Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 20 апреля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 6, 2004 - ПТИЦЫ

Иньян Тигран
Армения
ЕРЕВАН



ПРОИЗРАСТАНИЕ СТИХА ПОД ПРОЗОЙ ВЕТРА

Стих все-таки явление органичное,
где бы человек ни жил, на каком бы языке ни говорил,
вне зависимости от совпадения земли и речи.
А может быть, он и есть пересечение и взаимопрорастание речи и земли?
Тому найдется много доказательств в судьбах поэтов и певцов.
Так ашуг Саят-Нова писал на трех языках,
прожив долгую жизнь в Грузии и в Армении…
А речь поэта – это земля обетованная,
и не только для него одного.


Тигран

    - ...ведь все затонуло, все ушло на дно… А мы – затонувшие корабли…
    - Корабли, полные сокровищ, острова Сокровищ, Атлантида… И над головами – океан.
    - Мы – остров...
    - Но мы уже не терпим бедствие. Мы уже претерпели бедствие.
    Из разговоров с Тиграном Хзмаляном.

    Когда-то Тигран подарил мне несколько страниц из тетрадки со стихами. Одно из них было – «Средневековье? Нет, черновековье!» В правом уголке странички теснились и набегали строчки – «Принцессе Менестрелей от Менестреля принцесс». И я согласилась. Тогда, во времена «Прозы ветров» (название его первой книги), он учился на факультете русского языка и литературы нашего университета, а я была заочницей-аспиранткой Литературного института и работала в музее. Так я оказалась Принцессой менестрелей – по слову Менестреля.
    Поиски его увели от слова, к тому же он писал свою музыку. Она теперь звучит в его фильмах. Сложившийся филолог, он учился на Высших режиссерских курсах. Дипломный фильм назывался «Урок» и весь иррадировал Библией, скорее, по Босху. Немой фильм «Черное и белое» сменился фильмом-фантазией о «клоуне с осенью в сердце», миме Леониде Енгибарове - «Пьерлекино, или Легче воздуха»…
    Пьеро или Арлекин? А может, и то и другое? Да и возможны ли такие сплавы – братства веселий и несчастий сердца, немоты и полноты слова, воздушности и тяжести воздуха, потому что – что же тогда легче воздуха?
    И все-таки, в своем истоке он – поэт: «А моя доля – перекати-поле»… «О путешествие губ!» Куда приведут менестреля пути современности? Пока не проживешь, не пере-живешь – не ответишь, конца не увидишь.
    Траектория его слова – из слова – в изображение-движение – странно напоминает путь мима, канатоходца, балансирующего на лезвии молчания, не срывающегося ни в крик, ни в вопль, ни в отчаяние выдохнутого слова.
    А что сейчас? Тигран cнял новый художественный фильм с красноречивым названием – Lovember, а я составляю книжку стихов – «Скрипка без струн»… Но и это еще не исход.




Я
Я живу семь дней в неделю,
Трогаю шесть струн гитары
Пятью пальцами своими,
Гляжу на четыре стороны света,
Называю Бога тремя именами,
А когда остаюсь с тобою вдвоем –
Мы становимся чем-то одним.


ТЫ
Я слышу запах твой, таинственный и тонкий,
Как волос золотой, лежит он на вещах.
Я вижу голос твой, танцующий, негромкий –
Он на плечах моих, как дождь на всех плащах.

На площадях еще летит твоя походка,
Но Рай нам – комната и Древо – дверь.
Ты – самая нежданная находка
Из всех моих потерь.


МЫ
Мы живем в одной маленькой стране.
Там одна гора, озеро одно и город
Там один. И если мы остаемся в ней –
Только потому, что этот край нам дорог.
Мы живем одни в маленькой стране,
Где такие милые маленькие вещи.
Если покидаем ее – только лишь во сне,
Чтоб она без нас не стала еще меньше.


ОНА
Сначала мельком, искоса и вчуже,
Концами взглядов профиль достаешь,
И каряя луна на белый ужас
Восходит – и Ее ты узнаешь.

Ты узнаешь ее по снам, по рукояти
Своей бессонной тени в сердце ночи.
Ты узнаешь ее по собственной боязни
Проснуться – и не отличить от прочих.

Неужто скул высоких напряженье,
Небрежность прядь откинувшего жеста
И стоптанных сапожек выраженье
Шаги преображают в с-ума-с-шествие?

Ты для нее – пространства непрозрачность,
Объем свой вытесняющее тело.
Звезда не знает, в силу их невзрачности,
О тех, кто видел, как она летела.

А тех, кто видел, как она летела,
Навеки поражает слепота
Ко всем, кто не Она, не ты, не та...
И жизнь им тяжела смертельно.


СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Средневековье – черновик?
Черновековье?
Нет – рукопись, что не горит,
Как бычий глаз, налита кровью.
Там черепичные стада
Сошлись поститься,
И тянет шеи крыш гряда –
Дождем напиться.
Там мостовые правят поступь,
Уча ходьбе.
Там учит зренью в небе голубь
И судьбе.
Собор – как в горле неба кость.
В расположеньи
Стальных средневековых звезд,
В их бездвиженьи
Я узнаю, что неба холст,
Едва окрашен,
Творцом повешен был на гвоздь
Дворцовых башен.
Здесь память по ночам встает,
До третьей стражи
На гулкой мостовой кует
Свои пропажи.
Я с нею шел в ночной дозор
В град узкоулый,
И с ней встречал рассвета взор,
Ночь карауля,
Пока псы времени – часы
С ненужных ратуш
Не лают, хриплы от росы,
По души наши.
Не к нашим играм сей дворец
На декорации.
Всему на свете есть конец,
Мой друг Горацио...


ПТИЦА
Птица села на ветку. Покачалась. Запела.
Помолчала. К себе ли прислушаться на момент?
Птица пробует ветку, будто ноту – всем телом,
Будто каждое дерево для нее – инструмент.

Как печальная флейта – эта верба, наверно,
Величавая арфа – эта ива, на вид,
Вьолончельные струны – тополиные нервы,
Переливами скрипки эта липа болит.

Налетит громкий ветер, пролистает страницы
И смешает все ноты на пюпитрах лесов.
Со взъерошенным фраком улетучится птица,
Обернется кукушкой из настенных часов.


*   *   *
Дороги – пешему.
Броды – конному.
Горло – певчему.
Воля – вольному.

А моя доля –
Перекати-поле.


ДНЕВНИК
Нет, не дневник – ночник, тайник,
Где память правдой кормит с ложки.
Не я – бумажный мой двойник
В издерганной обложке.

Нет, не стихи, а тихий стыд.
Вчера – лишь черновик сегодня.
А завтра на губах горчит
Листком, от дерева свободным.


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration