежних кладбищ… Озимые крепче.

ФАНТОМЫ
любви не бывает много

я верила в это
пока не полюбила
специалиста по изготовлению
протезов моих чувств

он добрый
моя душа рвётся в небо
он дарит ей парашют
для мягкой посадки

взял паузу

время свернулось
до состояния ракушки

ограничил общение

телефонная трубка
сливается с моими
пластмассовыми пальцами

ушёл ночевать в свой гостиничный номер
в моём мало места

фантомная боль
дневного
счастья

наутро мы проснёмся
в разных городах

оба свободны
я от любви
ты от разлуки с одиночеством

СУЕТНОСТЬ
У входа в мой подъезд два больших дерева.
Каждый раз хочу дать им имена
и забываю.

 

-----------------------

1Homo ludens (лат.) — «человек играющий» (транслитерация: хомо люденс), термин философа Й. Хёйзинги.


2 Die Liebe (нем.) — любовь.

  

3 В переводе с нем.: die Russlanddeutsche — российская немка, der Vater — отец, das Herz — сердце, die Stimme — голос, liebe Heimat — милая родина, die Mutter — мать, die Wolganigger (с горькой иронией) — поволжские негры, нигеры.

 

 

 



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration