Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня воскресенье, 21 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 9, 2006 - В НЕТЯХ

Нет предела креативу

Сезон охоты на диких полях Интернета


Ольга Швед:
ПЯТЫЙ АБЗАЦ

    Одиночество добра похоже на безымянную звезду. Все ее видят, восхищаются силой далекого нереального света, но приблизиться к очаровательному зовущему блеску крохотной небесной жемчужинки не могут. Или не хотят.
    В толпе лучше живется злобе. Она чрезвычайно общительна, навязчива и вирусна. Под ее прогнившей эгидой объединяется самая разношерстная публика, готовая на любые безумства ради самоудовлетворения.
    Добро сродни искренней молитве: не приемлет принуждения, творится в уединении, лечит мир. Покажите добродеятельную группировку или милосердное бандформирование?
    Святые всегда умирали в немощи и забвении, а деспоты собирали тысячные армии. Ирод убивал, Иуда предавал. Их множество.
    Иисус прощал. Он один…

    Stepler:
    Всё можно было ещё больше сократить. Например, так:
    «Украинский бунт – разумный и милосердный».

    Ольга Швед:
    Вы знаете, я думаю иначе. Любой бунт жесток и продиктован эмоциями, а не разумом. А украинцы по ментальности своей пассивны. Слишком часто в истории нас порабощали. Но и упрямое молчание не есть признак ума. Все хорошо в меру. А идея все же в прощении. В осознанном, действенном прощении.

    Гость:
    Прелестная – трепетная и непростая – Ольга Швед!  По многозначительности и напыщенности Ваши Абзацы гораздо гораздей известных мировых образцов: от шестнадцатиразрядных средневековых авторов до незабвенного Леонида Андреева. Я от них пьянею. Эта будет – уж точно – покрепче, чем “Девушка и Смерть”!  Продолжайте.  Ваш ценитель.

    Ольга Швед:
Спасибо за критику. Но люблю прямые удары. Простите, если ошиблась, но мне почему-то ирония просквозила шею... Однако все равно спасибо.  Равнодушие убивает любое творчество.

    Гость:
    Уникальная О.Швед, испытывающая облегчение в “Диком поле”!  Можно было бы Вам, конечно, облегчаться всякий раз – где-нибудь в другом месте. Но, как я есть Ваш ценитель (см.) и сильно пьянею от тёплого – и даже полужидкого, то – не оставляйте стараний, испытывайте облегчение, именно здесь. Благодаря специфическому ферромональному диапазону и пряному припахиванию Ваших уникальных облегчений, моё возбуждение – с каждым новым Абзацем – достигает предынфарктных областей: т.н. “крещендо фекалио”.
    Приятно также, что Вы пошли в политику – и там оставили свой след: оказывается, “радиоактивная экология и мутанты давно положили свой глаз на Донбасс”. Да это же просто поэзия: “глаз” – “Донбасс”! Тем более – страшно: ничего себе парочка, одноглазая. И про мутантов я не знал, спасибо, товарищ Ольга!  Продолжайте. Кругом враги.  Ваш ценитель.

    Stepler:
    А нашу птичку попрошу не обижать.

    Гость:
    Дорогой Stepler! Правда Ваша. Простите, не буду: выпимши был, забыл, что – при дамах. И – о дамах. И вы, Ольга, простите, Бог с Вами. Только уж, и вправду, Вы уж, хоть, не сильно – того... А так – всё остальное – серапионово. Не держите зла.

    Ольга Швед:
    Этот удар лучше! Честнее. И меткость не хромала, хоть и “выпимши” были. Я польщена, что и в политике мое скромное высказывание замечено. Нынешнего и.о. премьер-министра тоже посылали облегчить... (правда, совесть) в другие места – в сортир тюремных застенков. Но люди полагают, а...Запахи имеют тенденцию впитываться в окружающие предметы. Так что купите освежитель воздуха. А мутанты? Вы не знали о них? Рада за вас. Значит, и слова “ДЦП, рак, дебилизм и пожизненная инвалидность с рождения” вам не знакомы? Вы – счастливый человек!
    Особое спасибо за популяризацию моего имени. Отменный бесплатный пиар. Жаль, что вы все еще прячетесь под гостевой маской. Ценитель должен иметь хотя бы псевдоним. Иначе на какое имя мне подписывать мой очередной шедевр?

 

Дмитрий Вишняков:
МОЛЛ

    - Всегда думал, что этот мир лучше, чем он мог бы быть. Будто кто-то главный нарушил свое обещание.
    - Мне кажется, все, чего я еще не знаю, окрашено в радостные оранжевые оттенки. И меня раздражает твой пессимизм. Иногда ты становишься как дождливый день. Такие я всегда ненавидела. Твоя застенчивость заставляет меня думать, что я совершала и совершаю над тобой какое-то насилие. А ведь так не должно быть… …>

    Гость:
    В весеннее время органы обижания распускаются, приобретая особую чувствительность. Повышается острота восприятия флюидов: сухие ветви логического рисунка, в их роскошном (ягодки – потом!) цветении, теряют строгие очертания, «древо жизни пышно зеленеет»...  Теряюсь в догадках: третьего дня, решив, по случаю приближающегося субботника (этимологический брат «шабаша»), заняться подбором неизбежного гербария – из новых злаков и плевел на просторах дикополья, подсел к клавиатуре. Подсесть на это дело, завидев цирк и карнавал «Форума» – проще простого. Вольные писатели и дикие рецензенты гуляют там. Заманчивые такие. Иногда одного-другого метким выстрелом – прицельным нажатием кнопки под указательным пальцем – снимает невидимый, как рояль в кустах, редколлега, – зоркий дежурный-выпускающий. Редко – но снимает. Редкая птица не долетит. Поэтому – теряюсь в догадках.  Собственно, такое вот, крылышкующее, обсуждение-рецензия, хрупкая, как гортензия, сиротинка слуги вашего покорного, и была снята с токовища – на следующий же день.
    Может кого-то – как-то – обидел отклик на помещённый в «Форуме» рассказ Дмитрия Вишнякова «Молл»? Может, невзначай, смутила «голая жопа» в нём? Испугала? Пишущий готов раскаяться, сократиться и разжаловать её до «голой ж...»  И так постоянно гонишь от себя вопрос: стоит ли – вообще – искренне реагировать на завалы трэша (в первоначальном значении этого слова) и отдельные его элементы: ни к тебе, ни к занятиям литературой отношения не имеющие? Стоит ли по-настоящему растрачивать душу, когда планку – хотел бы – никогда не опустить ниже уровня, – где Набоков и ещё несколько олимпийцев? Не более десятка поэтов. Не знаю. Интернет неуправляем, как метастазирование.
    Автор отклика прекрасно понимает всю двойственность своего положения: его – абсолютно запросто – могут по ильфпетровски спросить: «А ты кто такой?!». И спросят, будьте покойны.
    Но скажешь ли лучше Бродского:
                «... дружина и братие!
                Старался единого слова ради я.
                ...дайте выйти в чисто поле!»
    Дайте же и вправду, люди добрые: не очень чистое – надоело. Пожелайте незадачливому охотнику за словом – Чистого Поля, братие.
    О, красно украшенное, пространство Форума! Что ни экспонат у тебя, то – «про заек».  Не успеешь и отвернуться.  Вот – на новенького: Дмитрий Вишняков. Новопредставленный. Павший на Дикое Поле.  Прочтём отрывок, – ринемся, как говорится, в пучину удовольствий.
    Цитата:  «Не будем говорить кто. Постоянно держит руки в карманах».  Говорить, и вправду, не будем. Ещё в школе было неприлично – об этом.  Нет, плохая цитата. Ещё.
    «Злые люди... будут совать руки куда-то подмышку» (опять – совать!). «У них там были пистолеты».  Пистолеты? М-м- да...  Термометры, разве!  Иначе чего там постоянно – пробовать, совать...  Добрые, больные, озабоченные подмышечной температурой люди.  Над которыми неравномерно висят унылые усы Алексея Максимовича Пешкова. Припоминается что-то: этот – бездушный, сатанинский, американистый – «Молл»...  Это же – ну да – уже знакомый по школьным хрестоматиям 50-х – 80-х – «Город Жёлтого Дьявола». Наша родная, добротная, в серую отечественную обёрточную запакованная, социальная паранойя. «Красно украшенная».  Просто – красная?  Критическая такая соцреальность (реальная соцкритика, – не знаю, как ближе?) в сих контрастах: «Молл был похож на космический корабль, приземлившийся среди наших пыльных чахоточных многоэтажек, с целью похищения нас или наших денег». Ой, дайте сдуть пыль: новая такая старая искренность, заступившая в почётный караул возле – 20 лет назад почившего, розовенького от медицинских румян – соцреализма.  Прямо глаз радуется.
    А вот и «дедушка Зизи»! Половая химера. Уже – новенькое.  (Потому что, если Фрейд, то – «Зигги».)  «Зизи» – имя, годящееся для французской мидинетки – тех же времён. Или – трансвестита – наших. Девушка Зизи? Может, полный вариант (который напечатан в тех местах, где нас нет, и где автору «Молла» хорошо) и внёс бы полную ясность. Но мне, читателю неподготовленному, боюсь, – не под силу.
    Оставим Зизи. Оно и без нас разберётся. Ещё: лазерный принтер. (Как говорил персонаж Довлатова: «Что вдруг?»):  «Если бы я был посредственным поэтом, печатал бы им свои стихи. На четвертушках кремовой бумаги с затейливыми виньетками».  Отважный романтик, Дмитрий Вишняков, тут путает, ответственно заявляю. Именно: посредственных поэтов – с ответственными зазывалами из «Секс по телефону» и «Sofort-Kontakt». Сам такие их кремовые четвертушки в руках вертел. Но – не рискнул. О чём ещё пожалею...
    Ага, вот и ещё – социальная критика. У автора, какого попроще, из тех самых «посредственных поэтов», определил бы: «классовая ненависть». Но, нет, здесь, сразу чувствуется, – сложнее:  «... а гости, которые посидят на мягких соломенных подушках этого дивана, станут потом моими друзьями?»; «... мягких соломенных подушках...»  Уважаемый Д.В., а Вы когда-нибудь пробовали: голой ж... – на стерню?! Понимаете, как бы Вам это сказать...: чем сено от соломы отличается?  Будете ли Вы после этого моим другом? 
    Вот – вызывающее ужас: мещанская мебель для богатеев: «...столик, похожий на те, с помощью которых извлекают мозг из черепа обезьяны». Ну, не – «столиком», положим, это жестоко, – столиком, а – специально заточенным, плоским таким, черпачком – вроде патанатомического. И не – «в Африке», и не – «извлекают». А – в Китае. И – «извлекали».  Помните, Д.В.: «Обезьяна приходит за своим черепом»?  Вам не надо огорчаться. Излишне. Уже – не важно.
    Цитата:  «Запахи (?) и огоньки аргоновых трубок ласковым жестом (?) манят...»
Ещё цитата. (Это – не по телефону, это – прямой разговор персонажей друг с другом):  «Лёша, где ты?»  - «Я стою за поворотом... Где ты, Лена?»  (Лена эта, глуховатая, – тут же: за углом. За поворотом. Чего кричать?)
    Я ж и говорю: всё не так просто. Кто ещё так сможет: одной фразой, дерзким новаторским приёмом: сценическая структура – усложняется, становится условной. Искривляется и увеличивается, в этой условности, расстояние между конкретными лирическими героями в конкретном магазине.  На какой почве свихнулось это пространство?  «На датской», – пошутим. Догвилль. Минимализм. Обусловленный, в данном случае, известной дряблостью литературного мускула.  «... эстетика. И одиночество».  Да, уж. Это самое... –  Оно самое.  Пред чем в восхищении разводит руки
    Ваш незваный Гость.

    Дмитрий Вишняков:
    Вот-вот, даешь свободу слова, злобный админ! А то я, интернетовский графоман, и наш уважаемый незарегистрированный захолустный недотыкомзер© не можем как следует скрестить шпаги.

    Гость:
    Милый, обиженный Дмитрий Вишняков!  Мы, и вправду, не можем как следует скрестить шпаги – даже при добром админе. Потому – неохота. При всём почтении: скрещиваться предпочитаю с особами противоположного пола: по согласию и с большим моим удовольствием. Вот эта вот любовь-ненависть, «и меня только равный убьёт», – всё это не для Вас, Дмитрий. Волчину сразу видать: по лапам. В данном случае, след – другой. И лай тонковат.
Что же насчёт – вдруг вылезшего, нипришейрукав, говорящего о собственных скрытых комплексах – ругательства «захолустный»: у Вас что, с этим – проблемы? Обусловленные местом проживания? Врач спрашивает. Унд психоаналитик. Не огорчайтесь: лучшие невесты – как раз в провинции.
    Я думаю, юношам, переполненным тестостероном до агрессии, не следует выдавать свои болевые точки: злой дядя может в клинику загнать. Тихим словом.
    Если же провести анализ неологизма «недотыкомзер»: Вы что, желаете «дотыкомзера»? Неуверенность в успехе интеллектуальной пикировки подкрепить угрозой фул-контакта? Не знаю, попробуйте, если сможете. Второе место в республике по боксу случилось у меня, бледного допризывника, аж 34 года назад (в Вашем, кстати, славном городе). Так что – все шансы у Вас есть. Но: сильно не советую. Проверяли. Мне, пусть даже врачу, но – армейскому, излечиваемые от трипперов, спецназовцы внушали: если ты решился взять в руки металлический предмет, то идёшь не пугать, а – убивать. Воздаяние должно быть – сторицею. Поэтому, Дмитрий, мы – за мир. И чувство меры в вербальной агрессии.
    ...Вот видите, сколько вокруг да около можно написать вместо простого, крепкого мата. Народное слово – воистину гениально.  Нет, Дмитрий, я не считаю Вас графоманом. Мусора у Вас там – многовато, это да. Что получится из всего этого – не важно. Вы – молодой, читающий, пишущий человек – это важно. Оформляющийся (без шуток!) – культуртрегер, носитель языка. В стране, кстати, где Ваш родной язык не приветствуется. По себе знаю: живя там, где пишут латиницей, с определёнными и, мать их, неопределёнными артиклями, научишься ценить тех нескольких людей, которые разговаривают с тобой по-русски, болеют той же высокою болезнью и не оставили в местах исхода свои неподъёмные библиотеки. Поэтому, у меня – глубочайшее почтение к таким людям. Всё же Вы – в этом кругу, а не в другом.
    Так что, Вы победили. С удовольствием жму Вашу руку.  Извините, что – без драки. 
    Ваш незваный гость.

    Дмитрий Вишняков:
    Для того чтобы, пожать мне руку Вы слишком много говорите о фекалиях, уважаемый гость. Хамам рук не пожимаю.  Насчет возраста и женщин пейте Виагру, поможет. Авось и сублимировать меньше станете.

    Гость:
    Видите, Митя, вот как Вы слабы: чуть что – на истерику срываетесь.  Есть такие психофизиологические тесты... очень похожие на наш разговор... в общем, Вас не только в лётчики брать нельзя. Хорошая, породистая женщина такого слабенького и обиженного за 12 метров чует. И старается не связывать с ним свою судьбу.  Кстати, откуда у Вас, в коротеньком эмоциональном крике, когда человек расслабляется и приоткрывается, вдруг выскакивает “Виагра”? Что – уже? Поберегите себя, юный оппонент, особенно – в стрессовых ситуациях. Иначе, задолго до моего матёрого возраста, когда вино только созревает, Вы запросто выйдете из разряда пользующихся спросом мужиков. Такой уксус противен всем.
    Что же до, всплывших в Вашем письме “фекалий”, то да, понимаю всю захолустность свою и в ужасе умолкаю: вы ходите под себя одеколоном “Шипр”! Как рассказывал об аристократах энциклопедист Швейк: “Они такие..., что даже писают – через батист”.
    Если серьёзно: Вы не дуэлеспособны, Митя. И, как оказалось, относитесь не к тем, куда я Вас, ошибаясь, определил. Поищите себе собеседников в своём кругу.

    Дмитрий Вишняков:
    Таки не помогло? Ну тогда остаются народные средства: кефир, клистир и теплый сортир. С последним прошу не путать публичные места вроде форумов. А то еще, и правда, чувствительные натуры вроде меня сблюют ненароком от вашего трипперного красноречия.

    Гость:  
    А Вы не вспомните, Митрий, откуда это: “...полуподлец, полуневежда”- и т.д. Читали?
    По поводу “кефира, клистира и сортира” (удивительная – анальная – тематика Вас влечёт! Определитесь же!), так это, я так понимаю, Вы – насчёт моего возраста? И – что? Что Вы, юноша, от этого никудышно сочинять перестали?
    Да и то, как сказать, помогла бы Вам, – на, бери её скорей! – единственная фора: уловленная, как соломинка, разница в возрасте? Думаю, на ринге, аккуратно бы Вас уложил в 1-2 раунде, судя по фотографии. А в уличной драке всадил бы ключи, авторучку – что угодно – в яремную вырезку, в глазницу. После чего визави перебивают ногами позвоночник. (Очень больно. Невыносимо. Даже если это произвёл над Вами человек старше Вас). Так что, мой трепетный, не рекомендую переходить на личности. Можно нарваться на злого дядю. С непредсказуемыми и нестандартными последствиями. Адресок, лучше, с фотографией из регистрации уберите. Я-то за свои действия отвечаю: а вдруг какой другой, незарегистрированный, – мало ли что?
    Ладно, продолжаем.  “Зрите мое рассказ...” Уже это одно – ... Вы, вообще, давно грамматику учили? Согласование? И, стилистически, тогда уж лучше: “зырьте”. Может, это обращение должно было означать что-либо выспреннее, “старинными словесы”: “Зрите мое... там... – житие”?  Какое “житие твое”, пачкун?!
    И ругаетесь Вы как-то на удивление неталантливо, полумерой, давая “петуха”. Такая вот детка на меня тявкает: даже обидно.  Видишь, как я тебя, хуй мамин, – и по этому семантическому полю бушлатом гоняю?!  Не волк ты. И не волкодав. А так, – пудель, – пописать вышел. Надо знать свои возможности. И кто ж о них тебе расскажет, как не я, желанный гость.

    Дмитрий Вишняков:
    Да вы кровожадны, Киса! Вот уж не ожидал от такого гиганта мысли и отца русской словесности (©) С чем это связано? Были в детстве травмы? Вас заставляли отжиматься в сортирах?

    Гость:
    Не кровожаден, а – соразмерен. Вспомните: что обязательно отдают сторицей невоспитанным, горячим парням?  Полно, Дмитрий, давайте сворачивать эту нелитературную бузу. Вы чего-нибудь отпишите, последнее слово пусть будет за Вами, молодым и задиристым: себя узнаю. Ну не могу же я на себя в молодости сердиться, чёрт побери. Хоть и завожусь сильно, когда переходят на личности, – выходя из рамок – пусть острого, иронического – но – ОБСУЖДЕНИЯ ТЕКСТА. Нет, ну правда, – и хмель прошёл, и вспышка негодования, и я – пойду себе, почитаю.  Только, в дальнейшем: ну не хамите же Вы, не грубите старшим, не курите и не выражайтесь. Не то – воздастся сторицею: и получите всё взад, по полной программе. С присущим Вам языковым инструментарием и аранжировкой.
    Я, кстати, Дмитрий, в 22 писал гораздо более дикие вещи, полную муру. Слава Богу, тогда интернета не было. А то и мне бы сейчас это тоже под нос совали.  Так что, всё не так плохо. Только учитесь реагировать достойно.

    Дмитрий Вишняков:
    Где же логика? Щас ты вообще полный бред пишешь и в интернете.

    Гость:
    Логика в том, чтобы научить таких, как Вы, писать не “щас”, а “сейчас”.  Логика в том, чтобы подыграть Вам, показав: “Да я ещё хуже тебя была в молодости, не тушуйся, малыш!” Это логика сильных. С осознанием превосходства, людей с внутренними резервами.  Логика в том, что, даже в моих, написанных от имени выдуманного персонажа филиппиках, Вам представлен образец кое-какого стиля (а хотите, изменю его, буду писать совсем по-другому?)
    Отсутствие логики в том, чтобы и не пытаться отредактировать те конкретные ляпы в тексте “Молл”, о которых говорилось в отклике. А, кричать на форуме обиженно, размазывая сопли по лицу.  Отсутствие логики в том, что Ваши крики выдают с ушами неталантливость и НЕПРИНАДЛЕЖНОСТЬ. В том, что отвечаете Вы фантому. И не можете отличить литературы от реальности. Что Вы ругались с женщиной, всего на 9 лет старше Вас, дорогой мой троечник. Что Вас завели и, как говорят братья наши меньшие, “развели”, как туповатого дурачка, книг в руки не бравшего. Помните: о небезынтересных, породистых женщинах, которые за 12 метров чуют вечно обиженного мужчинку и стараются с ним дела не иметь? Кстати, мы не так уж далеко живём друг от друга. И я действительно, врач. И, действительно, пишущий человек. Просто, это была (не считая рецензии) игра, – хотелось попробовать: так ли отличается “женская проза” от “мужской”? Вы же сыграли роль подопытной Собачки Павлова, извините.  Не кусайтесь, мой милый.

    Дмитрий Вишняков:
    Вы сменили пол, Киса? Это полезно для вас. Продолжайте меняться.

    Гость:
    Ну вот, Вы и наш пациент, Митя! С приездом, как говорится.  Вас же предупреждали.  Теперь Вы только об этом, расплывающемся, и думаете. И будете думать, пожалуй, бесконечно: в подсознании, загнанное, останется на всю жизнь.  Будете доказывать себе и женщинам.  А над Вами ещё висит, как выпускной экзамен, как судьба, неправленный – потому как способностей нет отредактировать – мочало-мочалом – текст “Молл”.  Я же говорила: не кусайтесь.  Ко мне Вы, наверное, не захотите, даже если найдёте, – побоитесь, но хороший, опытный психокорректор Вам нужен. Я бы и сама не взялась: тут нужно не литературное сложное чувство, а – полное доверие.  Чем дальше Вы будете углубляться в эту переписку, тем больше зависимость. Страх неполноценности и злоба.  Не надо было... Ну да ладно. Хороший врач с опытом – и нескольких посещений будет достаточно. Это не ирония, никто на Вас не нападает.
Если же продолжать (а подыгрывать Вам в унисон и подразнивать я могу до бесконечности), зависимость может перейти в хроническую, всё это – вся эта травма – закрепится на таком глубоком подсознательном уровне, что прогноз корректировки станет сомнительным.  Не шутки, Дмитрий: Вы же не крыса подопытная – всё нажимающая и нажимающая рычажок. Остановитесь и стряхните это наваждение. Иначе оно станет Вами руководить. Это серьёзно. Вам ведь действительно, зла уже не желают.

    Дмитрий Вишняков:
    Ну что вы, Киса. Как же вы не поймете, я хочу от вас того же, чего хотел друг моего детства Костя Остен-Бакен от подруги моего детства Инги Зайонц. Я хочу любви, Киса. И чтобы вы в знак этой любви ко мне и моим произведениям перестали устраивать истерики на форумах и оскорблять авторов.

    Хозяин:
    Эх, кабы мне этого гостя! Кофе, чай, сушки...

    Гость:
    А всё же, Дмитрий Вишняков, – говно Ваши тексты. И по моим следам Вы ходить не научились: повторяетесь, своего нет, козырей нет. Ваши “родные” потуги, “стволовые” тексты (не поленился, кое что посмотрел) – безнадёжны.  Даже злость Вам – без пользы: Вы ею не “разыгрываетесь”, не разворачиваетесь во всю ивановскую, как было, встрепенувшись, ожидал: нет нового: всё уныло талдычите про письку. Перемежая с “отжиманием в туалетах”. Я уже и не спрашиваю, почему Вас так (и – там) заклинило. С женщинами мерзко, совершенно жлобски разговариваете (тоже не спрашиваю, что на душе. Боюсь, что-нибудь банальное). Вот прочитайте, что Вы тут, – и как автор, и как иммитатор – на неплохом поле, наложили.  Вас не тошнит?!
    Ещё, последнее (надеюсь, скоро эта страница почиет в позоре и мерзости).  Надеюсь, когда-нибудь, выпускникам Вашего журfuck’а не миновать переаттестации. Очень надеюсь. (Это ведь какие деньжищи надо заплатить, чтобы человека, явно нуждающегося в переэкзаменовке в средней школе, допустить до университетских корочек?!)
    Не знаю, как в других проявлениях, но в сочинительстве Вы – довольно тусклое (а, в отношении стиля и грамматических – гомерических! – ошибок, как говорится – за пределами добра и зла) пятно, слава Богу – едва замечаемое боковым зрением воспитанного читателя. Я же, как человек неприличный, посмотрел в упор. И что там видим?..
    Да ещё и – нудный. Защищается – да. Но – как скунс: тронь – не отмыться. Эхом повторяет. Всё, скинутое тобой – на себя напяливает, приставучий – как банный лист – к той самой “же”...
    Ваш мучитель  и Ваше дум высокое стремленье
    Незв. гость.

    Olo:
    Привет, вояки! Вот так, зайдешь за чем-нибудь таким-эдаким умным, на предмет личного развития, а тут как в пивняке на ж/д вокзале. Два тилигента в хари друг-другу собственные задницы тычут. Я как-то имел неудовольствие наблюдать змеиную свадьбу. Вонь, скользкое шевеление, агрессия за десять метров так чувствуется, а красиво. А у Вас все тоже, только не красиво. И не умно. И печально. Я горжусь тем, что концепция журнала принадлежит моим землякам, людям, которых я уважаю и за то, что они презентуют зажравшимся столицам русский язык Донбасса, и за то, что прорубили дыру в этом заборе, которым обнесли наш край. Но вам, пачкуны, я бы дал понюхать кулак моего кума, у него удар послабше. А меня не злите. Пишите, пишите. А если дети зайдут, что подумают? Что у бандитского Донбасса на элитном сайте и литераторы как барыжата языками тренькают. Вас за “базар” не учили отвечать? А о писанине вашей потом. Надоели. OLO.

Елена Михайлина:
ХУЖЕ ТАТАРИНА?

        Незваному Гостю
                Во первых к тебе строках –
                Восхищение и страх:
                То-то «внутренним резервом»
                По убогих головах!
                <…>

    Гость:
    Пані Михайлино (чи хто там за нею: Дмитро В., чоловік, жінка, кінь в пальті)!  Для Вас, для таких, як Ви, що мене завжди дратували і дратують своєю причетністю до комп’ютеровласників, полягаючих своїм життевим завданням валити смрід 1 сміття (див. вірші “Михайлини”) – не встидаючись, де присядуть, я завжди буду гірше татарського вершника! Що стереже здобич, на Дикім Гуляйполі. Тому що татаро-монголам було усе по барабану: ці люди не піклувались за честь і недоторканість незграбними, брудними лівими руками русской изящной словесности (извините за переход на родной язык: но суржик, как я заметил, и Вам не чужд?). Така, вибачаюсь, внутрішня потреба: піклуватись – щоб Рибалка не з’їв Гівно (потім поясню. Чи запитайте в когось).
    З терпінням
    Ваш  незваний Гість.

    Михайлина:
    Уважаемый (-ая, -ое)! Звать меня Елена Михайлина. Это сообщаю, чтобы не оставаться, аки некоторые, безымянным фантомом, радующим к тому же гендерно-стилистической андрогинностью.  Из того, что Вы сорвались на фальцет и не лучшего качества украинский язык, я заключаю: шутку мою читали в конце рабочего дня, утомились самородков-то муштровать, глаз замылился. Не то поняли бы, что шутка – вполне комплиментарная.
    Поясню, хотя не думала, что Вам-то потребуется. Мне Ваше присутствие на форуме как раз показалось полезным, ярким и – вы удивитесь! – по большинству пунктов адекватным. Свидетельством тому – имена и донецких (Л.Орлова, Н.Клушина), и питерско-московских (А.Смирнова и Андрей Немзер) критиков, всуе мною помянутых, которые, ежели Вам не известно, отличаются как раз не только концентрацией критической желчи, но и замечательно образной манерой письма. Критики-стилисты, так сказать. Я и Вас к таковым отнесла.
    Теперь признаю: поспешила. Дело куда запущеннее. Вы, по всему видать, всерьез назначили себя ревнителем изящной словесности, санитаром леса, который (цитирую) «гірше татарського вершника». Ну-ну. Только в донецком контексте «хуже татарина» – это как минимум политически двусмысленно.
    Намерение Ваше благое, а средства – никудышние. Обрушить на явно незрелые опусы свой доморощенный психоанализ (где там у Вас чего торчит?), свои половые трансформации (тоже не вполне убедительные) и свое снисходительное похлопывание по плечу («А вот тут, Оля, ты искренняя», «А тебя, Димочка, взрослые тети любить не будут») – дело весьма и весьма нехитрое. Не требует даже особых излишков образования типа знакомства с деконструкцией или шизоанализом. Требует только времени. Судя по тому, что Вам его (времени, которое деньги) не жалко, Вас раздражают не только обладатели компьютеров (или как Вы там переводите свой неологизм «комп‘ютеровласник»), но также обладатели ученых степеней, нефтяных скважин, богатых жен и минимальных амбиций.  Да раздражайтесь на здоровье, хочется сказать.  Только кому от этого хуже?

    Гость:
    Ах ты, чёрт, неловкость…  Дорогая Елена Михайловна, пожалуйста, не гневайтесь. И простите, если что. (Ну, наконец-то, кроме Stepler’а – ещё один симпатичный человек!)  Я было принял Ваш суржик-шаржик за данность (“по убогих головах” – окончания чисто-конкретно суржиковые). Не то, что какой комплиментарности не просёк, – а, напротив, показалось: примитивная, ерничающая, частушечная агрессия – кого-то из разозлённых, «идущих вместе». Тревога, правоверные, горе пришло в кишлак: “серые начинают и выигрывают”! “В бой, мои хорошие!” – «срываясь, как Вы говорите, на фальцет».
    Значит, стилизация Вам удалась. Уели! Розыгрыш попал в точку. В Вашем объяснительном письме выглядывает – вполне симпатичный, повторюсь, и зазря обиженный-обложенный человек. Мне позор. Вы же предупреждайте, когда тупых разыгрываете!  Тут ведь у нас – весеннее время, самоназначенные санитары леса, естественно, возбуждены: тестостерон из ушей, ничего не видно... – Не подходи, добрый человек!
    По другим пунктам Вашего письма: опять – не злобно, а – оправдательно (чует кошка... Вернее – «кот». Вернее – «половая трансформация». Елена Михайловна, многословие – от чувства неловкости).
    “Гендерно-стилистической андрогинностью”.  Тому, как раз, небольшой удаче, и порадоваться не грех: эта “мадам Бовариха”, молодая врачиха – это я. Почти флоберовское. Литература-с. Сочинительство.
    “Не лучшего качества украинский язык”. Да, пожалуй. Хотя, нет: разве что, письменный. Из трёх писем на украинском в моей жизни, второе – пару недель тому, третье – вчера. Украинским начал пользоваться из протеста: попал, во времена СССР’а, на Украину, в блеск и нищету насильственной русификации. Жаль: собрать всё общение на “мові солов’їній” – месяца не наберётся, в начале 80-х. Вот вам часть биографии – то ли моя, то ли – лирического героя.
(Кстати, гости “оттуда”, самые что ни на есть ревнители-”западенцы”, этот консервированный украинский, заросший, как я полагал, за 20 лет, русизмами и полонизмами, очень приятно хвалили. К большому удивлению и удовольствию Вашего корр.) Потому это расписываю, что, думается, наконец-то, – все-все-все – и Пятачок – уже поняли: лучше хорошо выучить язык, без сучка, без задоринки, на пятёрку, чем из-за него, или его незнания, потом кровь проливать. И свою, и, не дай Бог, чужую.”Помаранчова” революция, думается, в большей мере – филологическая, языковая пря. Грубо говоря: украинско- вэрсус русскоязычных. Лишь во вторую очередь – клановая. Это я насчёт “донецкого контекста”. Хотя, политика – не моё, Елена Михайловна, не шейте мне, сударыня, этот красный сарафан: туда не ездец. А ездец – в словесность, в сочинительство, во вторую реальность, которая гораздо гораздей по душе, чем то, что с грустью вокруг наблюдешь. “А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг...”
Насчёт «Оленек и Димочек». Не хотелось бы, чтобы оба случая – в одну кучу складывали.
    С Ольгой Ш. (автором «Ольгой Ш.»!), наверное нельзя было так – резко, с места в карьер. Но нельзя было и – иначе. И, действительно: произошло. Отозвался, вдруг, живой человек, заговорил (записал!) живым языком. А? По иному – никак бы за такое время не удалось.
    С Дмитрием В. (автором «Дмитрием В.»!) – посложнее. Парень сразу же сообразил, что о тексте (выставленном, кстати, на заведомое – кто хошь – публичное обсуждение (а для чего же ещё «Форум»?), о тексте «Молл» лучше – “не развивать”: сразу перешёл на личности. Молодец, правильный мужик, тактик! (Но – не литератор, не тянет. Не творитель текстов). Ну, что же, и такой – знакомый-знакомый – способ общения монаси пиемлют. Некоторым графоманам – и не только графоманам – единственный аргумент: кулак возле самого носа. Который мне, поначалу, тем же юношей, и был явлен. С рукой откусил. Извините. А что: большинство убиенных из мирного населения в истории человечества – это жертвы Неизвестного солдата, которому было18-25 лет. Молодые – несут ответственность, отвечают. Тем более – в словесности. Не скажешь им об этом – так и пойдёт. Другие непропечённые пример брать станут. Вот и – «новая общность советских людей». Безотцовщина. Кто-то же должен поставить себя в нелепое положение: ревнителя – каких-ни-каких – традиций?
    И не хочется этих неприятностей, и покой – только снится, а отступать уже некуда. Интернет и графомания – близнецы-братья, где-то же должен быть для сердца уголок?! Вот, садишься к компьютеру, бьёт полночь – начинаешь превращаться: «Щас спою!»... До третьих петухов: не кочегары мы, не плотники – санитары мы.
    Ну, а что же касаемо «доморощенного психоанализа», «снисходительного похлопывания по плечу», так на то мы и – хозяева своих лирических героев. Сделать его другим? Согласитесь, Елена Михайловна: вон, Ваша «Михайлина» – кака разухабиста девка, – клейма негде ставить. Я клюнул. Вы и подсекли. И правильно сделали. Стареем: Акела промахнулся. Быват’-мерцат’. (Сегодня, в Вашем письме, – совсем другой, симпатичный человек. Из первой, грустной, реальности). Вот и Вы: так же воспринимаете – моего «Гостя»… Давайте, обменяемся этими куклами? Или симулякрами, раз уж упомянуто о деконструкции, – не к ночи будь сказано. Охо-хо. «Боюсь бы Барт и Деррида / мне не наделали б вреда», – кривулинский парафраз. Наделали!
    Что же до раздражающих, якобы, «обладателей учёных степеней, нефтяных скважин, богатых жён и минимальных амбиций», так это же – про меня, это же у меня – небедная, с учёной степенью и амбициями: десять лет – совет да любовь! И разошлись счастливо, и закадычными друзьями – до сих пор остаёмся. Жаль, не было у неё нефтяных скважин. Может быть и не разошлись бы. И олигархи мне, извращенцу, нравятся. Во-первых – пираты, 21 века, личности (сколько какой-нибудь такой Пьерпонт Морган работников прокормит, библиотек и фондов пооткрывает: беречь надо). И потом, ворюга, по словам одного человека, мне уж точно милей всенароднолюбимого сослуживцакагэбэ. Догадайтесь почему.
    Елена Михайловна, дорогая, видите: сколько я тут навалял. Сколько ушло, как Вы точно заметили, «времени, которое деньги». Всё писал ради Ваших прекрасных глаз, в оправдание. Оправдываюсь – исключительно редко. С отступлениями – только для приятных в общении.
    «А поговорить?»  Нет, чтобы даме вчера – цветы, и всё – о.к. Нет же: сразу – ягодки, не разобравши: «Что? Где? Стреляют!»
    Единственное оправдание: хлёсткая чертовка Михайлина – не чета, обезоружившей меня в два счёта, незнакомке Е.М. Которая – сегодня. А где Вы вчера были?!  Будете с догадливым автором этого письма ещё шутить, – предупреждайте: «Сейчас буду шутить».  Простите ли? Очень надеюсь. «Не такой уж горький я пропойца».  Каясь. Дружески.  Тот самый Гость.

    Михайлина:
    Здравствуйте, любезный!  Ну и перепады же Вас, однако! Три дня не отвечала, все пыталась спрогнозировать, в какую эмоциональную крайность Вас может повести в следующий раз. Довоображалась до того, понимаете, что представила себя князем Львом Николаевичем (Мышкиным. А Вы о ком подумали?), говорящим: «Вот вы нынче передо мною открылись и до того наизнанку вывернулись, что даже и до самоуничижения. А завтра жалеть будете, да, непременно станете жалеть, я уж вас знаю».  Так ли? Или не так, любезный?
    Впечатленная Вашей основательностью (Вы ведь, кажется, все словосочетания из моего письма откомментировали, исключая разве что «самородков муштровать», но на это, я думаю, рано или поздно кто-то из них отзовется), хочу сделать несколько уточнений.
    1. «По убогих головах». Понятно, что современный предложный падеж требует -им, -ам. Но мне-то казалось, что это не суржик, а закос (стилизация, если угодно) под архаику (по аналогии с «ходити по водах» и т.п.), как и прочие «татаре».
    2. И насчет Немзера, который все-таки не «стилист» и не «ролевик», как упомянутые дамы, а критик идейный, такая современная эманация Белинского. Это, кстати, редкость большая на фоне поголовных «блестящих стилистов», собирающих свои блестящие же и амбивалентные (пофигистские, проще говоря) тексты-мозаики из чужих цитат – человек, требующий от произведения каких-то мировоззренческий, субстанциональных вещей, а не только занимательности и «языковости» (ну, языковых игр, иллюзий-аллюзий и прочих культуртрегерских заморочек). А приплела я его в чужую компанию, потому что подумала, что митриев кентавр «Недотыкомзер» как раз и сросся из фамилии известного критика и сологубовской серой нежити.
    3. Ну и третье. Михайлина (с ударением на первое А) – это моя фамилия. Хотя чертовски жалко расставаться с «разухабистой девкой Михайлиной», которую Вы из меня так ловко выкристаллизовали. Всегда подозревала, что недопонимание не убивает старые смыслы, а способно порождать новые. «МихайлИна» – как раз тот случай, и я, пожалуй, сочиню ей биографию и личную жизнь.
    Кстати, что касается Ваших биографических подробностей, то во-первых, «это чуть больше, чем мне нужно знать», как говорила героиня «Криминального чтива», а во-вторых, Вы ж сами понимаете, что как бы Вы теперь ни миксовали действительное с желаемым и сочиненное с наличным – цельным и «взаправдошним» Вашему образу, после всех трансформаций, уже не стать (по крайней мере, до предъявления какого-никакого имени вместо аморфного Гость), он неизбежно будет восприниматься как еще одна, очередная, личина и при всяком неосторожном обращении – расползаться, как капроновый чулок на физиономии банковского громилы.
    …Что-то больно благостная переписка у нас получаться стала. Это всегда так: несогласие и «энергия заблуждения» порождает такой текстуальный драматизм и цветистость, такие коллизии и виртуозную виртуальную брань – читать любо-дорого, но стоит прийти к согласию – получается пресно и неинтересно. Вон сколько серьезных тем на форуме стоят себе без ответов и без реакций. А стоит появиться чему-то чреватому несогласием или раздражением – тут вам и переписка.

    Гость:
    Уфф! А то нехорошо что-то.  Елена-Лена, мерси за незлопамятность. Не мог добраться до компьютера: презренные пиастры; приходится отвлекаться на зарабатывание. И сейчас бегу: вынужденная пауза в переписке; потом смогу подробнее… 
    Дружески
    тот самый, в псевдониме которого – большое “Г”.

    Дмитрий Вишняков:
    Привет уважаемым собеседникам и собеседницам. Вставлю-ка и я сюда свои 5 копеек. Нащот критики в основном.
    1. Я сторонник, поклонник и ценитель любых разновидностей критических текстов: герменевтических, деконструктивистских, структуралистских и ты ды,- кроме одной – хамских. Готов выслушать любой отзыв о себе кроме см. выше. За хамство приучен давать сдачи. На личности перехожу, матом не посылаю. Отзыв Гостя про мое произведение был хоть и разумен, но выдержан в некорректном тоне, поэтому понадобился сеанс лечения припарками. Сеанс прошел успешно.  Любые мнения о моем творчестве мне по-прежнему интересны, кроме опусов в стиле моего обожаемого психоаналитика: “выпей йаду и мир станит лутше”, на такое по-прежнему буду отвечать своими неполиткорректными припарками.
    2. Предлагаю всем участникам (и Гостю особо) перестать меряться тем, чем меряются все настоящие мужчины, и пытаться укусить друг друга за то, что кусают некоторые неразумные женщины. А начать вместо этого корректно делиться мыслями и мнениями. Для чего собственно этот форум и создан.
    3. Мое мнение о критических талантах Гостя и его реальной личности таково: таланты на 3.8 балла, но на фоне всеобщего молчания этого форума выделяются.
    4. В том, что гость незваный хуже татарина, с Вами, уважаемая Елена Михайлина, как татарин абсолютно согласен.
    За сим удаляюсь в свои графоманские нети, смотреть МТВ, клиповj мыслить и заниматься прикладным нарциссизмом. Кланяюсь.
    Искренне Ваш, ДВ.
    PS. Я – Дима, а не Митя, с Вашего позволения

    Гость:
    О, Дима?! “Откуда ты, прелестное дитя?”  Никто Вас, Дима, трогать не будет. (Что это Вы, вдруг, засуетились: “меряться”? При дамах. Фу!)  Пишите – как хотите. Лепите – что хотите. Одно должно быть твёрдо:  как пишутся слова: “нащот” и “йаду”?  ЭТО меня беспокоит.  Всё остальное – само.

                                Лунатик:

                Блуждает Она, завлекая с собой
                Прекрасна Она – мир и покой
                Умеренность рядом преданна ей
                И ходит Она всё быстрей и быстрей…

                Попробует каждый её красоту…
                Пройдя сквозь желание и чистоту
                Где смотрит на небо – там льётся слеза
                И всеми желанна, и миру важна.
                <…>
                Конечно, все знают имя её…
                Но вслух нехотя произносят его
                А я напишу, и его не стереть
                Вот имя её – вездесущая Смерть.

    Гость:
    Ох ты, Госпадзи! Опять эти... – на свет лезут!  Уж так Елена ясная зашугала, – даже пожурить этого, Лунохода, чем Бог послал, – робеешь. Авось ещё – и этот сам, трепетный, опять – начнёт метаться по клеткам, крича, забрасывать горячим калом?!  Уж больно хлопотно.  А может, просто, следовало бы Вам, безутешный г-н Лунатик, своим ходом, с благими намерениями, “ходить (сами знаете, куда)... всё быстрее и быстрее”? И там хорошенько поупражняться, позаниматься в каком кружочке, ЛИТО-чке, – глядишь, – чего и получится? Для домашнего потребления.  С непременным. Незв. гость.
    P.S. А, вообще-то, г-н Лютик, в этом что-то есть! Сравните-ка Ваше творение стиха с “Одой вольности” великолепнейшего Григория Сковороды.  И на любомудрие потягивает...  Что-то есть – в метрике, детской рифмовке.  И можете дальше “ходить ... всё быстрей и быстрей”. С одной, правда, заковыкой: с тех пор кое-что нового и интересного появилось в технике и приёмах – да и в поэтике – русского стихосложения. Поинтересуйтесь, Вам понравится.  Н.г.

    Lunatic:
    Чего ж ты скрываешься под надписью “Гость”? Неужели не можешь говорить от своего лица? Только вот критиковал ты в основном меня, а не стихи мои... что в принципе воспринимается несерьёзно, потому что ты меня не знаешь... За критику стихов благодарствую... если вызывает хоть какую-то реакцию – значит уже хорошо... Но звучали бы твои слова сильнее и продуктивнее, если бы ты хоть что-то своё написал в пример... Показал бы, что твои слова не просто извержение от скуки... Что ты можешь ещё сказать?

    Гость:
    Дорогой Лунатик! Меня взволновало сильно – вот это вот: “Что ты можешь ещё сказать?”  Да это же письмо Татьяны Онегину!! И так интимно – на “ты”...
    Что я мог сказать о Ваших эксерсисиях – всё по-честному написал в двух вчерашних заметках на полях (диких довольно). Не в злобе (ну, – хлёстко, но уж не взыщите), не “парафиня”. Я даже не знаю, что это такое. Обычно мы – формалинили. Без кавычек.
    Есть у меня несколько давних знакомцев: с учёными званиями, уважаемые, приятнейшие, интересные в беседе люди. Пристрастия наши литературные и суждения, в большинстве случаев, удивительно совпадают. Все трое – графоманы. С неблагоприятным прогнозом. Это нисколько не уменьшает моей к ним приязни и уважения: люди знают и понимают гораздо больше нас с Вами. Кроме одной простой вещи. Догадайтесь с трёх раз: какой?
    Одного из них, человека с большим именем, потрясающе талантливого во всех остальных отношениях я, прижатый к стенке и вынужденно откликнувшийся на очередной поэтический сборник, из числа своих приятелей – потерял.  Поэтому и остаюсь инкогнито (как тот, в пальто, – если Вы уж так любите рифму). И мне меньше хлопот, и Вы будете готовы, – если покажете свои упражнения кому-либо из друзей (обладающих минимальным литературным слухом).
    Отвечая на Ваш обиженный вопрос: что-то и сам пишу. Не удивлюсь, если читали и Вам понравилось.
    Ещё раз: то, что Вы интересуетесь изящной словесностью и что-то пишите, это – только плюс. Такие люди и есть – носители языка и культуртрегеры. Только не выплёскивайте всё сразу.  Может, Вашим стихам, как тонким винам, – настанет свой черёд?..  Н.г.

    Stepler:
    А я себе смерть представляю по-другому. К мухам, например, она является в трусах и с газетой. А для некоторых “поэтов” – в виде Незваного Гостя. Пусть автор не обижается, просто у меня такое чувство юмора.
    Могу только посоветовать: перед тем как что-то выкладывать на форуме, пожалуйста, произведите пусть не глубокий, но всё-таки анализ своего творения. Это ведь не мусорное ведро для исписанной бумаги. Это так называемый суд. Вы знаете на что идёте. И адвоката ищите прежде всего в себе, в своём таланте, в своей работоспособности и самоанализе. Обида всего лишь эмоция. Как сказал один мой очень хороший знакомый, который отсидел в камере одиночке 5 лет: “У мужчин не должно быть нервов, за этим понятием они прячут свою распущенность”.

    Lunatic:
    Если ты, Гость, думаешь, что упоминания про ученые звания твоих “знакомцев” сразу поразят меня или кого-то еще, то ты ошибаешься.  Если ты думаешь, что смог меня чем-то обидеть, то ты себя явно переоцениваешь. Мир полон таких людей как ты. И к вам давно уже привыкли. И к вашим попыткам вернуть свои прежние годы. Только вот вы не понимаете, что ваше время прошло лет 50 назад. И что бы сделать кому-то неприятно – вам надо придумать что-то новое.  Честно говоря, выставляя свои стихи, я не думал, что здесь есть критики, пропитанные насквозь классикой. Настолько пропитанные, что даже ваша речь и взгляды не отличается от тех, которые были лет 100 назад.  (Я не думаю, что читал твои шедевры – стихи давних лет не читаю и тем более не восхищаюсь ими.)

    Гость:
    Г-н Лютик!  Предлагаю ещё отказаться от устаревшей классики: кириллицы, правил стихосложения и русского языка. Это употребляли лет 50 назад. Оставьте: мусор, отжившие вещи. Да и в любимом Вами футболе лучше бы отказаться от круглого мяча: перейдите на новый, квадратный. Время круглого – в прошлом. Смелее. Сбрасывайте классику с корабля современности. Народ к Вам потянется. Успехов.  Н.г.

    Lunatic:
    Твои слова, Гость, только доказывают твою зацикленность. И ты не знаешь ни о чем, кроме классики. И не хочешь знать. Классика свое уже давненько отжила... и это не только мои слова. Так говорят многие, кто имеет хоть немного СВОЕЙ фантазии и воображения. Когда читаю твои ответы, вспоминается история про китайских партизанов, которые 40 лет прятались в безлюдных джунглях. А когда их случайно нашли, они отказывались верить, что их война закончилась. (Сравнение с футбольным мячом слегка глуповатое).

    Гость:
    Продолжаем доброе дело. После “И ты не знаешь ни о чем” – надо ставить точку. Последнее слово в этом предложении писать – через “ё”. Если же ставить запятую плюс слово “кроме”, то лучше писать: “И ты не знаешь НИЧЕГО, кроме...” Но, в слове “ничего”, “ё” – не надо!
    (Г-н Лютик, что, у Вас была тройка по русскому?! Быть такого не может! Оттуда, что ли, неприязнь к “классике”? А что у Вас с арифметикой, с таблицей умножения – тоже – полная “классика”? – Калькуляторы есть, говорите? География? “Классика”? Извозчики довезут? Рад за вас. Осторожно, кавычки закрываются).
    Дальше. “...про китайских партизанов” пишется: “... про китайских партизан”. Кстати, немного классики: это было не китайских партизанов, а японских милитаристов, остатков регулярной такой, японской, извините за неблагозвучие, армии. Это их пряталось в “безлюдных джунглях”. А китайских партизанов пряталось – в людных. Потому их до сих пор и не выловилось.
    У Вас, я смотрю, остался единственный аргумент в руках: возрастной. Что ж, уже – кое-что. Хоть и – ненадолго. А надолго, навечно, останется от Вас другое. То, над чем, до старости, даже если сайт угаснет, будут, вспоминая, тихонько хихикать в кулачок Ваши хорошо воспитанные знакомые: вот это вот Позорище. Очень смешное и запоминаемое.  Да и то сказать: возраст...
    Как энтузиаст антиэйджинга, Вы посмотрите на обыкновенных куриц и петухов, особенно на петухов. Да против их юного возраста Ваш – что плотник против столяра! И какой-нибудь из них, глядя на Вас, – вот как Вы потом – на нас, небось, думает: “Экий ты, по сравнению со мной, староватый петух. Без хвоста. Без маленькой – с полкулачка – головы. Отработанная классика”. (Скажете, что где-то было? У Гоголя? Но там ведь с гусём сравнивали. Нет, не скажете: классика. Но с Вас и петуха, я думаю, достаточно). 
    С чем Вас и оставляю
    Непременно Ваш  Незв. гость.

    Lunatic:
    Да, Гость... ты снова раскладывал меня на составные. И при этом ты почти ни слова не говоришь о моих стихах. И свои ТВОРЕНИЯ не показываешь. Но почему-то уверен, что я восхищался бы ими. Да ладно... скорее всего, у тебя вообще нет ничего.  Только скажи такую вещь... сначала ты хотел задавить авторитетом своих знакомых. А теперь колюще-режущими хочешь напугать. Неужели это на кого-нибудь действует???  Я всегда знал, что военные умом и фантазией не блещут. А теперь вообще смешно становится.  (Кстати, петухи – это по твоей части, военный...)

    Stepler:
    Кстати, зря Вы так про петухов. В переводе с древнеиранского КУКАРЕКУ – это “Господи, яви миру свет”!

    Дмитрий Вишняков - Lunatic’у:
    Ты, к сожалению, еще одна жертва ошибки (так же как и я). Форум Дикого Поля – это не место для публикации своих произведений. Он создан для того, чтобы у сайта Дикого поля был форум. То есть чисто формален. А поскольку сон разума порождает чудовищь, то и завелись на нем персонажи вроде Гостя. А если хочешь услышать адекватный отзыв, пиши в Живом журнале как я.
    Всем остальным:
    Люди, вы же неадекватны! Неужто вас не учили, что толерантность – это главный признак образованности? А в общем-то шут с вами. Читайте своего Бахтина на здоровье. Филологи, блин...

    Stepler:
    Так вот он каков, главный признак образованности!  Да уж. С логикой конкретные проблемы. Обычно утверждение доказывается с позиции достаточности и необходимости. Хотелось бы знать, что для Вас толерантность – достаточный или необходимый признак (помимо главного)?  А вообще порадовал, порадовал. Я долго смеялся.

    Дмитрий Вишняков:
    Эт хорошо, что посмеялся. Следовательно, чувство юмора есть. А значит, еще не все потеряно.  Вот тебе энтимема. И не горюй. И передавай привет знакомому, который отсидел 5 лет в камере-одиночке. Кстати, это не Гость случайно?

    Гость:
    О, – всплыло, всплыло! Свойства всплываемости оного доказывают полную правоту эмпирического опыта. Этому теперь, в проруби, в интернетовском окне, окружённому льдом холодного любопытства – до скончания века болтаться.  Опись-ПрОтокол: Сдал-ПринЯл: Незв. гость.

    Господин Слунатик: что же Вы, где же Вы – ежели выжили – отзовитеся! Узнаёте брата Диму? Не? Не узнаёте, не? Однояйцевого: вас, ещё в колыбели, злые татарове обоих разделили. Прямо по яйцу. А после – и вовсе: Незваного Гостя наслали.
    Но Дима знал, он Вас искал. И нашёл, нашё-ёл Вас Дима, взывает к Вам он: мы, “Молл”, одной крови – ты и я, “Молл”, – одной проруби. И мы пойдём теперь обое в страну Муравию, – а в ней Живой журнал, органический. А в том Журнале журчит источником родник слов всяких, бел-горюч. Он и бел и горяч: и, смешиваясь с бурым и замёрзшим нашим, понесёт – аж до чиста моря – тёплым и родным. И там мы оттаем, там нас признают свои – по запаху, по выраженью на лице – там мы сольёмся во всеобщий любящий поток – со своими, такими же. В поток тридцатишестиградусного органического тепла и участия. Потому что это наша родина, брат.
    И вот, что я тебе пишу: “Ты, к сожалению еще одна жертва аб.... (зачёркн.) ошибки (так же как и я)”. И этим намекаю, понял? И не ставлю запятой после “к сожалению”, и не скрываю.
    Брат, осторожно! Кругом враги. Помни: злой доктор Н.Г. будет тебе нашёптывать: “Повышение, “Молл”, толерантности – к алкоголю – это главный признак образованност....(зачёркн.) образования в организме первичных признаков алкогольной болезни. А ты не верь. На Дикое поле не ходи, брат! Там водятся неадекватные люди! Сон разума там порождает чудовищь. Которые пишут “Щ” с мягким знаком. Скоро станут с твёрдым писать. И оне всё образованность свою показать хочуть, а нам к ней толерантности – где?! Вся в главный признак образованности ушла. Держись, брат. Лунай.”
    Вот то самое, господин Слунатик, переведя с русского на русский, и вопиет к Вам Митя Ве.! Отзовитеся же, отлунитеся же. Хотите, мы сами однояйцевому Вашему напишем? О.к.?

    Голубчик! Митя Ве.!  В ответ на Ваши искренние пожелания:  Спасибо. Читаем своего Бахтина. Здоровье неуклонно повышается.  Филологи, блин.  И их Незв. гость.

    Михайлина:
    Нескромно как-то, уважаемый Lunatic, занимать целых две строчки в Форуме под такие наивно-неграмотные и напыщенно-невнятные рифмовки.  Такая ваша нескромность волей-неволей наводит на мысль: Вы считаете, что упоминание «Вечности» и «Смерти», да еще и оснащенное внешними признаками стиха (ритм, рифма), автоматически делает написанное поэзией. Уверяю: Вас кто-то жестоко обманул!
    В настоящее время связь скорее обратная: прямые наименования «Вечности», «Смерти», «Одиночества» (да еще и с большой буквы, как у Вас) – это с 99-процентной вероятностью знак того, что «чел ни черта не шарит» в поэзии, читает преимущественно фантастические однодневки (там любят оперировать с вечностями, апокалипсисами, силами тьмы и прочими армаггедонами) и думает втихаря, что понимает «за жизнь» поболе окружающих.
    Знаете, по словам замечательного донецкого поэта Натальи Хаткиной, поэзии сейчас «сугубо противопоказаны пафос, котурны и всяческие белые одежды» (http://www.dikoepole.org/index.php?a=lbr). Если Вы внимете совету Гостя и начнете читать поэзию (в чем я лично сомневаюсь, как говаривал Ослик Иа), Вы убедитесь, насколько это соответствует действительности. Напыщенность с головой выдает недостаток образования и чувства юмора.
    Давайте, однако, конкретизируем.  Итак.
    «СТОЯЛА ВЕЧНОСТЬ НА ПУТИ…»  На чьем пути она стояла? На Вашем успела встретиться? На своем собственном? О Вечности нам, пребывающим во времени, известно крайне мало. Но – известно в частности то, что там «времени не будет». Пространства соответственно тоже. Так о каком пути Вы говорите, а?
    «ЗА МИРОМ ЭТИМ НАБЛЮДАЯ…»  В каком смысле – «этим»? В смысле, что, помимо «этого» есть и другие-прочие? Я ж говорила: лунатики предпочитают фантастику. Или «этот» (мир) – это антоним к «тому» (свету), который от нас ушел в подтекст? Или «этот» (романтические личности еще любят добавлять «безумный-безумный-безумный») мир – это Ваше пренебрежительное определение того, что с миром не все в порядке? А я думаю: да просто не сумел Lunatic подобрать помещающийся в строчку двусложный эпитет, вот и отделался пустым местоимением.
    «В ПОРЫВЕ МЕДЛЕННОЙ ТОСКИ…»  «Порыв медленной тоски» – это что-то такое оксюморонное (совмещающее противоположности: горькая радость, черный снег, талантливый графоман), потому что тоска-то медленная, а порыв – состояние крайне резкое и стремительное. Впрочем, какая-никакая претензия на поэтическую оригинальность.
    И вот еще что меня озадачивает:  «МЕЧТАЯ О СВОЕМ КОНЦЕ»…  Из-за Вашего злоупотребления многоточиями я не поняла, кто именно у Вас так озабочен концом – Вечность или Одиночество? Кто субъект действия, сопровождаемого деепричастием «мечтая»? 
    С нетерпением жду уточнений.  Елена Михайлина.

    Lunatic:
    Ваш первый промах, Елена – я не читаю фантастику. Не нравится она мне.  Ваш второй промах – “за жизнь”... Я никогда не считал, что знаю больше других в этом плане. И вообще разговоры на эту тему могут показать только недалёкость.
    Напыщеностью не страдаю с детства. А вот в Ваших словах явно сверкает гордость величия и образованости, опыт прожитых лет. Хотя не вижу причин так сильно возвышать себя. Иногда стоит смотреть и под ноги.  А вот конкретизировать я ничего не буду. Пусть каждый сам воображает, что сможет позволить его фантазия. А если с этим проблемы, то ничем помочь не могу.
    Могу сказать только то, что этот стих полон противоречий... как и многое вокруг. Можете конечно цепляться за слова Вечность и Конец. Но скажите тогда что такое вечность? И вообще что такое время??? (определение этих слов из словарей цитировать не надо, лучше скажите своими словами). И я вижу Вас очень многое “озадачило” в моём простом стихе (я не претендую на такие громкие слова, как поэзия). Но Вам не стоит так сильно углубляться в него, если это Вас так сильно затрудняет.
    И на последок... Вы, Елена, так же как Гость попытались разложить меня по составным... но что Вы можете сказать обо мне? – ничего конкретного только расписали по воздуху. И у Вас не получилось. Ваши поспешные выводы – промашка. Вы не угадали.
    Но Вы сделали шаг вперёд, относительно Гостя. Вы парафинили не только меня, но и мои стихи... для этого я их сюда и выложил.

    Гость:
    Лена, сердечный привет Вам и поклон.  Как чуял: от этих малюток – одни хлопоты и неприятное. Что бритвой кисель резать: смыкается, чавкнув, – без следа и ущерба. Прямо моровое поветрие какое-то, виртуальное: все – как один, на одно лицо, – вливаясь всё в тот же кисель. А, всё же, без присмотра оставлять нельзя. Молочные берега, они хоть и ненадёжные, но быть – должны.  Ещё раз, искренне,  шнапс-капитан  Н.г.

    Михайлина:
    Милейший Lunatic!  Ни мне, ни, я так подозреваю, Незваному Гостю нет никакого решительно дела до Вашей реальной личности. Вам просто говорят о качестве представленных текстов: оно – низкое, ниже даже просто эпигонского уровня. Вам, более того, на пальцах объясняют, что не так и что не мешало бы прочитать, чтобы стало «так».  Вы же принимаете курьезную позу непонятой гениальности: озадачивайтесь, мол, моей сложностью и многозначительностью, мне того и надо.  М-да.  Остается лишь посетовать на неразборчивость модераторов.

    Stepler:
    Форум для вас, а не для меня. А теперь по поводу разборчивости. Лично мне не нравятся предложенные стихи. Так как сам не пишу, то сортирую поэзию на ту, в которой рифмуются одинаковые части речи, и на ту, в которой рифмуются разные части речи. Предпочтение отдаю второму.

    Lunatic:
    Откуда ж ты, Гость, знаешь мой возраст, что так уверенно говоришь про малюток??? Твоя самоуверенность и напыщеность может только поражать.  И... только не обижайся, но присматривай за собой что б случаем не сподкнулся, задрав сильно высоко нос.
Михайлиной:
    “Напыщенность с головой выдает недостаток образования и чувства юмора”. Елена, вы хотите сказать, что этой фразой Вы обращались не ко мне??? И таких моментов в Вашем ответе довольно много. Даже Ваша цель была разобрать не мой стих, а меня самого, показывая как Вы отлично разбираетесь в личностях с первых слов. Но Вы как и гость наполнены лишь классикой и огромным самодовольством. И все что отличается от общепринятых суждений 100-летней давности, для Вас уже неправильно и вызывает отвращение.  Что ж. Мне искренне Вас жаль. Вы так и уйдете, не узнав ничего кроме классики.  Предлогаю Вам хоть ненадолго оторваться от книг и хотя бы выглянуть на улицу. Я думаю Вы откроете для себя что-то новое.

    Гость:
    Глубокоскандализованный г-н Лютик!  Понимаю Ваши чувства. Но ничем помочь не могу.  О том, что Вы находитесь в прекрасной поре великовозрастной малютки, узнал из Вашего же ICQ. Там, кстати, и весь профайлинг: не ахти что.  То, что Вы обожаете футбол – очень хорошо. Следите за своим здоровьем.
    По поводу предостережений Ваших – не извольте беспокоиться: я, конечно, человек не экстремально молодой, могу и споткнуться, не уследив. Но: при этом оппоненту ОБЯЗАТЕЛЬНО будет предложено проделать то же самое. Причём – несколько раз и – об острый металлический предмет. Люди с творческой жилкой и военным прошлым – такие патологические упрямцы! Непременно доведут дело до конца. Иногда и – неожиданно неадекватного.
    И ещё. Что касается вербальной пикировки: “предлогаю” пишется через “а”. “Сподкнулся” пишется через “т”. Это, г-н Лютик, классика. Не для Вас.
    А с Еленой зря так разговариваете. На женщин с хорошим литературным голосом и ясной головой мужчина должен реагировать здоровым блеском в глазах и лёгким волнением. А не тявкать Моськой.
    Всего хорошего.  Н.г.

    Михайлина:
    Милейший Lunatic! Ну елки-палки! Что же Вы сами себя топите этими наивными, сверхобиженными постами?! Ну перечитайте же внимательно то, что изваяли, минимально отрефлектируйте. Какой основной message, помимо гиперобиженности, вырисовывается из посланий Ваших: сидят, значит, на Диком поле мастодонты с динозаврами, «классикой пропитанные» (я бы предположила, что Ваше «пропитаны» – это аллюзия на «формалинили» Гостя, но Вы, очевидно и слово «аллюзия» ругательством сочтете), и никак до них, дремучих, не доходит, что стихотворения «Вечность» и «Она» – новое слово в русскоязычной поэзии.  Слушайте, ну самому-то не смешно, а?
    А впрочем, ладно. Сыграем по Вашим правилам. Предположим, я смиренно соглашаюсь на роль старушки, со всеми перечисленными и подразумеваемыми Вами атрибутами типа «опыта прожитых лет», артрита, куриной слепоты и брюзжания. А Вы будете мой литературный внук (или, чего доброго, внучка, судя по девичьей обидчивости). Вам меня, как Вы трогательно признались, жалко, ну так просветите же, наконец, бабушку-то, что сейчас читают продвинутые лунатики. Расскажите же, о мой метафизический Децл, брезгующий фантастикой и чурающийся бытовой болтовни (ах, скольких писателей она вдохновляла, кстати!), о своих литературных приоритетах. Что, по-Вашему, нынче cool (помимо Ваших бесспорных шедевров)? Что-то же Вы читаете? Или предпочитаете не замутнять чужим опытом источник своих поэтических грез?

    Lunatic:
    Елена, повторяю ещё раз для тех, кто пропускает некоторые строчки в тексте... я свои стихи великой поэзией не считаю (тем более русской) И себя не возвышаю, как Вы на пару с Гостем.  Я, конечно, не ждал на этом форуме услышать хваленых слов. Но и критика должна быть осмысленной.  А вот вдохновить Вы меня никак не сможете. Видно, только гость сверкает глазами и пускает слюну, общаясь с Вами. Так что вас просто надо оставить двоих... и наслаждайтесь собой. И поливайте друг-друга желчью, придавая общению остроты. Дальнейшие споры с вами обоими ни к чему не приведет. Да и нет смысла. Вы всё равно упрётесь рогами и будете топтаться на одном месте, восхищаясь своей глупостью.

    Михайлина:
    Dear Lunatic, капитулируете, стало быть? Скажите на прощание вот что. Только одно. Что хорошего Вы прочли за последний месяц?

ОЛО:

                                Среди врагов
                                стоящих в ряд
                                люблю я только одного.
                                Из всех врагов
                                стоящих в ряд
                                убил бы только одного,
                                того которого люблю.
                                И парадоксу моему,
                                я удивляться не берусь.
                                Кого люблю –
                                того боюсь.
    Устал. Тем более не умею перенести текст, так, как он задуман в оригинале. Хрень в столбик получается. Схожу к умным, узнаю, как надо правильно делать. Читайте. Ругайте. Буду рад. ВАШ OLO.

    Stepler:
    Честно прочёл всё. Понравилось только “Среди врагов, стоящих в ряд...” Конкретное выражение мысли, никаких кисельных абстракций о своих гормональных переживаниях. Твёрдое произведение. Лично меня оно заставило задуматься.  Говорят, что на картину художника необходимо смотреть не менее 2-х минут или умные мысли следует читать также медленно как они были написаны. Ваше стихотворение заставляет перечитывать его и с каждым разом всё медленнее и медленнее!

    Гость:
    После благодушного Stepler’а – чума!: Незв. гость.
    Уважаемый OLO!  Во-первых, спасибо за достойную, «спортивную» реакцию на моё брюзжание. Уже говорит о характере.
    Насчёт стихов. Критиковать можно много и смешно. Только письмо – не ругательное. А вот почему. Опыт показал, что у графоманов два стиля реагирования. Первый. Наиболее распространённый.: Истерика и забрасывание оппонента птичьим помётом. Второй. Довольно редкий.: Ваш любимчик – И.Извергин. Ему «три источника» – прямо в глаза – объясняют, с..., почти, понимаешь, в глаза. А он всё: «Божья роса». Ну что тут сделаешь!
    Ваша же реакция – весёлая, с естественным оскалом, но – достойная, «спортивная» – говорит о том, что случай – отнюдь и отнюдь – не безнадёжный. А – признак силы. Будущее щенка можно предсказать по большим лапам и реакции на чужого. Я не о литературе – о жизни.
    Продолжим – о литературе.  Что плохо и что хорошо. (Без конкретики, хоть это и моветон. Просто – довольно приязненные заметки на посошок. Потом я сворачиваю антенны, выхожу из зоны связи и возвращаюсь в свою хату с краю – бамбук курить).
    Плохо: рифма – «то потухнет, то погаснет». Т.е., простите, Олег, многое там – ещё даже не для критики.  А – что делать? «Начитывайте» любимых поэтов (только – не в качестве нудной, пахнущей средней школой, упаковки «культурного багажа». Нет! – В кайф. Нету кайфа – отложите: потом, может, захочется. Положим: Пушкин. Им Вас перезаучили, «достали» им в школе. Возьмите, отхлебнув чего-нибудь алкогольного, откройте на коротеньком, бередящем мужскую душу: «А в ненастные дни собирались они часто...». Отхлебните ещё. Потом – нерифмованное: «Вновь я посетил». Только – (маленькое моё открытие!) – прочитайте его, про себя, незабываемым, грассирующим голосом Бродского (Вы, наверное, слышали его в документальных фильмах). Не забывайте, при этом, отхлебнуть. Листайте – когда душа развернётся, а рядом никого нет, читайте, берите с полки. Тогда рифмы – сами дойдут-доспеют: на примерах (+ удовольствие) – всё гораздо лучше усваивается. Так, иностранные языки выучиваются – в горизонтальном положении, при помощи их натуральных носительниц – раз и навсегда, в стахановски рекордные сроки. Потому что: «на примерах (+удовольствие)». Утром – рассол, душ и тщательное бритьё. С рифмой уже не ошибётесь.
    Есть, кстати, такие, неплохие, поэты – больше из эмигрантских – знаю одного такого, двуязычного, в Штатах: намеренно смешивают рифмованное, русское, и нерифмованное, в западной поэтике укоренившееся. Ну, так то – мастера. «Школа» у них давно пройдена: нарочитая хромота рифмовки. Как примитивисты, – умеющие, при этом, рисовать фотографически точно.
    Ещё, не по теме. Мой любимый поэт, Мария Галина: прочитайте её «Козацкую песню» Рекомендую. Единственный (единственный!) пример суржика (!), превращённого в высочайшую поэзию. Вот уж, воистину – «мастер-класс»! («Дума про Опанаса» Багрицкого – совсем другой коленкор – и другой разговор). Вообще, не ошибусь: Мария Галина – из лучших – современных – русских поэтов.  Это было, кажется – о рифме.
    Образы. Тоже – многие хромают. Есть смешные, можно зло высмеять. Не в этом дело.
    Что хорошо: чувствуется бег слов, – из подвздошья и позвоночника. Чувствуется поэтический захлёб. Уловленный ритм. При полном неумении, неподготовленности, писать стихи, – вдруг: выныривание – откуда-то – вполне достойных образов.
    Кое-что. Маловато, но... Если Вам до 40, то время ещё – вполне есть. А там, если и не станете матёрым писателем, то – матёрым читателем – уж точно. В этом мире – много своих радостей. Особое общество умников и умниц. Где тебя понимают с полуслова.
    Всё. Это было второе – и последнее – письмо.  Всего Вам хорошего.  Как рыбак со стажем, рекомендую: не берите на рыбалку поэтическую записную книжку. Только – вино и знакомую барышню.  Успехов.  Незв. гость.

    Дмитрий Вишняков:
    Не буду с умным видом надувать щеки и залазить на свою кочку, как это любит делать один любитель саперных лопаток. А сразу (ну почти сразу) перейду к сути. Стихотворения ваши: а) читаются легко; б) в большинстве своем изящны;  в) краткие строки у вас – не стиль, а прием, не всегда на мой взгляд уместный; словам, как и женщинам, нагота не всегда к лицу; г) такие ваши вещи как “Кого любить” и “Вместо сна” выглядят как набор ничем не замаскированных общих мест; трюизмы и общие места губительны для вашего стиля.  В целом же, ваша поэзия показалась мне похожей на завтрак среди зимнего утра. Питательно, изящно и тепло, но иногда не хватает свежих сырых фруктов.

    OLO:
    Как всякое амбициOLOзное существо с бешенством отношусь к критике. Но Г.Нез. мне ничего умного не сказал. Разве что насчет женщин на рыбалке и “курить бамбук”. Первое характеризует его как человека без принципов – на рыбалке женщины не нужны, там рыбу ловят и водку пьют, если приличная компания. (У меня, приличная.) А курить бамбук нельзя, это конечно, трава, но не до такой степени. Я благодарен Вам, Дмитрий за реакцию, сам знаю, что совершенство – дар Божий плюс много труда. Поработаю еще и надеюсь, не раз услышу Ваш голос в эфире. Да, а “саперка” – оружие прижатых к стене. Простите за сумбур. Я в – разъездах сейчас. Заскочил в г.Сумы в интернет-подвал, а здесь мне плохо думается. Хотя, ребята, какой Сумы красивый город. Здесь есть уменьшенная копия Исакиевского собора, и масса карасивых и дико запущенных сооружений. До связи. Ваш OLO.
    P.S. Г.Нез., а дадите на читку своего? И еще, есть Высочайший указ “О категорическом присутствии рифмы во всех произведениях, претендующих на высокое звание Поэзии”? Вот, я, блин мужик дремучий, перечитавший сверх меры П.Элюара и топорного В.В.Маяковского! Виноват, дяденька, честное пионерское, буду читать, если дадите, в целях просветления своего поэтического сознания, только культовые творения Уважаемого Г.Неза.! А?

    Гость:
    Маяковский не “топорный”. Маяковский – гениальный.  Он же – большевизан и подпевала (чему нет прощения).  Но не “топорный”. Потрясающий.  С рифмой он, кстати, очень даже дружит (хотя, другие, – как когда. Имеются в виду – другие большие поэты).  Рад, что его читаете.  Вам же, пока, уместнее – с рифмой позаниматься. Вот что написал об этом Дали в 1941 году: “Нужно было возвращаться к традиции и в живописи, и во всем остальном. Все прочие пути ведут в тупик. Люди и так уже разучились рисовать, писать, слагать стихи. Искусство неуклонно сползает все ниже и ниже и становится все однообразнее, ибо ориентируется на единые международные образцы. Уродливо и бесформенно – вот главные характеристики такого искусства, вот симптомы недуга”. 
    Насчёт правильной рыбалки – правильно.  Н.г.

    OLO:
    Всем, всем, всем! Поздравляю, Уважаемый Г.Нез. заговорил нормально! Не считая легкого наезда на политические взгляды В.В.М., что не очень важно, т.к. самому В.В.М. на это всегда было наплевать.  Другой вопрос, а как я вел бы себя на его месте? Неосуждаемы люди с уверенной жизненной и политической позицией.
    Что до моих работ, согласен, можно работать с рифмой, но я больше хочу понять что такое верлибр, рифма смысла, эссеестичность, наверное это не всем видно пока. А раз не всем видно, надо пахать и пахать. Я уважаю традиции, но и не хочу быть таким, как масса советских поэтов работавших на социальный заказ придерживаясь принципов партийности в литературе. Но мне нравится, при всей нелюбви к Евтушенко, его “Мама и нейтронная бомба” за театральность, особенно если читать со вставками из “Герань, миндаль, фиалка.” С.Кирсанова. Свое я пытаюсь читать вслух и строю так, как считаю должно быть читанным. Тут можно нарваться на непонимание, но это не так плохо, т.к. выявляются замуленности глаза. И еще понял, что нельзя вываливать много работ сразу. А при размещении на листе форума, напечатанное меняет форму, выстраиваясь в тупой столбик, теряет мной заданный вид. Что-то не так делаю, ладно, это не главное. Спасибо за общение.  Ваш OLO.

 

Дмитрий ВИШНЯКОВ:
МЕСТНЫЕ НОВОСТИ

    Нет-нет, уважаемый читатель, здесь, на форуме «Дикого поля», ты этого произведения прочитать не сможешь по вполне определенным причинам. Не хочу и не буду я его тут размещать там, где творится бардак: оскорбляют, клонов запускают, угрожают, устраивают дуэли на саперных лопатках, в общем, занимаются весьма интересными и высокоинтеллектуальными занятиями, которые, к сожалению, не имеют никакого отношения к литературе, ни к БОЛЬШОЙ, ни к малой. Не хочу, в общем. Но для тех, кому интересно, что же я, Дмитрий Вишняков, написал, ПУБЛИКУЮ ССЫЛКУ на мое новое произведение (цикл рассказов) «МЕСТНЫЕ НОВОСТИ®. Часть 2». Но прежде чем это сделать я предлагаю тебе ознакомиться со следующим:

    DISCLAIMER
    (уведомление об отказе от претензий)

    Я – читатель форума «Дикого поля» – нажимая на приведенную ниже ссылку, соглашаюсь без всяких оговорок со следующими условиями:
    1. В случае ЕСЛИ Я
    a) гений и непререкаемый авторитет в чем-либо (литературе, философии, чистке картофеля);     b) имею право выражать по любым вопросам неоспоримое мнение некоего мнимого монолитного большинства, т.н. «современных мыслящих людей», «интеллигентов», «людей творчества», «работников сельского хозяйства» и т.п.;
    c) смотрю на жизнь и литературный процесс, в частности, с позиций «все мы, механики-ассенизаторы, как один думаем», «осудить – запретить»;
    d) могу учить с километровой высоты своей кочки Дмитрия Вишнякова чему бы то ни было (правилам русского языка, теории литературы, нецелевому использованию противозачаточных средств);
    то могу со спокойной совестью и чистой душой, как любила говорить бабушка Дмитрия Вишнякова, КАТИТЬСЯ КОЛБАСКОЙ ДО СТАНЦИИ СПАССКОЙ. Катиться прямым маршрутом и без остановок, не отвлекаясь на чтение каких-либо литературных произведений и посторонние разговоры.
    2. В случае ЕСЛИ знакомство с творчеством Дмитрия Вишнякова вызвало у меня какие-либо патологические симптомы (истерику, рвоту, неприятие, скуку, омерзение, гадливость, тик, нервный шок, непроизвольное мочеиспускание или испражнение, желание оскорбить автора, помутнение рассудка, припадок каталепсии, летаргический сон, конвульсии, стремление покрасоваться своим колоссальным остроумием и эрудицией и проч.), я понимаю, что это вызвано общим неудовлетворительным состоянием моего здоровья, физического и душевного. И Дмитрий Вишняков в этом нисколько не виноват, поэтому все претензии я адресую себе и оставляю там же.
    3. В случае ЕСЛИ при прочтении текста у меня возникли какие-либо оригинальные мысли и идеи, то, поделившись ими с общественностью в этой ветке форума, могу рассчитывать на искреннюю человеческую благодарность Дмитрия Вишнякова. Впрочем, могу и не рассчитывать
    4. В случае ЕСЛИ я нажал на ссылку, будучи не согласен с приведенными выше условиями, и (или) питая особо изощренные негативные чувства к Дмитрию Вишнякову, то понимаю, что я заочно приговорен им к посыланию к ядреной фене* и такой-то матери, а также, дабы не тратить драгоценные байты форума «Дикого Поля», к полному игнорированию моих комментариев.

    Примечания:
    * Слово ядреный не принадлежит к ругательствам. Происходит оно от имени индуистского бога плодородия и силы Индры. (Мифы народов мира. Энциклопедия. Гл. ред. С.А.Токарев. – М.: «Советская Энциклопедия», 1987) Поэтому пожелание, приведенное выше, не является оскорблением, а своего рода напутствием, пожеланием здоровья и всяческих благ.

    Гость:
    Не бойтесь, Дмитрий, и не серчайте. Не стану я Ваши рассказы – ни читать – ни злобно комментировать. На Ваши ссылки я не ездец.  А вот, что назвал Вас начинающим культуртрегером (см. зарю нашей переписки, её вегетарианский период), – так не ошибся: к энциклопедиям обращаетесь. И письмо стало грамотным.  Значит, не даром Вас злили, на пользу пошло.  В добрый час.  Незв. гость.



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration