Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 17 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 11, 2007 - ОТКУДА МЫ? КТО МЫ? КУДА ИДЕМ?

Метилка Дмитрий
Украина
Запорожье

Со-творение человека

Некоторые публикации десятого выпуска «Дикого поля»
стали актами ответного текстопорождения,
чему не может не порадоваться искомая нами всеми Истина



О «Записках Каина» Владимира Бабичева (Киев):

 

ПРИГЛАШЕНИЕ К ПУТЕШЕСТВИЮ:

СО-ТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

 

Страх Божий — начало познания.

Рене Декарт

 

 

Проецируя парменидовский тезис о тождестве бытия и мышления на Книгу Бытия, Мераб Мамардашвили записал в своём дневнике: «В каком-то смысле Книга Бытия есть Книга Сознания, его „бестиарий“, со- бытийный иероглифический шифр его возможностей». Думается, текст «Приглашение к психоанализу…» Владимира Бабичева представляет со- бой реализацию этой идеи.

Несколько слов о замысле автора (как я его понимаю, разумеется), композиции и некоторых особенностях стиля.

Нам предстоит погружение в тайну. У тайны есть имя: Человек. Путевод- ной нитью нам послужит диалогизированный монолог Каина и Моше. Эмоцио- нальные выступления Каина обрамляют повествование Моше, чья уснащён- ная разного рода техническими терминами речь (реверс, реброрезекция, рондо, кода, контрапункт, палиндром, компенсаторное нарциссическое самоутверждение, вторичные гормоны сомы, матрица невропатии, экзистенция космоса, демаркацион- ная линия и т. д.) производит своим анахронизмом комический эффект. Глав- ным образом, от имени Моше и делится автор «Приглашения…» с нами сво- им опытом «распаковки» некоторых из смыслов, в устрашающем множестве свёрнутых в четырёх первых главах Книги Бытия. Из тех идей, что несколько тысячелетий назад задали направление деятельности (и самой совершенной её формы — мышления) если не всему человечеству, то, как минимум — той его части, что и поныне (всё более условно) зовётся Западом, автор «Пригла- шения…» выделил главную, без которой все прочие (включая идею Бога) для нас, человеков, попросту обессмысливаются: а именно, идею человека. Но одно тянет за собой другое. Разве можно что-то понять в идее человека без рассмотрения проблем свободы, познания, пола, духовности?

Все эти проблемы вовсе необязательно рассматривать исключительно в оптике религиозного дискурса. Долгое время превратно понимаемая как служанка теологии, философия даёт возможность иных подходов к вечным вопросам. Именно этим путём — не иудейским, не христианским, а, ско- рее, греческим — и идёт наш автор. Разумеется, это не повод оспаривать его религиозность, манифестирующуюся как в восхвалительных интонациях анализа, так и в самом содержании рассуждений о мире как о разумном по- рождении Бога, позволяющего всему сущему быть в соответствии с полно- той его истины. Да будет всё же мне позволено вынести за скобки религи- озную ангажированность автора, дабы выделить в его тексте то наиболее интересное, чьё появление обязано, на мой взгляд, не столько вере, сколько специфическому умострою, квалифицируемому мной как философский.

В гомеровской «Илиаде» старик Приам говорит юному Ахиллу, ког- да оба они, как повествует поэма, принимают облик бога: «позволь мне расположиться». Только благодаря этому отступлению перед сущим, по- зволяющим ему обнаружиться таким, как оно есть, становится возможной метафизика. Как уже было сказано, выведенный в тексте «Приглашения…» Творец занимает по отношению к своему творению именно такую — с по- зволения сказать, метафизическую — позицию.

Что это даёт Его творению? Свободу. Но не всякое творение способно принять от Творца столь щедрый дар — только выделенный (и, что не ме- нее важно, выделившийся!) изо всех прочих Человек. Он выделен не толь- ко из животных, но и из ангелов, каждый из которых, будучи идеальным исполнителем возложенной на него божественной миссии, не имеет своей воли, в отличие от того, как это принято считать в христианской экзеге- тике, представляющей Люцифера предводителем восставших против Бога ангелов — ситуация, в рамках иудаизма попросту невозможная. В чём же состоит эта выделенность, необходимая для принятия сво- боды? Очевидно, необходимо быть сопричастным Творцу в его безуслов- ной свободе, которая, будучи самодовлеющей полнотой внутренней не- обходимости, ничего общего не имеет с пресловутой «свободой выбора». Как пишет Христос Яннарас, современный греческий мыслитель, непри- каянно мечущийся между философией и теологией, только межличност- ное бытие может быть мыслимо в терминах причастности, т. е., чтобы быть непосредственно причастным Творцу, творение должно персонифициро- ваться. Сотворённый незавершённым, человек может, продолжая своё со- творение, становиться собой, только будучи личностью. Что же может сделать его персоной? Будучи обитателем райского сада, человек уже выделен из природы (ибо сад — не природа, а первичный культурный интерьер), но он не видит в себе персоны. Творение уподо- бляется Творцу лишь тогда, когда реагирует на Его импульс сверху своим импульсом снизу. Без внутреннего усилия, дополняющего волю Творца во- лей его творения, не дано войти в этот мир ни свободе, ни познанию, ни персонифицированному человеку. Устремляясь в метафизическую высь, к Богу, человек перестаёт довольствоваться раем, купленным дешёвой це- ной незнания. Платой за представление о рае становится его утрата. Воз- можно, кое-кому такая цена покажется чрезмерной. Им в утешение можно сказать, что древо жизни и древо познания — один и тот же символ, уви- денный с разных позиций: до и после прозрения человека.

Изгнание из Эдемского сада символизирует тот факт, что ставший пер- соной человек перестал быть сомнамбулой умного действа природы. Этим симво- лическим актом ознаменовался переход со-творения человека в следующую — историческую — фазу, которая длится по сей день, хотя с середины прошло- го столетия и стали весьма популярны идеи конца истории и смерти человека (А. Кожев, Ф. Фукуяма, М. Фуко). Вопреки мнению некоторых авторитетных диагностов, переставших с некоторых пор улавливать пульс бытия, я упорно продолжаю считать проект «Человек» открытым. В подтверждение того, что я отнюдь не одинок в своём старомодном оптимизме, приведу мнение (тоже весьма авторитетное, между прочим!) современного философа-антрополога Дитмара Кампера: «Понятие о человеке, которое позволяет доказать невоз- можность какого-либо понятия о человеке, всё ещё отсутствует».

Я прекрасно сознаю, что формат этого небольшого комментария вопию- ще не соответствует серьёзности затронутых в нём вопросов. Что тут можно поделать? Читайте Тору, ищите в ней свои смыслы. Не упускайте свой шанс поучаствовать в со-творении человека. А Бог не подкачает, уж будьте уверены.

 

 Председатель религиозной общины

прогрессивного иудаизма «Шалом»



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration