Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 1, 2002 - ОКРЕСТНОСТИ

Кобринский Дмитрий
Украина
КИЕВ

Москва - Кемерово - Москва



    Привет всем! Хочу отчитаться о своем зимнем путешествии. Ведь не каждый на такое решится! - в Сибирь зимой! Этто удел сильных духом и - как многие считают - слабых головой... Но хватит предисловий!
    Москва. Встретила меня транспарантами через всю улицу: «С Новым годом и Рождеством Христовым!», а также: «С днем рождения, Зураб Константинович!» Ну, и произведением этого самого ЗК, которое преследует не хуже Медного Всадника. Кстати, узнал, что это, оказывается, не Петр Первый, вернее, только его голова. А камзол, ботфорты да и все остальное - от Колумба. Причем, Колумб - это не кутюрье, а первооткрыватель Америки, которому просто не посчастливилось установиться в какой-нибудь исторической испанской гавани (жадны испанцы!). Вот он и приехал на Москва-реку вместе с каравеллами, но без головы. Это и к лучшему, что ему тут с головой делать? У нас многие... Но не будем об этом. О путешествии.
    В метро меня остановил милиционер и после проверки документов и моего объяснения, что еду, дескать, на конференцию по философии, застал врасплох вопросом: «Так что первично?» Несмотря на пятисекундное замешательство, мой спонтанный ответ я смело могу предложить в качестве еще одного решения ОВФ. Вот он: «Первичны люди на конференции - все остальное обсуждается». (Теперь, когда нечем заняться - ищу (и нахожу!) новые и новые грани этого шедевра.)
    Без особых приключений сел я в Кемеровский поезд и на двое суток стал зрителем двухпрограммного ТВ. По одной программе показывали заснеженные русские просторы, а по другой - вагонные игры чеченских детей. Надо сказать, очень смышленых и вежливых двух братьев лет 10-11, которые возвращались с московских каникул в Курган, где они обосновались после отъезда из Ачхой-Мартана.... Не выходя из поезда, удалось побывать и в Казахстане. Минут тридцать, но все же...
    Кемерово встретило вполне переносимым морозцем, двумя студентами и машиной Волга. Пока студенты погружали в Волгу коробки с книгами, пришедшими этим же поездом, некий пожилой видавший и пивавший всякое кузбассец прочел мне лекцию «О положении в стране и мире». Начал он весьма многозначно:
    - Вот, вышел ножичек купить... - одет он был не по-сибирски легко и не слишком от Версачи, так что вид его не позволил мне сразу определить назначение будущей покупки. - Хлеб надо ж чем-то резать, - прояснил он. - Да и вообще, пока живой - все нужно: и тарелка, и кружка, и одежа. Когда помрешь - другое дело, а пока все нужно.
    Далее он логично перешел к судьбе русского народа:
    - Народ умный, хороший народ. Но судьба такая: то монголы, то немцы. Немцы - умные, ничего не скажешь, но агрессивные. А у нас - судьба такая...
    Он прокомментировал российско-американские, российско-украинские отношения, высказался по чеченскому вопросу, похвалил молодого, но толкового президента и закончил гневной отповедью «агрессивным японцам», в которой четко и ясно прозвучала решимость не отдавать ни пяди родной земли (т.е. ни одного острова). После этого он пошел-таки покупать ножичек...
Выслушав это, я уж было собрался домой тем же поездом: чего еще желать жаждущему знаний путешественнику и на что большее надеяться? Кстати, во многом так и оказалось...

    2
    Нью-Йорк, как нам говорили, город контрастов. Москва, Киев и мн. др. - тоже, хотя нам об этом и не говорили. А вот Кемерово - не город контрастов. Рядом с пятиэтажными лачугами шахтеров ютятся пятиэтажные дворцы университетов. Разве что традиционно сереет среди серых же хрущевок обком, перед которым, исполняя сложное балетное па, замер Ильич.
    Город молодой, построен в 20-е годы для отсыльных партаппаратчиков. Причем все случилось, как в одной современной интерпретации происхождения и роли Кремля в истории, согласно которой страна отгородилась толстой кирпичной стеной от группы сумасшедших. Вот и строители известного города-сада (Новокузнецка) во главе с начальством комбината-гиганта решили не пригревать рядом с собой (и в тени предполагавшихся манговых рощ) обкомовских функционеров, чтоб не говорили чего не надо под руку, и отправили их в первую наобумную деревню.
    Так на месте, где река Искитимка впадает под толстым покровом льда в не менее подледную Томь, поднялась над карьерами и встала меж разрезами новая столица Кузбасса! Теперь именно отсюда Аман Гумирович Тулеев и любит своих избирателей. Он хорошо осведомлен о проблемах края, например, знает, что «в области 480 наркопритонов», и знает, как решать эти проблемы. «Мы сократили количество посредников на угле, - отчитывается он перед избирателями, - но вы же понимаете, что все это киллеры, стрельба...» - как бы извиняется он, что мало сократили. Но народ его поддерживает, и новые методы работы, надо полагать, тоже.
    А еще Кемерово - это город Пушкина. Причем, не просто Пушкина, а 0-летнего Пушкина. На бетонных заборах - иллюстрации к сказкам поэта, стихи, здравицы, портреты, лозунги типа «Пушкин - молод! 0 - это не возраст!», информация о глубине пролегания кабеля - впрочем, это уже из другой сказки... Кемеровцы гордятся своим единственным в мире памятником гению, так сказать, в натуральную величину: в центре широкой площади (естест-но Пушкина), где на одном из домов нарисован огромный профиль певца сибирских руд и выведены даты его поистине большой жизни - 1799-1999, сиротливо стоит черная фигурка, как бы напоминая о негритянском происхождении солнца русской поэзии.
    Университет здешний называется Кемгу, наверное, поэтому в коридоре главного корпуса разместился зверинец с попугайчиками и черепахами, но, увы, без сумчатых прыгуний. Конференция проходила поочередно в разных корпусах, соединенных переходами. Несмотря на все свои усилия и некий опыт ориентирования (в лесах, горах и др. университетах), я и к концу последнего дня невольно цитировал Семена Фараду «Ну кто так строит, кто так строит? Люди! Ау!», хотя аборигенные студенты удивительно умело ориентировались... Впрочем, перелетные птицы, кошки, муравьи тоже обладают подобными способностями...



    О конференции писать не буду - с точки зрения путешественника, она была весьма неэтнографична. Порадовали разве что студенты-соседи по гостинице: каждую ночь они увеличивали количество спавших в двухместном номере и довели его до 7 разнополых человек. Жаль, что сроки им не позволили выйти на уровни мировых рекордов...
    Ну, и о греческом зале: если вы захотите побывать в атмосфере античных амфор и послушать сиртаки - вам не нужно отправляться в Эрмитаж или далекую Элладу - загляните в Кемерово! Тут добывающие бартерный уголь греки оборудовали кафе как в каких-нибудь Салониках, правда, в меню котлеты по-киевски, но в остальном - полный акрополь...
    А еще в городе есть цирк, 2 театра, бульвар, проспект и интернет-кафе...
    Купил я кедровых шишек, но где их производят - не написано, наверное, китайские...
    Будете в Кузбассе - обязательно посетите Новокузнецк - город, воспетый Маяковским! ...Потом мне расскажете, есть ли там сад или хотя бы огород? Я улетел, так и не узнав этого...
    Лететь, надо сказать, быстрее, чем ехать в поезде, да и вообще время в полете проходит незаметно, вернее, прос то не проходит. Я вылетел в 8.15 утра. В 8.15 утра раздали гигиенические пакеты. В 8.15 подали напитки. В 8.15 разнесли завтрак. В 8.15 я заснул. В 8.15 мне приснился Пушкин, пишущий письмо Маяковскому из самых глубин... В 8.15 проснулся. И ровно в 8.15 мы приземлились в Домодедово. Удивительно только, чему удивлялась Алиса в аналогичной ситуации?
    «Москва! Как много...!» - много здесь всякого, правильно писал тот, кого в Кеиерово рисуют на заборах... Но об этом читайте в третьей, заключительной части моего бестсендера.

    3
    В Москве живут люди. И это радует. Особенно то, что у некоторых можно остановиться и провести вечер-другой за приятной и умной беседой. Хорошо, что действует еще Музей имени Андрея Рублева в Андрониковом монастыре. Там совсем не по-московски тихо и спокойно... Но в остальном мегаполис живет своей жизнью, заглатывая и выбрасывая потоки людей из метро. Хотя и здесь, в метро, встречаются разные интересности.
    Вот, например, стоит мужчина с табличкой на груди: «Обучение плаванию взрослых». Интересно, почему это они взрослых, до сих пор не научившихся, решили сейчас, среди зимы, все же научить? Может быть, грядет потоп? Но мои размышления прервал другой мужчина с табличкой. На ней написано: «Ремонт трикотажа»... Разные, видно, Москве нужны ремесла...
    Кстати, о ремеслах и промыслах: Палех, Дулево, Жестово, Хохлома - все представлены на Арбате в магазине «Мир новых русских» (для интересующихся - у них и сайт есть). Кроме расписных палехских гирь и лыж, дулевских мобилок и кредиток, там еще продаются двуязычные комиксы «Анна Каренина» и «Пиковая дама» с булькающими мыслями героев и традиционными для этого жанра «бум!», бах!» и пр.
    Не успел я порадоваться за новых русских, - вот, дескать, кому живется весело! - увидел на столбе листовку: «Хочешь есть - убей буржуя!» с нарисованной лимонкой и подпись: «Национал-большевики ждут тебя!» - и телефон. Номер не привожу - я узнал, что он таки настоящий...
    О достопримечательностях:
    Храм Христа Спасителя - большой. Большой храм. Я стоял возле него и, пока не решался зайти, мое воображение рисовало различные образы: сначала мужчина в кепке, а рядом - грузин, потом снова мужчина в кепке, а рядом - снова грузин... пловцы в резиновых шапочках... какие-то люди во френчах... а потом почему-то вспомнились рыцари другого Храма - тамплиеры - в белых плащах с красными крестами - хранители древних тайн, искатели Святого Грааля... И вдруг я их увидел - тамплиеров! - они охраняли вход в Храм Христа и пропускали прихожан и туристов через Врата металлоискателя... Они были почти такими же, как тогда, в древности, только вместо белых плащей - черные полувоенные костюмы с нашитым изображением сооружения на рукаве и надписью «Охрана Храма Христа спасителя»... Вечерняя служба им совсем не мешала, они уверенно руководили потоками посетителей, а отдельным заблудшим давали четкие и беспрекословные спасительные советы... Как мне повезло, - подумалось, - найти представителей этого Ордена! И где? Не в Пиренеях, не в Эфиопии, где они до сих пор ищут Ковчег Завета, а в центре Москвы! С такими радостными мыслями я покидал этот храм. Да, храм - большой. Большой храм...
    Но я не знал, что путешествие в мир древних сказаний и легенд только начиналось. Меня ждал край, ранее знакомый только по фольклору - анекдотам и устному творчеству знакомых и малознакомых, иногда, как говорится, заветному (выделено курсивом)...
    «В прибалтийских и украинских лесах еще долгие годы после войны скрывались и совершали диверсии лесные братья...» (Из газет).
    ...Вытрезвители недавно ликвидировали. Но отдельные отряды борцов за трезвость затаились в разных округах российской столицы и по вечерам все еще выходят на свой благородный и благодатный промысел...
    ...Я шел по площади Киевского вокзала покупать билет, как-то непростительно расстегнув куртку, неосмотрительно улыбаясь и уж совсем легкомысленно жуя булочку. Но в довершение ко всему (а еще путешественник-фольклорист!) я абсолютно не заметил, как попал в сказочное пространство, где на неведомых дорожках поджидают путника запоздалого соловьи-разбойники и где вопрос «почему без шапки?» становится сакраментальным заклинанием жизни и смерти... А ведь я был без шапки...
    - Ваши документы?
    - Пожалуйста.



    - Что сегодня пил?
    - Ничего.
    - Ну признайся, выпил немного?
    - Да нет.
    - Я же вижу.
    - Я не пил, но если и выпил, какие, собственно, проблемы?
    - Вот сейчас поедем и разберемся. Если обманул - получишь тумаков.
    - Куда поедем? Я никуда не поеду, отдайте, пожалуйста, паспорт!
    - А ну, пошли....
    - Я никуда не поеду!
    - Помогите этого в машину - оказывает сопротивление!
    - Ах, ты... Учти - это статья! Садись - хуже будет!
    - Да за что?
    - Ты похож на подозреваемого! И не разговаривай много!
    - Да вот мой паспорт!
    - Паспорт сейчас 100 долларов стоит! Сиди тут!
..........................................................................................................................
    - Ребята, что мы тут делаем?
    - Ждем. Сейчас шестого найдут - и повезут.
    - Куда?
    - А кто знает? Может, за кольцевую вывезут и... А тебя за что?
    - Не знаю...
    - Ты ж не пьяный, вроде... Документов не было?
    - Есть.
    - А я им денег не дам. Зажму в руке и не дам. Пусть раздевают.
    - А что они вообще хотят? Денег?
    - А кто их знает... Обыщут, побьют, подержат и отпустят...
..........................................................................................................................
    Шестого нашли быстро и повезли. Минут 20 везли. Машина остановилась, и нас вывели и разместили в «обезьяннике».
    - Будешь первым, - как бы по блату пообещал задержавший меня старшина.
    - Давай, выходи!
    - Документы! - скомандовал лейтенант.
    - Вот.
    - А, ха-ахол! - прокричал лейтенант и, хорошо размахнувшись, метнул паспорт на пол.
    - Зачем паспорт-то...
    - Хохол?! Да если б я знал, что ты хохол, я б тебя там поколотил! - подключился к беседе сержант, помогавший старшине размещать меня в «стакане».
    - Пил?
    - Нет.
    - Тебе что, давно тумаков не давали?!
    - В общем-то, давно...
    - К доктору его! Если врет ...
    Доктором была женщина, которая с патологоанатомиче ским спокойствием воспринимала высокие децибелы здешней речи, да и откровенно фольклорные ее обороты...
    - Водитель?
    - Нет.
    - Это трубка. Дышать надо сюда. Она загудит. А что такой напряженный?
    - Да вот - побить обещают...
    - Если не виноват - отпустят! Дыши.
    Трубка загудел. Удивляюсь до сих пор, почему она не показала, например, что выпил я ведро первака, - неужели я бы извлек из кармана независимую экспертизу? Но, видно, трубка оказалась единственной моей союзницей - ох уж эти гуманитарии - не доверяют технике, подавай им человеческий фактор! ...Да, а фактор-то не унимался - меня опять завели к тем же чинам.
- Где регистрация?
    - Нет.
    - Что?! Ты еще спрашиваешь, за что тебя взяли?!
    - Я два дня как приехал с конференции...
    - Мне все равно, где ты там был - где билет?!
    - Вот.
    Некоторое время он внимательно изучал билет компании КрасЭйр.
    - А что ты так разговариваешь?! Перед тобой что, дворник стоит?!
    - Я, по-моему, нормально говорю... Разрешите позвонить...
    - Что?!!!
    - Тут тебе не Америка! Фильмов насмотрелся! У нас зарплата 100 баксов, а не как у них! Здесь нельзя звонить!
    - Жаль...
    - Ладно, давай, выводи его.
    - Пошли, покажу, куда идти, - старшина отдал мне паспорт и билет и довел до дверей. - Вон там ходит 17-й троллейбус и маршрутка. Тебе куда ехать?
    - На Киевский вокзал. А метро где?
    - Метро далеко. Иди на троллейбус.
    - А что это за заведение?
    - Вытрезвитель.
    - Какой?
    - Юго-Западного округа.

    ...О многом хотелось тогда рассказать старшине, но писатель в душе уже боролся с рассказчиком: - Лучше напишешь, - говорил он, - потом. Если захочешь. Адрес ты знаешь. - Да, напишу, потом... - как-то без возражений согласился рассказчик... И мы пошли на 17-й троллейбус... Хотя я вернулся из тридевятого царства, мне долго еще мерещились лешие и кикиморы... И только ночью, когда последний таможенник покинул мое купе, я обрадовался тому, что эта сказка закончилась...
    ...Уже в Киеве мне рассказали, что в Москве висят плакаты с изображением Путина, Бодрова и Плисецкой с подписью: Путин - наш президент, Бодров - наш Брат, Плисецкая - наша звезда. Думается, не хватает только Пушкина, который, как известно, наше все...
    Да, и последнее, о книгах: молодые путинцы провели акцию отделения зерен от плевел. Они выкупали в магазинах плохие книги (Пелевина, Сорокина и Маркса - того самого, Карла), вместо них внедряли в продажу хорошие - Васильева и Белова. А плохие - отправили авторам: первым двум - лично, а К.Марксу - почему-то в Карл-Маркс-Штадт...



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration