Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 9, 2006 - СТРАННИКИ

Верховский Вячеслав
Украина
ДОНЕЦК

Виктор Шендерович и Вадим Жук на Диком поле. Жук о Довлатове и Жванецком.

Расшифровка аудиокассеты – дословная


И БЫЛО ОЧЕНЬ ГРУСТНО МНЕ…

    28/03/2005 г., 15.00, донецкая гостиница «Централь», до концерта – ровно три часа:
    - Вадим Семенович, я подумал, что вы могли встречаться и с Довлатовым. Одна литературная среда, одно время, один и тот же Питер. Но в книге воспоминаний о Сергее Довлатове ваших воспоминаний нет. Но вы же не могли не пересечься!
    - Мы с ним работали с одним композитором…
    - А потом можно будет нам поговорить?
    - С удовольствием!..
    28/03/2005 г., 21.05, донецкий ресторан «Астория»:
    - Можно о Довлатове продолжить? При каких обстоятельствах вы с ним познакомились?
    - Моя компания, литературная, это было в середине 70-х годов, дружила с таким поэтом Безноженкой – Львом Друскиным…
    - Это который был с обэриутами?
    - Нет, это другой. Это был такой интеллигентский центр. Он очень дружил… И с Юрским Друскин, вот. И мы там, молодые актеры, я театровед, встречались. И приходил туда и Сережа Довлатов, конечно, он был тогда секретарем Пановой, да? И там… Ходили шутейные слухи, что он у Пановой ворует книги с верхних полок, куда ей все равно не достать, а он здоровенный. И мы пели еще:
    Чтоб быть нам одетым и сытым,
    Мы к Пановой пойдем воровать…
    Классический текст Пановой, вот. Он был ее литературным секретарем. Меня он тогда поразил абсолютным покоем и величиной своей. На самом деле здоровенный человек был. А потом…
    У нас с ним состоялся совершенно прелестный разговор. Дело в том, что я халтурил там, в начале 70-х годов, писал тексты для песен. И он. С одним и тем же композитором Яшей Дубравиным, Яша Фрухтман, прелестный человек, который писал вполне мелодичные песни и руководил еще хором старых большевиков. И преподавал в институте культуры. У него был брат, Саша, значит. Я ж такой был французистый человек, а Саша такой белый еврей, значит. Как мучной червь такой здоровенный. Как одновременно, как… Мешок муки, мучной червь, хотя человек очень симпатичный. Сейчас давно в Америке.
    И когда Яша показывал тебе новую мелодию, Саша садился на маленький пуфик, и Яша играл, а Саша делал так: цык, цык, цык, цык, что было в общем противно, надо сказать, и мешало усваивать мелодию.

    И мы выяснили с Сережей, что… Что мы пишем для Яши вместе. И он говорит: «Вадик, а Саша цыкает?» Я говорю: «Цыкает». И посмотрели друг другу в глаза понимающе.
    А Яша еще вот что делал. Он давал одну мелодию одновременно нескольким авторам. Такой, да… Как это сейчас называется? Тендер! Вот. И… У которого лучше… Это вообще не очень полагается, то он… И брал слова.
    И вот написал я свежую песню. Называлась «Песня о сильных людях» про моряков. Но… Он до этого давал эту же мелодию и… Сергею Донатовичу. Сереже. Я написал лучше Сережи, значит, но там, в этой песне, Яша оставил две строчки Довлатова:
    За ночь такая норма…
    А, не…
    В море такая норма -
    За ночь четыре шторма.
    Вот, да? То есть, в моем тексте идут две Сережины строки, и это нас тоже ужасно позабавило.
    Мы встречались много у Друскина. Ну так, особых таких разговоров не было. Он и старше меня. И-и… И другой.
    И было очень грустно мне… Я узнал о смерти Довлатова, значит, это был 91-й, что ли, год, да? Я жил за мостом небольшим, который вел к улицам Чапаева и… Еще какого-то полководца, в общем, с пивом было плохо.
    Я похмелялся пивом в те далекие времена. Пивной водой! Как это называет мой друг Сережа Власенко, который продавался в ларьках тогда. В магазине пива нельзя было купить. У меня была своя кружка. Я шел через (нрзб.) с кружкой наперевес, шел к пивному ларьку. И в этот раз пошел, была ужасная погода. Осень это была, по-моему, да? Наверное. Выстоял длиннющую очередь по колено в луже, чтобы выпить свое пиво, опохмелиться. И я стою…
    Вдруг подъезжает машина, черная «Волга». Из нее выходит мой приятель. Свет Остров, такой замечательный художник-график, который делал это самое, сочинение Бродского, например. И с ним сидит какой-то здоровенный тип. В руках у Света, значит, две трехлитровые банки. Он видит, что я близко стою, и подбегает (нрзб.): «Давай! – говорит. – Это брат… Сережи Довлатова. Значит, мы… Сережа-то умер. И мы уже вот три дня пьем. Надо опохмелиться, да»…
    И это я узнал в очереди за пивом. Вот такая была история…

В.Жук

 

ДЛЯ МЕНЯ ЦЕННЕЙ ВСЕГО ИМПРОВИЗАЦИЯ!

    - А почему не выходят «Простые вещи»? Любимейшая передача! (диалоги Жука и Жванецкого – В.В.).
    - А ч-черт его знает, почему! Так оно, видимо… Дело вот еще… Миша не очень… Он все время порывался что-нибудь читать с листа. Он не любит импровизировать.
    - А у него это чудесно…
    - Прекрасно получается! Я ему говорю: да все ты умеешь! Брось эти… А он, значит, все время был, вот, недоволен, что ему приходится импровизировать и что он не знает, как я его буду… Поворачивать. Там, на самом деле, я вот говорю… Передача больше. Меня… Естественно, меня вырезали. Потому что… Людям интересней слушать Мишу, вот. Вот, вот, но… Вот так это… Завершилось.
    Но я горжусь тем, что ввел его на телевидение, потому что потом пошли… «Дежурный по стране». Я одну только передачу посмотрел. Мне не очень понравилось, да. Потому что там идет такая слишком… Для меня ценней всего импровизация! Рождение и мысли, и слова… Наглазно. А там, видимо, что-т-то… Подзаготовлено. Хотя… Я очень уважаю этого… Андрей или Володя? Максимов, я всегда забываю. Андрей, да. Я сам у него, значит, был гостем. Он очень хорошо умеет разговаривать…



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration