Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 16 октября, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 6, 2004 - ПТИЦЫ

Григорян Вета
Армения
ЕРЕВАН



ПРОИЗРАСТАНИЕ СТИХА ПОД ПРОЗОЙ ВЕТРА

Стих все-таки явление органичное,
где бы человек ни жил, на каком бы языке ни говорил,
вне зависимости от совпадения земли и речи.
А может быть, он и есть пересечение и взаимопрорастание речи и земли?
Тому найдется много доказательств в судьбах поэтов и певцов.
Так ашуг Саят-Нова писал на трех языках,
прожив долгую жизнь в Грузии и в Армении…
А речь поэта – это земля обетованная,
и не только для него одного.


Вета

    Абрис Веты иной. Ее первая книга называется «Песчинки», книжка – горстка малых форм стиха – на ладони. Малого объема, с женскую ладонь. Десть. Черно-белая графика, оформление собственноручное. Она поэт, спрятавшийся в художнике, не по-детски затаенный.
    Подростком она запомнила выступление Пастернака в Тбилиси в 1946 г. – поэт выступал как переводчик грузинских классических поэтов. Разве это не веха в самосознании?
    Вета – профессиональный художник-рисовальщик. Она мастерит кукол - я видела это собрание молодых и старых армянок, генерала, шута, поэта – и все с велико-лепными армянскими носами! Детали костюмов изящно продуманы, продумано все – от наклона головы до жесткости осанки. С этими куклами, оказалось, можно разговаривать. У меня на глазах гостья Веты – женщина с богатым воображением и житейским опытом – брала куклу за куклой на руки и произносила за них монологи. Речевые маски кукол распахивались сами.
    Стиль Веты – музыкально-четкое слово стиха, без прикрас, тяготение – все досказать до конца. Скрипичная точность, когда видна каждая песчинка звука – графическая прорисованность музыки.
    Миф о Дафне, прочитанный Ветой: Дафна бежит от Аполлона, потому что так его любит: «Я презирала страсть, боготворя любовь»…

    Ветер времени нес меня, поднимал и швырял оземь, как и всех моих современников, но не оторвал, не смог оторвать от милых сердцу привычных вещей, культурных традиций и естественных глубинных и вечных источников, питающих человека во все времена. Я не поверила ни в коммунистичекий рай, ни в сексуальную революцию, ни в авангардистские ухищрения в искусстве. Я хотела гармонии. Мира и Любви. У меня было чувство, будто не я меняюсь во времени, а эпоха то отдаляется от меня, то приближается ко мне; глядит то сурово, то благосклонно… Я всего лишь «мыслящий тростник» или дудочка из того тростника, в которую дует какая-то не зависящая от меня сила. И я говорю для тех, кто может, кто захочет меня услышать.



*   *   *
И показалось мне на миг,
Что жизнь лишь беглый черновик,
Набросок наспех, в беспорядке, -
А вехи ставит стих.


*   *   *
У бедных «Рыб» детство и старость
Поменялись местами:
В детстве они старики,
А в старости – дети,
Которые очень устали.


*   *   *
Растопи мои льды,
Приведи мои воды в движенье, -
                говорила река, -
Я хочу отражать облака.


*   *   *
Пусть когда-нибудь случится.
Но пока не грянул гром, -
Легким духом просочиться
Под Дамокловым мечом.

Только б это мирозданье
Не покинуть без следа!
Но… короткое дыханье
И короткая узда.


*   *   *
Я презирала страсть,
Боготворя Любовь, -
И завела меня звезда любви
В пустыню:
Кругом песок,
Над головою небо
И звездный мир,
Чтоб думать о тебе.


*   *   *
Не вширь, не вдаль,
А только вверх
По тонкой нити –
              в высоту
Душа стремится только вверх
В зияющую пустоту.
Там где-то дом ее родной.
Она спешит к себе домой.


*   *   *
Там был мой дом.
Я память не отдам.
Ступают сны по старым половицам.
Я после смерти полечу туда,
Я полечу туда,
Чтоб поселиться.
Чтобы бродить в подножьях Мтацминды,
Листать любви сожженные страницы
И ждать теней, среди которых ты, -
Они сюда слетаются,
Как птицы.


*   *   *
Под шкуркой, под маской,
        под сетью морщин
Что прячет душа, обливаясь слезами?
Какие фантомы беседуют с нами?
Чей вызов к барьеру –
        один на один?
Отбросьте забрало,
Откройте лицо,
Чтоб страхом и болью
        и ветром пробрало,
Чтоб только не чувствовать тонкое жало
Тоски
из неведомых тайных глубин.


ЕЛИ В ТБИЛИСИ
Косматые ели на пыльных дорогах –
Раскинуты руки,
        халаты расклешены,
И шапки высокие, островерхие
Все валятся набок,
        и в сторону скошены.
Как будто бы в странном кружась ритуале,
Беседуют с Богом безумные дервиши,
Танцуют,
        зевак изумленных собрали,
Плывут и парят, -
        и за землю не держатся.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration