Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 14 декабря, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 9, 2006 - ПТИЦЫ

Чайковский Николай


УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ
Поэт с музыкальной фамилией работает учителем в музыкальной школе. В городе, где музыка едва слышна в грохоте отбойных молотков, конвейеров и прочих механизмов. Живет незаметно, не привлекая к себе внимания.
Если бы его стихи были опубликованы вовремя, они встали бы на той же полке, где томики Николая Тряпкина, Василия Казанцева, Анатолия Жигулина…
Может, еще встанут. Время бывает безразлично к пишущему, но не история, расставляющая всех по своим местам…
А.К.


НОЧНЫЕ СТРАХИ

Я лежу на кулях камыша
За спиной молчаливого деда.
Если б только камыш не шуршал,
Можно думать, что мы и не едем –
Так спокойно шагают волы…
Мне шесть лет и ни капельки страху,
Хоть от верб на дорогу легли
Очертания в черных рубахах.
И хотя на высокой луне
Поднимает на вилы брат брата,
И по небу на белом коне
Едет облако звезды прятать,
И хотя из ночного пруда
Вдруг всплеснула рука водяного:
Разошлася кругами вода,
И кугу будто ветер потрогал...
Но когда на коньке ветряка
Заскрипел неожиданно флюгер –
Даже дед тогда вздрогнул слегка,
Крикнул «гей!», покрестился и сплюнул.



МЕДОГОНКА

Как отчаянно пчелы жужжат!
Желтым дымом клубятся над ульем,
Будто в доме их вспыхнул пожар,
А пожарные где-то уснули.

Дед надел свой соломенный брыль,
Скрыл лицо под забралом защитным,
И из улья, что ярче горит,
Тащит он золотые вощины.

Не вощины – цветущий подсолнух
В черных зернах прилипших пчел.
Мед не держат душистые соты –
Он по дедовым пальцам течет.

Забивает мне в рот и в нос
Мед янтарные сладкие грозди.
Я за всем наблюдаю в окно:
Страшен детям пчелиный воздух.



НА БАШТАНЕ

Я иду по зеленым планетам,
По оранжевым, желтым мирам.
Он весь в зарослях цвета и света,
Изумрудный над ним мираж.

Осторожно в пространствах ступаю,
Чтоб не хрустнула вдруг под ногой
Или дыня – луна золотая,
Иль арбуза шар огневой.

Вот курень – здесь конец мирозданья.
Дед в толстовской рубахе и бос.
Он ножом свои режет созданья,
Отгоняя навязчивых ос.

 

ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ

Слава вам и рояли, и скрипки,
И орган, потрясающий зал!
Я на деда смотрю с улыбкой –
Он играет, закрыв глаза.

В его пальцах нехитрая штука –
Только дудка сухого бузка
И надетый на дудку туго
Отшлифованный рог быка.

Даже пальцам не всем работа:
Их ведь десять, а дырок – шесть.
Но мой дед себя чувствует богом,
Мне бы слушать – ни спать, ни есть.

Рядом с ним на высокой колоде
Я до самых до звезд просижу.
И жужжит в костяном колодце –
Словно в сумерках майский жук.


СОСНЫ НА ЗАКАТЕ

Исполинские кроны сосен
В ореоле лучей золотых –
Словно с ними боролось солнце
И ушло, не осилив их.


*   *   *
Как трещина большая,
Бежит в траве река.
Глянь:
В Южном полушарии
Такие ж облака!
А ночью – даже страшно
Взойти на шаткий мост –
Под ним,
Как и на небе,
Такая ж бездна звезд.


*   *   *
Далекая окраина души,
Как ты темна!
Но не в тебе ль струится
Тот высший свет, которого в тиши,
Как свыше слов,
В пустыне ждут провидцы.

Пока ум истину берет измором,
А сердце занято нескладицею чувств,
Иду в тебя, как бы в поля за город,
Где сам неведомо чего ищу.

Далекая окраина души,
Тишайшая из всех моих провинций,
Где побывать – что заново родиться,
Но постоянно невозможно жить.


*   *   *
Нет, не лес, не раздолье грибное,
Не пропахшая дымом изба,
Что-то тянет в деревню другое,
Непонятное, словно судьба.

Есть в нем что-то от ветра и воли
И от пламенной пляски костра,
От раскрытых над крошечным полем
В голубые глубины пространств.

От сплошной тишины на погосте,
От запечного пенья сверчка,
Под которое, - Боже, как просто! –
На мгновенья дробятся века.

Нет, не лес, не раздолье грибное,
Не пропахшая дымом изба,
Что-то тянет в деревню другое,
Непонятное, словно судьба.

 

*   *   *
                                Покажи мне камень, который строители отбросили!
                                Он – краеугольный камень.
                                                (Евангелие от Фомы)


Мне бы жить так и жить,
Не горюя о малом:
Утром косы точить,
Ночью спать в сеновале.

Ждать погожего дня,
Проклинать непогоду,
У печного огня
Пить горячую воду.

Летом сани чинить,
В зиму ладить телегу…
Оборвалась та нить –
Ни пройти, ни проехать.

И пустует изба –
Мгла струится из окон.
И тоскует звезда
Над деревней высоко.

Может быть, обо мне
Так грустит отрешенно,
Об ответном огне
Мной в избе не зажженном.


*   *   *
Не унять печаль,
Не минуть беды –
Не с того ключа
Я испил воды.

Не с высоких туч,
Не их рек долин –
Видно, этот ключ
Из земных глубин.

Напоил меня
Раз и навсегда,
Горячей огня,
Холоднее льда.

Ах, журчи, журчи! –
Ты ли мне не люб!
Мне теперь ничьих
Не касаться губ.

Не унять печаль,
Не минуть беды –
Не с того ключа
Я испил воды.


*   *   *
Над землей стоит
Ночь кромешная,
Ночь кромешная
Не кончается.
Над свечой прямой
Белоснежною
Красным тополем
Свет качается.

Ох, и гнется он
Во все стороны!
Да куда ни ткнись –
Грают вороны.
Не пробить ему
Тьму кромешную,
Загубить ему
Белоснежную.


*   *   *
Самолет пролетел над собором,
И растаял серебряный след.
А собор все парит: ведь опора
Его крыльев не воздух, а свет.

МОЛИТВА

Казанская Пречистая –
Закатный пламень, мгла, -
Как облако лучистое,
Сияешь из угла.

Строги твои надбровия –
Вороньих два крыла.
Ты взглядом, как надгробием,
Мне на сердце легла.

Легла на сердце бедное
Небес твоих печать –
Шепни слова заветные
И повели молчать.


ТРИ КАМЕННЫХ БАБЫ

Три каменных бабы – три брюха в руках
На старом кургане сошлись на века

Одна на рассвет устремила свой взгляд,
Другая печально глядит на закат.
А третяя, словно не стоит труда,
Все смотрит и смотрит она в никуда.

У первой – улыбка рассветным лучом,
Второй – рот прорублен кровавым мечом,
А третяя – губы на вечный замок:
Печатью молчанья зеленый лишь мох…

И каждая что-то в утробе таит –
И камень веками курган тяжелит.
Ни глаз не сомкнуть, ни губ не разжать!
Три тени, как призраки, в травах дрожат.



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2012-04-06 17:46:44
Михаил http://www.mihailchizhov.ru/
Россия, НИНО
впечатлило..

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration