Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня четверг, 21 июня, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 12, 2008 - ПТИЦЫ ОТМЕЧЕННЫЕ

Кадникова Татьяна
Россия
Заречный





    МОЙ ЗИМНИЙ САД
    В детстве я пыталась остановить время. Писала на клочке бумаги «Таня… семь лет» и клала его под цветочный горшок. Цветок сочился грязной водой, и ручей размывал мою записку. Но мне так хотелось подольше оставаться маленькой!
    Странная игра увлекала меня. Под всеми цветочными горшками лежали бумажки. Последняя: «Таня… январь… десять лет». Мне кажется, благодаря этим искусственным плотинам время в детстве текло чуть медленнее.
    …А юность моя продлилась дольше благодаря стихам.
    Впитав в себя все, что «сияло и рвалось» мои стихи стали комнатными цветами, моим ненаглядным зимним садом, стоящим над временем, над листочком в клеточку, на котором сегодня написаны немаленькие цифры. И благодаря этому, я длюсь, и только сама могу решить, что будет дальше.


    ТАЛАЯ ВОДА
    Дом наш, каменный величественный особняк, возвышался на самом берегу реки Пензятки. Помню вечный, я бы даже сказала, суеверный страх перед половодьем.
    И всё же вода разливалась.
    Талая вода приносила в наш огромный сад осколки чужой жизни: за доски забора и стволы вишен цеплялись пластмассовые лебеди с изувеченными клювами и продавленными боками, одноногие, бесстыдно голые куклы с тиной в кудрявых волосах, пустые пузатые бутылки из-под южных вин – в корзиночках, сплетённых из зелёных и жёлтых ленточек.
    Мне казалось, что страна, откуда приплывают эти предметы, намного лучше той, в которой живу я. Там любят детей и не оставляют так надолго наедине со своими мыслями. Я обувала красные резиновые сапоги и часами ходила по саду: вылавливала хлам палкой с гвоздём на конце и думала о счастливой жизни тех, кому это раньше могло принадлежать.
    Это были мои первые серьезные размышления о жизни, которые впоследствии стали стихами.
   
   
   
* * *

От мамы остались очки да еще радиола,
Которая выглядит кругом гончарным –
печальным-печальным.
А, может быть, мама лепила кувшины ночами,
А, может, ваяла спортивные кубки?
Что дочери знают о мамах?
Потом лишь. Потом лишь.
Я тоже, семейной традиции следуя, буду
Крутить радиолу и амфоры делать для греков,
И, может, рубить заодно саркофаги.
А дочка потом лишь…
…Но, мама, – очки… Что ты видела в них?
Я надену их тоже.


* * *

Обыкновенная белая кошка
необходима семье для комплекта,
Даже если она глухая немножко,
Но не лишенная интеллекта.
Чтоб мурчаньем заполнять пространство
между завтраком и обедом,
Чтоб зализывать сердешные раны
и пахнуть под дверью соседа.
Даже если она косая немножко
и на руки прыгает крайне редко,
Запомните: обыкновенная кошка,
Четырехногая, как табуретка.
И можно нежность складывать в кошку,
Впрок, что рублики в свинку-копилку.
Да будет вам счастье, хлеб и картошка,
Обязательно насаженная на вилку!


* * *

Мне кажется компьютер живым,
Хоть с виду такой холодный он!
В нем стелется синий дым,
Стелется ко мне под ноги.
Это – остатки слепой пурги.
Известной в классике русской.
О, как похожи наши мозги,
Требующие перезагрузки!
Мое лицо влюблено в экран,
Цитируя Блока на блогах,
Летим мы по солнечным серверам.
В поисках добрых окон.
….И снова сгущается синева,
Сиреневая его, густая.
….И снова круглая моя голова.
К квадратной его прирастает.


* * *

Здравствуй, Сахар Рафинадович из десятого подъезда!
Это я кручу «Катюшу» на своем магнитофоне,
Чтоб ты вечером немножко отдыхал от мрачных мыслей:
Кто ворует помидоры на твоей убогой даче?
Кто ворует?
Кто ворует?
Здравствуй, Вера Сарафановна из девятого подъезда.
Это я кручу «Катюшу» на своем магнитофоне,
Чтобы ты крутила груши вечерами энергичней.
Помнишь, что там, в прошлой жизни?
Здравствуй, друг Помятобрюкин, из подвального подъезда,
С комаром на голом торсе.
Знамо дело, помидоры
Выпивоху обобрали.
Это я кручу «Катюшу». Что-то там внутри заело.
Это я ночами плачу, жизнь проходит, жизнь проходит.
Кто ворует?
Кто ворует?



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration