Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня понедельник, 22 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 9, 2006 - ЗВЕРИ

Кораблев Александр
Украина
Донецк

Спичечный поезд Дмитрия Бураго. Остановка: Донецк

(24 мая 2006 года, Литературное кафе «Точка опоры», Вольное филологическое общество)

Стихи Дмитрия Бураго


    А.К. Большое видится на расстоянии. А такая крупная фигура, как Дмитрий Бураго, особенно хорошо видится из Донецка. Поэт, редактор, издатель, культуртрегер, политтехнолог – и это еще не все социальные роли, которые играет этот человек, надеясь, наверное, в итоге, сыграть себя.
    Событием, перевернувшим жизнь столичного плейбоя, стала смерть отца. Профессор филологии Сергей Дмитриевич Бураго, был известной и значимой в городе личностью, зачинателем многих культурологических проектов – гуманитарного фонда, международной научной конференции «Язык и культура», журнала «Collegium» и его театрализованного приложения «Collegium на сцене», различных издательских программ и др. 
    Упавшее культурное наследство могло раздавить своей неподъемностью, могло расколоться на части, рассыпаться, растранжириться. Но этого не случилось. Случилось другое: человек, которому это выпало, стал другим, в нем открылись силы и возможности, что соответствовать некой миссии, значение которой, может быть, и ему самому еще не до конца ясно.
    Начатое Сергеем Дмитриевичем достойно продолжается Дмитрием Сергеевичем и по сей день. Кроме того, у Дмитрия Сергеевича вполне достает и своего креатива – у него постоянно возникают все новые идеи, а самое главное – эти идеи ему удается осуществлять: это уникальный «Издательский Дом Дмитрия Бураго», этакий элитный островок в море массовой литературы, это и просветительские поездки по городам Украины, и проблемные научно-литературные семинары, и многое другое.
    Он реалист и прагматик, умеет считать и просчитывать, но, что удивительно, при этом он остается идеалистом и романтиком, находя смысл жизни в поэзии, а поэзию находя в жизни, не утруждая себя их разграничением…

    Д.Б. Слушая эти слова, я смотрел на себя со стороны и думал: это ж надо! Как все это не соотносится: то, как ты видишь себя сам, - с тем, как ты отражаешься в социуме, в друзьях, в любимых. И с этим парадоксом приходится уживаться…
    Вчера мы посидели немножко с Сан Санычем, поговорили… Водка была свежая, белая, холодная… А говорили мы о том, что наступает полный распад, страна уже не имеет тех функций, какие имела еще в прошлом веке. Уже границы иллюзорны: во-первых, оружие совсем другое, во-вторых, другие информационные технологии… Соответственно, мы приходим к модели княжеской, древней Руси. Это обусловлено еще и тем, что бюджеты международных корпораций превышают бюджеты большинства стран; эти корпорации и подменяют теперь страну, идеологию и т.д.; это уже их игра, на их поле. Страна как таковая уже зачастую теряет свой смысл.
    Поэтому единственный выход – это строить свой дом, сажать свое дерево, рожать ребенка. Все это очень правильно. Поэтому когда я называю свое издательство «Домом» и как бы нескромно ставлю рядом свое имя и фамилию – это означает лишь то, что я несу полную ответственность за «домоустройство» этого социального порядка.  И, соответственно, я делаю в этом «Доме» то, что считаю нужным.
    И вот, в то время, когда литература (я не говорю о массовой литературе), тем более поэзия, стала уделом только богатых людей (потому что нищий человек не может себе позволить не только писать стихи, но даже их читать…), я позволяю себе такую роскошь - писать стихи, по прихоти, или просто взять и приехать, пообщаться с человеком, который тебе интересен…  И глядя на себя со стороны, начинаешь понимать, что и те несколько сотен изданий, которые осуществлены, и те конференции, которые проводятся, и многое другое – это всего-навсего эгоизм отдельно взятого человека, который хочет, чтоб это было.
    Есть замечательный городок в Египте – Эль Гуна, возле Хургады. Его построил один миллиардер египетский, живущий в Америке. Он купил участок, вырыл венецианские каналы, построил дом, потом рядом построил еще, сдал кому-то в аренду… И сейчас там вырос целый город, который отличается от других определенной изысканностью – там дорогие цены, там мало людей, зато там лучшие в мире гольф-поля… В пустыне! Сумасшествие!.. Мне это близко: человек построил город. Он что-то основал. Там атмосфера несколько искусственная – как в сказке, но чувствуется незримое присутствие личности, которая это затеяла, придумала…
    Не знаю, зачем я это говорю. Лучше почитаю стихи…

 

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

    - Я так и не понял, где вы работаете?
    - Нигде. У меня нет трудовой книжки.
    - Ага, вы анархист?
    - Нет, я не анархист. Я сам не знаю, кто я.
    - То есть, вы надеетесь…
    - Я не надеюсь, у меня нет надежд.
    - Один умный человек сказал, что книга – любая – завещание будущим поколениям. А вы как полагаете?
    - Я думаю, что не любая. Да, собственно, вся наша жизнь – завещание.
    - Сейчас мы говорим не о жизни…
    - Если говорить о поэзии только в стихах, то это как-то унижает человека. Поэзия существует во всем мире. И не обязательно писать стихи – можно любить женщину, видеть сон…
    - Как вы видите свое место в литературном процессе?
    - Я могу сказать, что я не вижу литературного процесса. Литературу – вижу, литературного процесса – нет... Возможно, все, что я создаю, это только для того, чтобы понять: где я? кто я?
    - Согласны ли вы, что нужно постоянно устанавливать новые связи между прошлым и будущим?
    - Конечно. Связи надо устанавливать. Но, понимаете, устанавливать связи между прошлым и будущем намного легче, чем устанавливать их в настоящем. Потому что когда мы устанавливаем их в настоящем, то мы должны смирять свою гордыню. Это проблема и всего человечества, и каждого человека.
    - Вы много правите свои стихи?
    - Есть четверостишия, которые я пишу годами. А если за 5 часов напишу одно четверостишие – слава Богу! Легкость – это когда ты уже подготовлен к тому, что ты сделаешь. И тогда выходит легко. Если же ты не готов, то, конечно, тяжело. Кроме того, я считаю, что поэзия рождается не в момент записи. Человек созревает к ней. А записать – дело техники…
    - Скажите одним словом: что вы хотели показать своими стихами?
    - Ничего. Абсолютно. Я – являюсь поводом, а для чего это уже Бог весть.
    - Что в поэзии первично – язык или человек?
    - Язык развивает человека, а человек развивается в языке. Вне языка человек не существует. Язык – это вообще основа всего и вся.
    - Вы пишете на украинском языке?
    - Этот язык я начал слышать после 20 лет. Я и в школе его не изучал, и в институте… Это не мой язык. К сожалению. Это необычайно песенный язык, с ним очень интересно, но я не настроен на него.
    - В чем разница между тусовкой и установлением творческих связей?
    - Тусовка – это определенный стиль жизни, когда человек кажется кем-то. А связь – это нечто более серьезное, более ответственное…
    - Издательская деятельность – это ваше основное занятие?
    - Это мое хобби.
    - А вообще, чем вы деньги зарабатываете?
    - Проституцией. (Смеется.)
    - Нет, серьезно.
    - Серьезно. Политикой.
    - Проституция честнее.
    - Честнее. Согласен.
    - Что читаете?
    - Сейчас – ничего. Уже с месяц. В смысле – романов. А так – читаю древнерусские тексты, летописи…
    - Для чего?
    - Для своего удовольствия.
    - А рукописей молодых авторов много приходится читать?
    - Я избегаю этого занятия. В отличие от Сан Саныча, у меня есть замечательные помощники, которые этим занимаются, а я читаю только то, что мне нужно.
    - А свои стихи вы любите перечитывать?
    - Не всегда. Более того, через некоторое время я забываю о них. Они живут своей жизнью, а я – своей…
    - А бывает такое, что свои стихи забываете?
    - Я их вообще не помню. (Смех.)
    - Ваша основная задача в творчестве?
    - Никаких задач! Прожить свою жизнь.
    - Что вы издаете?
    - Что хочу. Вот сейчас я издаю трехтомник известного, великого националиста Ивана Михайловича Дзюбы. В него войдут все вещи, которые он написал на русском языке.
    - Вы думаете, что Дзюба – националист?
    - Ну, во всех энциклопедиях он так прописан. Во всяком случае, сидел он за национализм.
    - А Параджанов сидел за что? (Смех.)
    - В отношении Дзюбы я произношу слово «националист» в больших кавычках. Это человек, каких вообще очень мало, который несет в себе ту самую городскую культуру 60-х годов до наших дней, ту самую интеллигентность…
    - Вам не нравится слово «национализм»?
    - Я думаю, задача творческого человека – прожить свою жизнь и создать свой контекст, а не просто вписаться в чей-то. А для этого абсолютно не важно, где ты живешь – в Горловке, Киеве или Новой Гвинее (куда я надеюсь переехать в ближайшее время)…
    - Как известно, во время пожара люди ведут себя иначе, чем в обычной обстановке. Верите ли вы, что есть такие люди, которые, если начнется пожар в нашем обществе, останутся такими же, какими они были в мирное время, не станут сволочами, мародерами и т.п.?..
    - Я понимаю, что нам всем нужно готовиться к этому… Я думаю, что такие люди есть. И не только думаю – я знаю таких людей.  Например, я знаю людей, у которых нет органа, которым завидуют. Обычные люди завидуют, а у них – нет такого органа! Я знаю людей, которые не могут пожелать другому зла. Ну не могут! Им нечем. У них нет такого органа.
    - Вы видели журнал «Киевская Русь»?
    - Да, видел, Дима Стус его издает, замечательный журнал. Это класс. Но классно и то, что в нем печатается. У нас с ним сейчас целый ряд проектов. Мне очень нравится, как Дима ведет политику журнала и какую позицию он занял. Сидим мы с ним в кафе: он говорит по-украински, я – по-русски. Но это не мешает нам понимать друг друга! Да, на некоторые вещи у нас разные взгляды. Но у нас выбора нет – мы сидим в одном окопе, а окоп – вот это всё! А нам с ним делить вообще нечего. И мы оба хорошо понимаем, зачем этот раскол: борьба за голоса, за электорат и т.д. Это и есть политика: разделяй и властвуй! Замечательная, проверенная методология!
    - Так вы ж сами этим занимаетесь...
    - Это плохо, конечно, но жить-то надо… Надо освобождать себя для чего-то еще. Например, приехать сюда, увидеться с Сан Санычем… А еще я очень хотел увидеться с Сергеем Шаталовым, которого считаю человеком высочайшей культуры. И то, что он сделал для Донецка, уже тем, что он просто здесь живет, это будет понятно только через какое-то время. Большое видится на расстоянии. Это замечательный, великий художник, достояние нашей культуры…
    - Бедная культура…
    - Все мы «бедные люди» – об этом еще Достоевский писал.
    - А вы общаетесь с теми писателями, которые пишут «массовую литературу»?
    - Знаете, я и с таксистами общаюсь…
    - И все-таки?
    - Ну, с Андреем Курковым. Все знают Андрея Куркова? Все знают, но никто не читал. Вот что значит сила пиара. Даже я не читал. Но мы с ним дружим, замечательный человек.
    - Как вы относитесь к такой литературе?
    - У меня нет времени ее читать. Но отношусь хорошо.
    - И все-таки несколько пренебрежительно.
    - Почему же? Если звезды зажигают, значит это кому-то нужно.

Перерыв.

ОБСУЖДЕНИЕ

    С.Шаталов. Получил сегодня большую дозу поэтического адреналина… Считаю, что сейчас в Украине только три русских журнала: «Крещатик» (редакция которого находится в Германии), «Соты» (редактор которого сейчас перед нами) и «Дикое поле». Всё!
    М.Панчехина. Слушать было сложно, но очень интересно, потому что идет постоянное наращение смысла… Ритмика и звукопись напоминают позднюю Цветаеву…
    Е.Скрипченко. Стихотворная структура интересна и необычна… Хороший и чистый русский язык…
    Я.Сайгаков. Понравился ответ на вопрос «Зачем?»…
    А.Таран. Поэзия – это своего рода гипноз. Тем более, такое чтение…

    И.Кошелев. До этого вечера я знал лучшего поэта Донецка (это – я); теперь я узнал лучшего поэта Киева…

    А.Чушков. Понравилось. Во-первых, потому что не начал нас тут учить. Во-вторых, потому что человек занимается еще чем-то полезным, кроме поэзии…
    П.Свенцицкий. После прочтения книжки «Шум словаря» впечатление сложное. С одной стороны, автор пытается осмыслить себя во времени и в языке. С другой – встречаются штампованные вещи и не всегда удается вовремя поставить точку…
    В.Верховский. Не стихи необыкновенны, а отдельные строчки…
    М.Южелевский. Авторское чтение несет заряд энергии…
    О.Юрьев. Понравилась жизненная позиция… Похож на кукловода, вступающего к какие-то отношения со своими текстами…
    Е.Морозова. Эти стихи, может, и не надо понимать, их надо чувствовать…
    А.Куралех. Когда слушаешь стихи, впечатление невольно распадается на то, что получаешь от самих стихов и от того, кто эти стихи читает… С одной, человеческой стороны – увидел человека доброго, увлеченного, с другой, поэтической – ощущение языка, который, может быть, исчерпывает человека…
    А.К. Многое импонирует: отношение к слову, отношение к жизни, а также то, как соединяются слово и жизнь… Стихи могут быть и такие – сложные, плотные. Но слушать их жутковато – после таких стихов либо умирают (Марина Цветаева, Сильвия Платт), либо умолкают (Иван Жданов). После таких стихов остается ждать – либо откроется какая-то иная сложность, либо неслыханная простота…

    Д.Б. Спасибо всем. Спасибо Сан Санычу – за то, что он расставляет верстовые столбы на этом Диком поле. Спасибо Вадиму Гефтеру – это такой мощный тыл, а я очень хорошо знаю цену этому тылу. Это «точка опоры» не только для журнала «Дикое поле», но и для всего литературного Донецка. И все это – то самое подвижничество, благодаря которому жизнь приобретает если не смысл, то некое оправдание.
    Я вот в церковь редко хожу, по большим праздникам, но однажды за собою заметил: когда у меня нет какого-то оправдания, я начинаю срочно что-то издавать – как свечку ставить.
Спасибо Донецку – за доброту. Киев сейчас – как загнанная лошадь, которая тяжело дышит над водой, которую пить нельзя – подохнет же! А пить хочется – после такой гонки. А у вас как-то все спокойнее, и слава Богу! Люди у нас в Киеве жутко накручены, а здесь единение какое-то…
    Я благодарен абсолютно всем – и тем, кто что-то сказал, и тем, кто промолчал. Потому что молчание – это тоже синтаксис.
    Мы говорили о сложности стихов… Жизнь сложна. Так хочется в одно время вложить как можно больше пространства, жизни, чувств и всего-всего…
    Если позволите, я закончу свой вечерний монолог стихотворением. Я его отложил, когда читал, и я рад, что его отложил – теперь я могу прочитать его отдельно. Может быть, оно поможет понять, к чему я это все горожу…


    ПЕРЕПЛЕТ

    Когда уходит речь из заливного дола,
    И солнечный щенок резвится на полях,
    И тополя из дальнего глагола
    Спускают тетиву и гаснут в облаках,

    Срывают грозы звук из высохших наречий,
    Из воспаленных трав, из горемычных строк,
    Снимают пену слов с парной крестьянской речи,
    И нет таких имен, чтоб отодвинуть срок.

    И мир произнесен в причастии, в союзе,
    Из соколиных глаз, чтоб охватить окрест,
    И век преподнесен, в обшарпанном картузе,
    И голос озарен, как дождевой оркестр,

    Когда на полсмычка остановив дыханье,
    Глотая оборот немыслимых слогов,
    Из заливных лугов уходит в придыханье
    Открывшаяся речь тисненых берегов.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration