Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня суббота, 21 апреля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 8, 2005 - ПОСОШОК

Бахмутская Карина
Германия
Дюссельдорф

Маленькое чёрное платье

Мини-пьеса

Действующие лица:
Слава, программист
Жанна, его жена, студентка
Голос Свекрови (матери Славы)


    Затемнение. Детский голос жизнерадостно произносит: «Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах. Её обугленную тушку нашли тимуровцы в кустах». Зажигается свет.
    Комната, которая представляет собой одновременно столовую, гостиную и кабинет, а также спальню – диван разложен, на нём разобранная постель.
    За письменным столом, на котором стоит компьютер, сидит Слава. Он сосредоточенно работает, глядя на экран монитора, пощёлкивая мышью и время от времени пробегаясь пальцами по клавиатуре.


    Слава. Так, так, так...

    Слышен женский голос «Ко-отик!» В комнату входит Жанна – молодая привлекательная блондинка с хорошей фигурой, в коротком домашнем халатике.

    Жанна (требовательно) Котик!

    Слава продолжает работать.

    Жанна (рявкает) Котик!

    Слава не реагирует.

    Жанна. Нет, вы посмотрите на него! Уткнулся носом в свой экран – как он ещё не задымился, не знаю – и ноль эмоций! Хоть криком изойди! А если в доме пожар? Очнётся, только если его из шланга пеной польют и машинку его драгоценную попортят. И что ночь-полночь, постель давно готова, жена ждёт, зовёт его, разоряется – ему всё по барабану (топает ногой, подходит к Славе и хлопает в ладоши у него над ухом) Вячеслав!
    Слава (вздрагивает, обалдело смотрит на жену) А?
    Жана (передразнивая) Бе! Ты почему не отзываешься?
    Слава (снова уткнувшись в экран, напевает) Почему не отзываюсь, почему не отзываюсь... (рассеянно) Да, действительно, а почему?
    Жанна. Нет, я сейчас лопну! Он же ещё спрашивает!
    Слава (не отрываясь от работы, поднимает руку и обнимает жену за талию, время от времени поглаживая зад) Не надо лопаться, не надо, не надо...
    Жанна (оттаивая) Я его зову, зову: «Котик, а котик!» А он хоть бы хны! (Мурлычет) Ты котик или не котик?
    Слава (так же) Котик, котик... Котик-невротик... (через паузу) лёг на животик...
    Жанна (слегка массируя Славе плечи, томно) А зачем он лёг на животик? Он хочет, чтобы его киска (что-то шепчет на ухо Славе, хихикая).
    Слава (на секунду отрывается от компьютера, целует Жанну) М-м, это было бы неплохо...
    Жанна (щекочет Славу) А что котик за это сделает для своей киски?
    Слава (возвращаясь к работе) Всё, всё сделает котик... котик-склеротик...
    Жанна (ластясь к мужу) А котик даст кисоньке немножко денежек?
    Слава (так же) Пусть кисонька возьмёт у котика в сумочке кошелёчек, там ещё должно быть двести рубликов...
    Жанна. Это у котика такой юморочек? (Злобно) Что это, интересно, кисонька может купить на двести рубликов? Обезжиренный французский сырочек для мамочки котика?
    Слава (так же) Не нужно трогать мамочку котика, не нужно... А за двести рубликов кисонька может себе купить что-нибудь сладенькое, вкусненькое...
    Жанна (сварливо) Котик прекрасно знает, что кисонька не покупает себе ничего сладенького. Она следит за фигуркой, хочет быть красивой для котика. (Игриво) А чтобы быть красивой, кисоньке сейчас очень нужны денежки.
    Слава (оборачиваясь к Жанне) И сколько же денежек нужно кисоньке на этот раз?
    Жанна (переходя на обычный тон) Славик, мне просто до зарезу нужно хотя бы пять тысяч.
    Слава (изумлённо) Сколько?
    Жанна. Ты что, не расслышал? Пять штук. Не баксов, не бойся.
    Слава. А чего мне бояться? У меня пяти штук зелёных всё равно сейчас нет.
    Жанна. Значит, деревянные есть? Есть, я точно знаю. Ты на очередные примочки для своего уродца (показывая на компьютер) всегда откладываешь, а для жены у тебя никогда ничего нет.. ну и женился бы на своём компе... (всхлипывает)
    Слава. Никак не могу. Ориентация мешает.
    Жанна (перестаёт плакать) Какая ориентация?
    Слава. Сексуальная.
    Жанна. В смысле?
    Слава. Ну, как тебе известно, я гетеросексуал. А мой, как ты его любовно называешь, уродец, компьютер то бишь, мужского пола. Поэтому жениться на нём я никак не мону.
    Жанна (фыркает) Ой, Славка, и что ты только мелешь? И почему ты уверен, что он – мужчина?
    Слава. Ну вот, сама же говоришь – он. Значит, мужик. И, кстати, неплохой мужик. Жаль только, что вы с ним не поладили. Вернее, ты на него за что-то взъелась. А сама ведь тоже пользуешься! Вот они, женщины – тобой же попользоваться, и на тебя же всех собак спустить!
    Жанна. Ой-ой-ой! Прям обрыдалась вся, до чего жалко! А сам, между прочим, скупердяй, каких мало. Несчастных пяти тысяч не допросишься (снова начинает плакать).
    Слава. Ну погоди реветь-то, реветь погоди! Вот я халтурку скоро сдам – будут тебе деньги.
    Жанна. Мне сейчас нужно.
    Слава. Сейчас нет, ты же знаешь.
    Жанна. Есть. Ты сам с Вовкой на Горбушку собирался за прибамбасами своими дурацкими.
    Слава. Жан, я тебе удивляюсь. Ты же великолепно знаешь, что эти прибамбасы необходимы мне для работы. Ей-богу, иногда кажется, что ты не студентка, а чукча какая-нибудь из глухой тайги.
    Жанна. Ну да, образованного человека сразу видно – чукчи у него в тайге живут.
    Слава (смеётся) Вот видишь, ты же умница. Всё понимаешь. (Потягивается, выключает компьютер) Ладно, пошли спать, притомился я что-то.

    Слава и Жанна укладываются в постель.

    Потерпи немного, и деньги будут, обещаю.
    Жанна. А долго терпеть?
    Слава. Недельки две.
    Жанна. Ты что, издеваешься? Две недели! Я за это время состарюсь, мне уже ничего не нужно будет!
    Слава. Зря ты так думаешь. Старушкам тоже всегда что-нибудь нужно.
    Жанна. Это ты в точку попал. По твоей мамочке судя.
    Слава. Ну при чём тут моя мама?
    Жанна. При том. Она всегда при всём. Если бы ей деньги нужны были, ты бы тут же достал. И не стал бы рассказывать сказки про работу.
    Слава. Ради Бога, не говори чепухи!
    Жанна. Так дашь денег?
    Слава. Малыш, не обижайся, сейчас не могу. Позже – железно, как обещал.
    Жанна (упрямо, как зомби) Мне срочно нужно.
    Слава. Да на что? Объясни хоть, что за спешка такая?
    Жанна. Мне немедленно нужно маленькое чёрное платье.
    Слава. Платье? И это не может подождать? У тебя их полный шкаф!
    Жанна. Но маленького чёрного платья у меня нет. И это невозможно!
    Слава. Во-первых, жили мы без него как-то до сих пор, и ничего. Во-вторых, почему оно маленькое? Игрушечное, что ли?
    Жанна. И он ещё что-то там вякал насчёт глухой тайги! Дедуля, проснитесь! В наше время, если у женщины нет маленького чёрного платья, это просто неприлично! Ты что-нибудь слышал о Коко Шанель?
    Слава. Это которая номер пять – хорошо, что не шесть?
    Жанна. Очень смешно! Она самая. Так вот, она изобрела маленькое чёрное платье...
    Слава. На мою голову...
    Жанна ...и оно стало неотъемлемой частью гардероба любой элегантной женщины.
    Слава (скептически хмыкнув) Элегантной? Ну-ну.
    Жанна. Да, элегантной. Это платье очень удобно. Оно не длинное. Например, до колен. Плотно облегает фигуру. Никаких выкрутасов. И за счёт этого и чёрного цвета к нему подходят любые аксессуары (встаёт и начинает «показ мод») – шарфы, шали, украшения, его можно носить с жакетом, всё в зависимости от ситуации. Оно везде будет уместно – и на вечеринке, и на коктейле, и на работе, и в театре. То есть оно совершенно обязательно должно у меня быть! И я уже одно присмотрела!
    Слава. Тебе бы это маленькое платье темой диплома взять – столько ты про него понарассказывала! Мне даже самому такое захотелось. Только я одного не пойму, неужели для тебя так важно, что эта Коко кудахчет? Она ведь, если не ошибаюсь, давно умерла?
    Жанна. Ну и что? Какое это имеет значение?
    Слава. Понятно, Коко нет, но дело её живёт. Но ведь тебе вся эта информация наверняка давно известна. С чего же тебе именно сейчас так загорелось?
    Жанна (ворчливо) Ты забыл, что в ту пятницу мы идём к Аньке Солодовой на день рождения? Там полно народу будет. И Вика Красовская. А с Викой мы в прошлый раз были у Оксанки Шевчук, ты тогда гриппом болел, помнишь? Ну вот, и когда мы к Оксанке собирались, то с Викой обсуждали, что надеть, чтоб и нарядно, и не чересчур. А она и говорит; «К этому случаю лучше всего подойдёт маленькое чёрное платье.» Я возьми и брякни: «А у меня нет...» Вика ресницами своими намазанными захлопала и ехидно так спрашивает: «Неужели твой замечательный муж не в состоянии обеспечить тебя даже самым необходимым? Сочувствую». И отвалила. На Жорика своего намекает. Конечно, у него бабок – полные карманы (всхлипывает).
    Слава. Зато мозгов кот наплакал. Да, теперь мне всё ясно. Плюнь ты на эту дуру Вику. Она тебе просто завидует.
    Жанна. Потому что я красивее?
    Слава. Нет, потому что у тебя такой чудесный муж, как я.
    Жанна. Дурак!
    Слава. Дурак, дурак. Ясное дело, ты в сто раз красивее.
    Жанна (кокетливо) В сто не в сто... А Жорик на ней всё равно не женится.
    Слава. И правильно сделает. (Целует Жанну) Ладно, двай спать. (Хочет выключить свет)
    Жанна. Так дашь денег?
    Слава. Сказал же – через две недели.
    Жанна. Значит, вот так?
    Слава. Пока так. Поверь, это не смертельно. Моя мама, например, всю жизнь прожила без этого идиотского платья и не жаловалась.

    Раздаётся требовательный женский голос: «Славик!»

    Жанна. О, стоит только помянуть – и пожалуйста!

    Снова раздаётся зов: «Славик!»

    Cлава. Подойди, узнай, что маме нужно.
    Жанна. Она же тебя зовёт.
    Слава (громко) Мама, в чём дело?
    Голос. Я что, должна кричать через весь дом? Ты не можешь подойти? Я бы хотела чаю. С лимоном.
    Слава. Сейчас, мама! (Жанне) Сделай, а?
    Жанна. Ну уж нет. Тебе велено, ты и делай. А я не хочу нарываться, как в прошлый раз. Когда я ей всё на подносе притащила, а она мне: «Я надеялась, что за мной поухаживает мой сын. Кажется, нетрудно хоть иногда самому принести матери пищу...» И ведь так всё и оставила нетронутым. Так что вперёд, сынуля! (Поворачивается на бок, демонстративно зевает и закрывает глаза).
    Голос. Славик!
    Слава (уныло) Одну секунду, мама. Я уже иду! (Поднимается с дивана и плетётся на кухню).

    Затемнение.
    Свет зажигается. Жанна лежит на диване на животе, подняв ноги, и разговаривает по телефону.


    Жанна. Нет, ты себе представляешь? Упёрся рогом, и ни в какую! Через две недели, видите ли. И ни днём раньше! Мотивирует? Тем и мотивирует, что сейчас денег нет, а те, что есть, ему на компьютерные дела нужны.
    Нет, никого, я одна. Мамашу к врачу повёз. У неё, как всему миру известно, сердце слабое. Нам поэтому волноваться ни-ни, категорически противопоказано. У нас чуть что – «ах, мне нельзя нервничать!» Нам только других нервировать можно и до белого каления доводить. Тут у нас сердце не болит. Что? Нет, не то что бы совсем симулянтка. Сердце у неё, конечно, действительно больное, но, по-моему, не до такой степени, как она всё время демонстрирует. По докторам, как на работу.
    Да, не говори. Хоть отдохну немного. А то каждые пятнадцать минут, как кукушка из часов: «Славик!» И ведь даже когда точно знает, что его дома нет, всё равно ни за что меня по имени не назовёт, только своё «Славик» да «Славик». А мне приходится откликаться. Не говори, жутяра. А зайдёшь к ней – она так разочарованно: «А, это ты...» Интересно, она дворецкого, что ли, ожидала?
    Да, облом полный. Так Вичке хотелось нос утереть, просто страшно. Нет, ты не права. Он не жадный. И меня любит. Но упёртый. Как там нас в школе учили, у Некрасова: «Мужик – что бык. Втемяшится в башку какая блажь – колом её оттудова не выбьешь». Очень жизненные стихи. Я их потому и запомнила. Больше-то ничего из поэзии в голове не осело. Ну ещё бы, а ты как думала. Переживаю, конечно. Может, вообще к Солодовой не пойду. И эти припрутся? Чёрт, мне Андрюха нравится, классный парень. Да нет, не подумай чего, так, приколоться. На него Вика глаз положила, видно, притомил её Жорик-то. Да, это бы клёво было Вичке нос натянуть...
    Употребить, говоришь? Женскую хитрость? Чтобы сам на блюдечке принёс? Надо подумать. Ну, ладно. Твой-то ботаник как, ещё не сошёл с повестки дня? Ага, всё гуляете. Ну-ну. Куда идёте? На экскурсию? На Новодевичье кладбище? Во даёте. Да не смеюсь, не смеюсь я. Даже оригинально. Романтика, однако. На кладбище... на кладбище... кладбище... Стоп, Машуха! У меня, кажется, идея... Нет, точно идея! Да, да, да. Да. Ты мне поможешь. Сделаем так...

    Затемнение.
    Раздаётся звонок телефона. Слышен диалог:


    Голос свекрови. Слушаю.
    Женский голос. Квартира Кулешовых?
    Голос свекрови. Да, кто говорит?
    Женский голос. Кулешов Вячеслав Иванович вам кем приходится?
    Голос свекрови (с тревогой) Это мой сын. А в чём дело? Что-то случилось?
    Женский голос. Из Первой градской беспокоят. Ваш сын поступил к нам с тяжёлыми травмами, он был сбит грузовой автомашиной. Перелом основания черепа, обширная внутричерепная гематома, разрывы внутренних органов, множественные переломы, прободение обоих лёгких. В принципе необходима срочная операция, но... Состояние больного крайне тяжёлое, критическое. Так что... Сами понимаете... Если хотите успеть... Ну, проститься... Сочувствую вам...
    Голос свекрови. О Господи... Славик... Нет, не может быть... Не может быть... (Пронзительно кричит) Жанна, Жанна!

    Зажигается свет. Жанна пробегает через сцену в комнату свекрови.
    Снова затемнение.


    Голос Жанны. Ушам не верю! Вы вспомнили, как меня зовут? Видно, стряслось что-то.
    Голос свекрови (прерывисто, через силу) Стряслось... лохудра... тут... а он, Славик... там... там... мой сын...

    Грохот упавшего стула и звук рухнувшего тела.

    Голос Жанны. Мама, мама, что с вами?

    Свет зажигается та же комната.
    Слава понуро сидит на диване.


    Жанна. Котик, ты покушать хочешь?
    Слава. Нет.
    Жанна. Ну хоть капельку. Тебе силы нужны.
    Слава. Не хочу. И что это с ней так вдруг случилось? Мы вроде за ней хорошо смотрели... Чувствовала она себя неплохо...
    Жанна. Ума не приложу. Но всё-таки сердце... Какой ужас! Как вспомню...
    Слава. Да, тебе тоже досталось.
    Жанна (всхлипывает) Котик, прости, но приходится об этом говорить... Завтра похороны, надо, чтобы всё прошло достойно... а у меня совершенно нет ничего чёрного надеть... Тебе хорошо, у тебя чёрный костюм есть, который ты на свадьбу надевал...

    Свет гаснет. Звучит «Похоронный марш» Шопена. На его фоне слышен голос Жанны: «Девушка, вот это маленькое чёрное платьице... Тридцать восьмой покажите, пожалуйста».



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration