Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 22 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА

ГраюЯ карты таро купить энгельс.
Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 10, 2006 - ТЕРРИТОРИЯ ТЕКСТ

Хаткина Наталья
Украина
ДОНЕЦК

Донецк - это отец

Интервью с Натальей Хаткиной.


Является ли этот Город для вас родным? Если нет, то с какого года вы здесь и стал ли Донецк для вас родным?

 

В Донецке я живу с 1972 года — мой отец был военным, и семья жила там, «куда родина пошлет».

То, что после «дембеля» нужно поселиться именно в Украине, сомнений не вызывало — это наша историческая родина.

Донецк выбрали потому, что тетя написала: «Город чистый, молодой, спокойный, и снабжение хорошее. Для Наташи есть университет».

Родным городом Донецк стал мне далеко не сразу. Я, в припадке самомнения, считала, что могу покорить Москву — как Александр Дюма покорил Париж, с одним золотым в кармане. Донецк как любимый город проявился постепенно — так проявлялись когда-то черно-белые фотографии.

 

Представим, что мы с Вами прогуливаемся по нашему городу… Вы могли бы назвать 7 знаковых мест Донецка. Если можно, подробно о каждом — с чем оно связано?

 

1. Первое и главное для меня место, центровое — библиотека. Та самая, «имени товарища Крупского». И две ее сестрички: областная детская и областная юношеская.

В студенческие годы я полжизни провела «в Крупской». Двадцать один год проработала в областной детской библиотеке — это для меня просто икона. Люди, которые живут детьми и книгами, — святые люди.

Наплыв школьников в читальный зал детской библиотеки, победитель популярной передачи «Самый умный», который приходит продемонстрировать свой приз библиотекарям, что ему помогали готовиться, — это доказательство того, что Донецк город интеллектуальный и духовный.

И если бы не детская библиотека, я бы никогда не начала писать для детей, не смогла бы редактировать всеукраинский журнал «Апельсин» — для умных детей и веселых родителей.

 

2. Парк — тот, что возле ДК «Юность». Он был раньше имени Ленинского комсомола. У меня на протяжении жизни было две собаки — всего двадцать пять лет, немало. Мы в этом парке гуляли — с друзьями, детьми и «псовнами», устраивали пикники.

Парк — это ведь не только аттракционы, памятники и клумбы. Это соснячки и ельнички, цветущие деревья, спуск к воде — Кальмиусу, полевые цветы, птицы — сороки, соловьи, даже фазаны!

Короче, доступная нам в пределах города природа.

 

3. Место, которого нет.

В начале перестройки во дворе, где сейчас на углу «ТекилаБум» (где я ни разу не была и не собираюсь), а раньше было кафе «Башня», а раньше — не помню, так вот, в этом дворе, в подвале открылась художественная галерея «Авангард».

Вот скажешь — и нахлынет: ощущение раскованного творческого общения, поиска выхода за всем надоевшие рамки, дружелюбия — совсем не исключавшего принципиальную критику.

В этом подвальчике встречались художники, поэты, музыканты, которые могли бы сделать честь любой столице: живописцы Саша Глумаков, Гена Олемпиюк (ныне покойный), коллажист Володя Шатунов, флейтистка Людмила Шершнева, поэтесса Люся Константинова и ее очень артистичная сестра Таня…

Позднее эту традицию поддерживали галереи «Семь на семь» и «Ажур» — но их тоже больше нет.

 

4. Улица Отечественная.

Это такая тихая улица — за гастрономом «Россия». Теперь там очень красивые особняки — за высокими заборами и с охраной. А когда-то на этой улице был маленький домик с большой кухней и с большой же террасой.

Там жили необыкновенные люди: редактор и поэт Любовь Георгиевна Оханова и ее муж — поэт Павел Шадур. У них был «открытый дом». Если хотите — салон, только без оттенка снобизма, который иногда ощущается в этом термине. По вечерам на террасе под старинной лампой звучали стихи, музыка, не умолкала дружеская пикировка. Самой остроумной — настоящей «мадам Рекамье» — была Любовь Георгиевна, мама Люба. Жаль, что никто не догадался записать ее баек из жизни послевоенного Литературного института.

Они потом переехали в Киев и всегда были готовы предоставить место, где «бросить кости» поэтам из Донецка.

Теперь они уже оба в мире ином. Я невыразимо им благодарна…

 

5. «На Гладковке сдавали флигеля…» — это строчка из моей поэмы «Лучшие годы».

Гладковка, Буденновка, Александровка… Так называемые «поселки». Ни для кого не секрет, что Донецк не может похвастаться старинной архитектурой. С современными домами и печальными «хрущевками» (в «хрущевке» обитаю и я) соседствуют кварталы частной застройки — с особым бытом.

Скандальным? Да! Общинным? Да! Готовым и поддержать, и осудить, и посмеяться…

Я когда-то была «флигелесъемщицей» — и романтически вспоминаю свой маленький флигелек, увитый розами, и хозяйку, которая к моему приходу из библиотеки, зимой растапливала печь, а летом ставила на стол цветы.

 

6. Областной драматический театр. Место, где уже давно соседствуют традиции и эксперимент. Интересные режиссеры, актеры и актрисы со своим лицом.

В этом театре идут две моих пьесы — музыкальные инсценировки: «Милый друг» по Мопассану и «Ходжа Насреддин против Эмира Бухарского».

Раскланиваться со сцены на премьере — незабываемое ощущение! Чувствуешь себя счастливой идиоткой.

Один мой товарищ сказал: «Ты кланяешься, как Чебурашка…»

И перед спектаклем (а также после него) так приятно пройтись бульваром имени Пушкина — он изменился, стал еще красивее.

 

7. Дома, где живут (или жили) мои друзья. Так мало кому известная улица Любавина для меня — улица Людмилы Прозоровской, моей коллеги по библиотеке. Она рано умерла — очень светлый и жизнерадостный человек. Последние слова ее, что она мне сказала по телефону: «И траляля…»

Банально (правда всегда банальна): город — это люди.

 

Вы могли бы кратко обозначить атмосферу, суть Донецка?

 

Трава, которая пробивается сквозь асфальт.

Параллель: я очень люблю Одессу. Ее атмосфера густо настояна на традициях: исторических, фольклорных, литературных, художественных… Море, опять же.

А в Донецке приходится выращивать культуру, про которую говорят, что ее нет. А это не так! Причем давно уже не так…

Так вот для меня Донецк — это отец, который говорит: «Учись и работай. Всегда!»

А Одесса… Нет, даже не мама — бабушка. Ласковая и снисходительная: «Ты погуляй, позагорай, а стихи — бриз принесет…»

 

Место, где Вы обычно назначаете встречи в нашем городе.

 

В парках и кафе на улицах. Только чтобы музыка была потише — поболтать хочется.

 

Куда Вы водите гостей? Куда советуете пойти приезжим?

 

Два любимых места.

Ботанический сад. В мае там изумительно цветет сиреневая аллея! А в оранжереях круглый год — роскошь всемирной флоры. И это при том, что зимой сотрудники оранжерей сами рубят дрова и топят печи, чтобы бананы и глицинии не замерзли…

Донецкий художественный музей.

Я вообще люблю живопись, но мне очень помогла понять ее глубже и разностороннее Марина Третьякова — заместитель директора, как говорят, «по науке».

И постоянная экспозиция, и частые выставки — это настоящий праздник. Есть на что посмотреть — и гостям, и дончанам.

 

Как вы считаете: благодаря какому литератору, писателю наш город стал известен? Другими словами, есть ли ктото из знаменитых (и не очень) авторов, с которыми ассоциируется Донецк? С кем из них связываете его вы?

 

Традиционно это Стус (мемориальная доска на филологическом корпусе университета) и Сосюра («Як передать, Донбас, твою красу и силу?»).

Но для меня это, прежде всего, современники.

 

Какой он — «Донецк литературный»? Есть ли у нас в городе сегодня литературная «тусовка»?

 

«Тусовка» — не мое слово. Не то что оно плохое — просто не мое. Есть время собирать камни, есть время их разбрасывать.

Я сейчас собираю: пишу роман на украинском языке, сказки для детей. Ну, стихи — это всегда «внезапный выброс». Плотно занимаюсь внуком, который с каждым днем становится все интереснее.

Мои друзья литераторы — люди от тридцати до пятидесяти, которые уже себя проявили в прозе и поэзии: автор детективов Нина Вадченко, автор иронических фраз и рассказов Вячеслав Верховский, поэт Светлана Заготова, поэт и прозаик, активно пишущий на русском и украинском языках Олег Завязкин, поэты и прозаики «в одном флаконе» — Дмитрий Пастернак и Владимир Рафеенко, поэтесса Светлана Куралех. Невероятного таланта и работоспособности автор русской прозы и украинских стихов, филолог Элина Свенцицкая…

В антологии «Освобожденный Улисс» (русская поэзия за пределами России), где представлены русскоязычные поэты от Англии до Японии (восемьсот страниц в книжище!) — семь авторов из Донецка, в том числе и моя дочь Маша Хаткина.

Мне в юности представлялось, что литераторы живут празднично: напишут книжку — а потом месяц празднуют. Общаются. Сейчас я понимаю, что для литератора в равной степени важны сердце, голова и, простите, попа. Не посидишь каждый день за компьютером часов шесть-восемь — ничего весомого не напишешь.

Поэтому в гости хожу редко и литературных вечеров при свечах не устраиваю.

Однако понимаю ту «поэтическую молодежь», которая ищет места для «литературной тусовки».

Когда-то существовала при Союзе писателей Украины (Донецкое отделение) литературная студия, которой в разное время руководили Борис Радевич, Борис Ластовенко, Борис Белаш. Там мы находили друг друга — и в дальнейшем обходились без руководства.

Теперь на улице Матросова в кафе при автозаправке по средам в пять часов вечера собираются «кораблевники» — туда приходят все, кого интересует искусство и литература. Все это под крылом Александра Кораблева — доктора филологических наук, редактора альманаха «Дикое поле». Юные таланты могут найти там единомышленников и точку опоры.

 

Грустите ли вы по Донецку вчерашнему? Или вам нравится жить в нём сегодня?

 

В Донецке сегодняшнем я иногда затрудняюсь с ориентировкой: столько нового!

Вчера была булочная — а сегодня банк! Вчера был гастроном «Киев» — а сегодня княжество обуви «Эколас»!

Однако ностальгия у меня только по молодости — а новый Донецк мне очень нравится.

Больше всего то, что владельцы новых магазинов и банков, фотоателье и иже с ними относятся к прилегающей территории, как к своей: кладут тротуарную плитку, высаживают цветы и деревья.

Идешь и видишь: это НАШ город.

 

paragraphnbsp;кармане. Донецк как любимый город проявился постепенно

КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2013-03-24 16:08:44
Юлия
Украина, Донецк
Наталья, какая замечательная статья!!! Спасибо!!
(Я также участвовала в Ходже Насреддине!) Очень рада увидеть это небольшое произведение здесь :)

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration