Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня воскресенье, 21 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 11, 2007 - ГОРОД ВРЕМЯ

Логвинова Ирина
Донецкий рок

О том, что Донецк — не пустое место
для авторской песни, известно давно,
еще с подзапретных советских времен.
Сюда приезжали с концертами
Визбор, Высоцкий, Окуджава, Ким, Городницкий,
Клячкин, Кукин, Розенбаум, Мирзаян, Долина,
Лорес, Луферов, Егоров, Семаков, Суханов,
Дольский, Дулов, Кочетков, Сергеев, Туриянский…
Здесь проводятся рейтинговые фестивали,
в 80-е годы — «Большой Донбасс»,
с 2002-го — «32 мая».
Но мало кто знает, что Донецк —
не пустой звук и для рокеров…

Вилли Мельников — известный полиглот,
поэт, фотохудожник, ученый
(см. о нем: «Дикое поле», 2005, № 7), уверяет,
что Донецк — одна из столиц рок-движения.

Юрий Хат — рок-музыкант и своеобразный поэт —
с ним вполне согласен



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Родился я в Донецке,

в Кировском районе, там,

где жил и живу до сих пор,

уже 41 год. Закончил

политехнический институт в 

1990 году, инженер химик-технолог. 

Играть начал еще в школе. Занимался

в районном дворце пионеров,

потом в ДК Франко. И потом тоже.

Моим первым руководителем был Саша Чибизов, очень толковый. Сейчас работает в акустическом бенде. Во Франко был Владимир На- крапас. У нас был ансамбль. Мы игра- ли в школе, ездили и по селам с концертами.

Ансамбль был хороший, даже по нынешним меркам. Там был подход очень

серьезный. Была отдельная вокаль- ная группа, отдельно — инструментальная.

Играли мы в разных стилях: даже джаз был. Я играл на барабанах, на ударной установке. В институте мы играли музыку, которую можно назвать психоделичной — в те годы (это были 80-е) это было достаточно популярно. Это были золотые времена, когда наш КВН был на первом месте. Был СТЭМ — Студенческий театр эстрадных миниатюр. Мы с ним ездили. Агитбригада своя была. Праздники делали. Выездные концерты.

 

 

 

 

 

 

 

Я знаю тех, кто в 80-е участвовали в рок-фестивалях, в рок-мастерских. Могу только названия не вспомнить — команд было много. Вот «Форпост» — мои друзья, и сейчас собрались что-то поиграть. Это была база на шахте Октябрьской, вот там мы участвовали. Наша группа называлась по-разному, то «Группа продленного дня», то «Сталкер». Вообще, когда там участво- вали, мы назывались «Сталкер».

«Дикий мед» был оригинален тем, что играл ритм-энд-блюз на русском языке. «Форпост» играл тоже на русском языке, но хард-рок, такой причем очень традиционный, стильный очень, то есть по-настоящему. Была еще куча команд, очень высокого, кстати, уровня. Тогда как-то относились к этому серьезно. Потому что многие группы играли не только рок, а почти все они еще играли на свадьбах, на вечерах. И все игралось вживую.

Была группа «Раунд», она и сейчас есть. Они играли панк-рок, они и сейчас его играют. Глеб, Стас Скульский (гитарист) — он еще участвовал в группе «Драма».

Была еще группа, ближе к хард-року, название забыл, где был такой товарищ — Листик (это фамилия), потом он уехал в Америку.

У Саши Чибизова тоже группа была, они арт-рок играли.

Достаточно много групп было. Это был пик рок-движения во всей стране, и у нас тоже.

Недавно пошел специально в библиотеку. Могу сказать: почему-то в рок-энциклопедию не попали

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

город, как и на западе. Вот так получается, что рок вроде бы как эта массовая культура рабочих, музыка рабочая, в общем, не всегда коммерческая, это преподношение и текста, и ритмы, и эта тяжесть определенная, это не прилизанно, это реальное, жесткое, что соответствует характеру города, импонирует людям простым.

Рок тоже иногда поднимается до коммерческого уровня. «Битлз» — это вообще номер один и в поп-, и в рок-музыке. Они другим взяли. Так вышло, на их долю такое выпало. А просто эти тяжелые направления, они, видимо, свойственны большим городам, рабочим большим городам, где развита промышленность.

Кстати, я считаю, что такое понятие как русский рок — явление нестандартное. К слову «рок» в широком понимании я бы его присоединять не стал. Русский рок — это перепевки, переделки каких-то западных образцов. Даже если взять то же «Кино», тот же «Аквариум». Понятно, что мы живем не в лесу, это все рождается от соприкосновения культур, но, тем не менее, он ближе к западным. Потому как русская, украинская культура ближе к каким-то на- родным корням. Недавно мы с ребятами песню сочиняли, и мне очень хотелось туда «Дубинушку» вставить — очень роковская песня, очень в рокерском исполнении была бы. То есть можно аранжировать и наши мелодии, очень спокойно, но почему-то музыканты предпочитали брать за основу западные течения. Я думаю, что это не есть правильно. Может быть, просто уровня не хватало? Оттолкнувшись от сво-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

получилась смесь. И взяла жесткость. Европейцы более жесткие. Те — более ритмичные. Толковые, интересные группы рождались именно от симбиоза, совмещения то ли ритмов с чем то, то ли звучания с чем-то. Я думаю, русский рок можно называть тоже таким симбиозом, весьма сложным. Хотя музыка вроде бы и простая. Русский человек в чем-то более широк.

Рок — это целый пласт культуры, кото- рый надо изучать. Я был приверженцем за- падных течений всегда. Но могу сказать: с тех пор, как я начал сам писать на русском языке, я играл очень разную музыку. Какая разница, в какой музыке играть какой ритм? Разница есть — в звучании и подаче. Ритм остается ритмом, но в каждой музыке он звучит со своей окраской. В роке более жесткая основа.

Вот, скажем, тогда это была какая-то смесь, а сейчас с этим более жестко — конкретно люди относятся к какому-то стилю.

Все зависело от многих факторов: какой опыт у человека, что он играл. Это зиждилось больше на эмоциях. Душой играли. Запретный плод сладок. А рок тогда запрещали. Вот и был всплеск.

На волне эмоций тогда рождалось что-то интересное. Сейчас все разрешили, но от этого хороших групп больше не стало.

Наша группа играла разное, на основе рок-н- ролла. Было и от популярной музыки, была психоделия, что-то каким-то концом от «Пинк Флойд». Цитатность определенная. Стиль такой. Одна композиция могла включать в себя несколько частей, которые были логиче- ски связаны настроением темы, которая развивалась. Но были люди, которые играли конкретно очень стильную музыку. Это был, естественно, хард-рок. Или «Дикий мед», ритм-энд-блюз, но там тоже он был весьма своеобразным, т. к. он на русском звучал.

У кого как получалось. Кто от чего получал удовольствие. Кто-то был ориентирован на европейскую музыку, а кто больше на американскую. Но в каждой своей композиции они все были очень оригинальны, потому что «не драли», хотя иногда бывало, что «драли» конкретно, но все равно это звучало по-своему.

 

 

 

 

 

 

«Дикий мед» — одна из самых удачных попыток адаптировать русский текст под ритм-энд-блюз. Этим они и известны. Пусть тексты наивноваты, но музыканты писали о себе, они такие и были. Это люди поколения того, которое до сих пор осталось, но играют ли они сейчас? До недавнего времени играли.

С Федотовым у нас был разговор о создании группы в стиле Хендрикса, с театром, но до дела не дошло. Стоит ли это делать

Русский язык имеет свою специфику. Для меня это тема очень не- простая — блюз написать. Рок-н-ролл проще. Блюз спеть на русском языке — по-любому получится что-то свое, потому что ритмика слов не совпадает с близким каким-то построением, поэтому получается какое-то свое звучание, так или иначе, соответственно и мелодия будет не совсем блюзовой, а с примесью чего-то такого, что свойственно мелодике русского языка. Подругому просто не получится.

Многие песни я пишу в стиле шансон, что гораздо естественнее и ближе моему восприятию нашей действительности. Наш рок — это смесь шансона с роковыми средствами выразительности. Потому что такая у нас культура. У нас Высоц- кий, Визбор и многие другие, а это естественное продолжение. Можно написать более жесткий текст, и это будет рок. Скажем, «шансон» — это общее слово. Это то, что является нашей визитной карточкой.

Это авторская песня. Это гораздо более точное выражение. У нас блат- няк обозвали шансоном. Нет! Это именно блатняки есть. Вот. И есть романсы, есть лирические песни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

играет, была у нас такая группа, потом ее переименовали в «Даймонд ройз». Мы выступали в лучшем Ростовском клубе. Буквально до сегодняшних дней я с ними играл. Ее уже нет. То есть, ни одного человека, кто ее сделал, уже нет, а группа осталась. Я такого еще не видел. Но мы-то ее сделали! Был у меня запал, когда в Таганрог приехали, вот эта новая молодежь влилась, получилось так, что всколыхнули мы пласты своих последователей. Я реально тут всю жизнь играю, и реально пишу. Я тут участвовал, недавно в группе «Фиточай. Доктор Селезнев», я там и в клипах снимался. Я готов и сейчас рок-н-ролл поиграть, и даже бы спел, хотя я не певец. Я пишу свои тексты. Мне интересно петь свой шансон с прирокнролленной окраской. Играл я со многими, хотя по серьезному — только с несколькими группами. И с Кукушкиным в одной группе мы играли. В духовом оркестре участвовал. Но хочу сделать свой проект, петь сам свои песни. Это мне на сегодняшний день ближе. Я считаю, что творческий человек должен играть только свое и делать только свое. Периоды копирования могут продолжаться и всю жизнь, но человек должен делать только свое, и только. Вот это интересно, если у него есть достаточный потенциал. Делать то, что умеешь, то, что чувствуешь. В этом весь смысл. Реализовать себя.

Художник и мастер. Профессионал и тот, кто от души. Все-таки профессионалы тяготеют к определенному направлению. Они тоже делятся по своим каким-то уровням. Кто-то сказал: «Искусство преследо-

 


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration