Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня среда, 17 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 9, 2006 - ОТКУДА МЫ? КТО МЫ? КУДА ИДЕМ?

Куралех Алексей
Украина
ДОНЕЦК

Оправдание критики



    Признаться, когда мне предложили поучаствовать в редакционном ответе Игорю Губерману, я растерялся. В самом деле, как здесь можно ответить? Хотелось бы, конечно, сочинить что-нибудь остроумно-ироничное, саркастично-едкое, обличающее Губермана и оправдывающее в глазах мировой общественности себя, журнал «Дикое поле», профессиональных филологов, город Донецк, певца Кобзона и, быть может, кого-нибудь ещё. Но, увы, на ниве иронии и сарказма тягаться с мэтром жанра было бы полной авантюрой. Здесь Губерман на своей территории, и фиаско виделось неотвратимым. С другой стороны, можно было бы подойти к вопросу исключительно серьёзно: напомнить содержание собственной статьи, привести новые веские аргументы, ввернуть побольше литературоведческих терминов, объяснить, настоять, доказать… Но, спрашивается, зачем? По большому счёту, всё, что хотелось сказать, в статье было сказано. Если кому-то вдруг очень сильно захочется, он может сам перечитать стихи, перечитать статью и сделать собственные выводы. Что тут добавишь?
    И тогда я решил, воспользовавшись подходящим поводом, предаться излюбленному занятию профессиональных филологов – рассуждению об абстрактных материях. Плюсов здесь масса. Минусов – никаких. Абстрактные материи, во-первых, мало кому понятны, поэтому ошибиться здесь в чём-либо практически невозможно – всё равно за руку никто не схватит. Во-вторых, абстрактные материи никогда не обидятся и не напишут в ответ что-нибудь язвительно-ироничное о тебе самом. Что по нынешним временам, согласитесь, не так уж мало.
    Я решил поразмышлять вот о чём: а что есть, собственно, художественная критика? Бывает от неё хоть иногда какая-то польза? Имеется ли у неё какая-нибудь иная задача, кроме как обижать людей и портить им настроение?
    И стало мне очевидно, что ответ здесь зависит от того, как будем мы понимать искусство вообще и литературу в частности. По большому счёту, здесь возможны два варианта. (Вообще-то их, конечно, гораздо больше, но в нашем конкретном случае их именно два). Вариант первый: мы воспринимаем искусство исключительно как способ самовыражения и самореализации его автора. Вариант второй: кроме известной доли субъективного, мы признаём за искусством некое объективное начало.
    В первом случае художественное произведение становится своеобразным авторским alter ego, его вторым «я», его органическим продолжением. И сказать плохое слово о произведении в этой ситуации неизбежно означает обидеть и оскорбить его творца. Тогда критик-филолог превращается в несколько облагороженную (что ещё хуже!) разновидность профессионального сплетника, перемывающего косточки всем добрым людям, которые попадутся на его пути. Ведь как-то уж так получается, что сказать человеку хорошее, не погрешив против истины, гораздо сложнее, чем сказать ему какую-нибудь гадость. В результате от бурной деятельности критика остаётся чувство горечи и стыда за поведение ближнего, а более ничего.
    Однако сами страдающие от критиков авторы косвенно опровергают такой подход и такие выводы. Дело в том, что они почему-то настойчиво и упрямо стремятся опубликовать своё детище, то есть, дословно, вынести его на суд публики. При этом они прекрасно догадываются, что среди пёстрой толпы досужих читателей наверняка окажется пара-тройка профессиональных критиков-филологов с ручкой и блокнотом в кармане. Авторов это не останавливает, они летят, как мотыльки на огонь… Куда? Зачем?!
    Конечно, можно ответить: ими движет желание похвалы, робкая надежда на доброе слово. Но тогда опять-таки возникает вопрос: а зачем, собственно,  им это доброе слово, откуда возникает неизбывная авторская потребность в нём? Разве человеку недостаточно ощущать себя гением, сидя за письменным столом в окружении неопубликованных рукописей? Очевидно, недостаточно. Человеку требуется слово другого о себе, художнику требуется слово другого о своём творении, требуется слушатель, зритель, читатель. И дело здесь не только в мелком самолюбии и тщеславии, но и в той объективности, которой мы жаждем как люди и как творцы. Так или иначе, эта объективность приходит к нам вместе со словом другого, вместе с суждением другого.
    Очевидно, что подлинное самоутверждение, самовыражение человека возможно лишь через его причастность к общей истине. В полной мере ею не владеет никто из людей, но определённую связь с ней чувствует каждый. Искусство – один из способов соотнесения человека с объективной истиной. С одной стороны, каждый художник совершенно уверен, что без его участия произведение никогда не состоится, он лелеет и растит его как любимого ребёнка; в этом процессе он чувствует себя не пассивным медиумом, а создателем и творцом. Но, с другой стороны, художник знает иное: произведение всегда приходит откуда-то извне, оно само властно рвётся на бумагу, в звуки музыки, в линии мрамора. В известной мере, как отмечали Хайдеггер, Цветаева, Бродский, произведение, язык говорят нами, а вовсе не наоборот. Произведение – нечто такое, о чём автор никогда не может в полной мере сказать «моё»: «моя строка», «мой стих», «мой роман». Художник сознаёт это и интуитивно спешит поделиться тем, что пришло к нему, он спешит отдать созданное другим людям, чтобы его не уличили в присвоении чужого, попросту – в воровстве. Он чувствует, что в состоянии вдохновения нечто открылось, нечто блеснуло в бескрайних просторах тёмного космоса. И теперь он должен проверить, что это – искусственный спутник, обломок астероида или звезда.
    Следует отметить, что открытие новой звезды происходит не только и не столько благодаря творческому порыву гениального учёного, а в процессе кропотливого труда, состоящего из каждодневных наблюдений за определённой точкой пространства в разное время и в разных условиях. Только после тысяч таких наблюдений можно твёрдо сказать: перед нами звезда. Художник здесь – безусловный зачинатель, выдающийся астроном-первооткрыватель. Критик – скорее скромный лаборант, сверяющий собственным незамыленным взглядом выводы коллеги. Быть может, этот лаборант где-то даже втайне завидует своему более именитому и более удачливому собрату по ремеслу, но от этого его выводы и наблюдения лишь становятся более объективными, вызывают большее доверие. Их личные симпатии и антипатии здесь совершенно не важны, главное – ответ на вопрос: есть звезда или же её нет.
    Звезда не принадлежит открывшему её астроному, равно как художественное произведение изначально не принадлежит только его творцу. Оно принадлежит всем, кто способен его воспринять и увидеть, и в этом может быть найдено оправдание критики. Художника и критика объединяет причастность к общей истине. Истине художественного творения, но, быть может, и к чему-то большему. К той Истине, которая должна писаться не с маленькой, а с большой буквы и на которую искусство лишь скромно указует, подобно примерной служанке при входе в покои её госпожи. В свете этой причастности все наши мелкие трения и различия между художником-творцом и критиком-филологом блекнут и превращаются в ничто – в какую-нибудь космическую пыль, разносимую ветрами вселенной…
    Надеюсь, Игорь Губерман с этим согласится.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration