Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 11, 2007 - В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ

Медовников Станислав
Украина
ДОНЕЦК

О книгах: "Божья вишня" М.Красикова



КНИГА-ПРАЗДНИК

 

Состояние современной поэзии можно охарактеризовать как неустойчивое равновесие и вре- менное равноправие всех мыслимых начал и всех возможных тенденций. Ни одно из существующих ныне течений, даже самых модных и продвинутых, не может претендовать на место ключевого и центрального.

В поэзии сегодня нет центра, нет авторитетов и кумиров. Есть таланты без поклонников, Апостолы без последователей. Нет шедевров и свершений, есть поиски, пробы и блуждания.

Каждую новую поэтическую книгу мы открываем с надеждой, как дверь, за которой может оказаться любимый человек.

При всем возможном разнообразии попробую выделить два полярных типа стихотворных книг. К первому я бы отнес книгу-лестницу, по которой автор совершает свое сосредоточенное и непре рывное восхождение. Это единый монолог-монолит, условно разделенный на отдельные стихо тво рения-реплики. Второй случай — это книга-выставка, пестрое собрание всех форм, объемов и красок. Книга-ярмарка, книга-праздник. Новая книга стихотворений хорошо у нас известного харьковского поэта и филолога Михаила Красикова по всем приметам относится к классу «Б». В ней есть установка на знаковость, на максимализм форм и представлений, на резкость.

Лидия Стародубцева в своем весьма изысканном предисловии к «Бо- жьей вишне» вводит в оборот такую неожиданную категорию, как «сумка Красикова». Далее следует пространное и замысловатое пояснение этого феномена. Если отбросить избыточный пафос, то само определение следу- ет признать удачным, ибо оно схватывает самую суть природы красиков- ского стиха и способ составления книги.

«Божья вишня» заявлена как книга стихотворений. А стихотворение — это высказывание с неопределенным статусом. Определенность стихот- ворению придает авторская воля и нацеленность. При пестром разноо- бразии жанрово-поэтических форм и объемов книга жестко подчинена единому направлению. Содержимое «сумки» уложено строго и по системе. Материя переживаний, яркий изобразительный ряд, глубокий поиск в древних языковых отложениях — все это отодвинуто в сторону.

На первой линии у харьковского автора — прямое поэтическое сло- во, громко сказанное, точно направленное и конкретно обращенное к со- беседнику, другу, современнику. Стихотворение есть не только текст, но еще и физическое действие поэта, не только душевное, но и мышечное усилие. Действие порождает энергию и тем самым воздействует на чита- теля. Впрочем, автор избегает откровенных призывов и побуждений, а изобретает скрытые, неназойливые пути влияния. Публицистичность — одно из заданий и лиц поэтического искусства. И здесь Михаил Краси- ков вполне органично оказывается в самой толще той великой традиции русской классической поэзии, которая именовалась когда-то гражданской лирикой. И этот издалека идущий пунктир просматривается в книге со- вершенно отчетливо и ощутимо:

 

Подстать вокзальной побирушке

ты, муза бедная моя.

Куда тебе до Музы-«душки»,

Поющей слаще соловья!

 

Твой голос тих и лик невзрачен,

но, сердце доброе храня,

диктуешь ты безмолвным плачем

строку, судьбу, любовь, меня.

 

Связь и преемственность автора «Божьей вишни» с классическими мотивами очевидна и не требует больших затрат и глубоких изысканий. Баратынский и Некрасов оказались в «сумке Красикова» в одном флаконе. Вы подумали о пародии? Напрасно. В этом случае — все всерьез. Традиция — это река, текущая мимо нас. Повсюду и непрестанно. В ее воды можно войти без стука, всегда и сколь угодно много раз.

Прикосновение к традиции в стихах Красикова соприродно и неслучайно. С другой стороны, моментальность и калейдоскопичность авторских наблюдений, заметок и зарисовок порождает недоумение, а порой и просто приводит в отчаяние. Любовь требует пристального внимания и сосредоточения, но очень часто автор не представляет нам возможности для плавного вхождения и погружения в свой поэтический мир. Картины этого мира слишком осколочны и фрагментарны, охота к перемене чувств столь велика и экспансивна, что требует от читателя скоростного реагиро- вания, бесконечных переходов и перепадов нашего восприятия.

Если мыслить в категориях мира драматического, то следует при- знать, что это взъерошенное стихотворное пространство приближает нас к трагикомическому состоянию.

Отдельные записи, прописи, надписи носят чисто импровизацион- ный и бульварно-юмористический характер. От подобных текстов едва ли можно ожидать содержательной емкости и совершенства. Некоторые из них заслуживают лишь мелкого шрифта на последней полосе массового еженедельника. Что это: дань моде, издержки производства или преслову- тая постмодернистическая всеядность?

Эти малые верлибристские опыты для отечественной поэзии остают- ся все еще заморской экзотикой. Пока еще не существует надежных крите- риев для их полной расшифровки и безошибочной оценки. При всем при том некоторые из этих опусов заставляют задуматься и остаются в памяти. Например, вот такое изречение:

 

Жадной кистью фламандца

выхватывает сентябрь

с палитры Времени

краски — одну за другой, —

будто опасается,

что их не хватит.

 

Будем, однако, помнить, что карта поэзии стремительно меняется на наших глазах. На ней, как и на глобусе, появилось много ранее неведомых, независимых государств, и далеко не все они состоялись. Казавшиеся большими горы, оказались мелкими вздутиями, то, что представлялось непреложным, приложилось и разложилось, то, что считалось маргиналь- ным, стало мейнстримом. Поезд поэзии стоит на запасных путях. Очерта- ния ее будущего весьма расплывчаты. Никто сейчас не может изготовить большой чертеж ее предстоящих свершений. Несомненно, однако, что на трехвековом древе русской поэзии есть еще множество зеленых ветвей и новых точек роста.

Когда я переворачивал последние страницы «Божьей вишни», (всякий раз спотыкаюсь на этом заголовке), вдруг ощутил некую неполноту стихот- ворного ряда. Как-то даже внезапно я почувствовал крупную недостачу: в последний момент из этой книжки выпала почему-либо целая группа сти- хотворений. Это были стихи совсем иного состава и настроения, нежели те, о которых речь уже шла. Очевидно, в последний момент автор решительно изъял из корпуса стихов новой книги самые трепетные и глубоко-исповедальные тексты. Может быть, он счел их неуместными в этом содер- жательном контексте. А что если и на самом деле Михаил Красиков — совсем другой поэт, поэт крупных мыслительных форм и большого лирического стиля. Разумеется, это всего лишь гипотеза. Да, но возведение гипотез и по- иск в предположительном наклонении — это часть профессии критика.

В отличие от юриспруденции в поэзии все версии и варианты, все черновики и редакции равноправны и равноценны. В качестве косвенного доказательства своего предположения процитирую одно стихотворение из новой книги, в котором, как мне кажется, сокрыты молекулы «пере- менного направления»:

 

Нет, не буду просить у тебя поэтического убежища, Город выцветших грез побелевших ночей!

Выставляй сколько хочешь меня на посмешище —

на безжалостный суд твоих льдистых очей.

Не дождешься склоненных коленей, восторженных воплей,

хоть я пленник суровых атлантов твоих.

Лучше сразу мосты, словно руки, сведи мне на горле,

все равно красоту не вкарябаешь в стих!

 

Мы не можем знать, в какой точке своего продвижения находится сейчас харьковский поэт, но совершенно точно известно, что он в пути.

 



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration