Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня вторник, 17 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 5, 2004 - ПОЭТИЧЕСКАЯ РУЛЕТКА

ТЭК-СС

ЭТО ШАНС быть услышанным
ЭТО РИСК быть освистанным
ЭТО ПРОСТО ИГРА - как и все в этой жизни

УСЛОВИЯ ИГРЫ:
ставка - одно стихотворение
колесо фортуны - читатель
выигрыш - представление в номере


ТЭК-СС!
ТОЛКИ ЭКСПЕРТНОЙ КОМИССИИ
Секция стихосложения


  •     ...я безусловно голосую за Старусева (Наталья Хаткина, Донецк).

  •     ...безперечно найцікавішим є текст Дмітрія Бєлого з Сухумі (Сашко Ушкалов, Харьков).

  •     В рулетке лучшая Светлана Зайцева. Этот Харьков – прям-таки кузница талантов... (Владимир Авцен, Вупперталь, ГЕРМАНИЯ).

  •     Глянулся мне Дикушин своей эстетической пантомимой. Такое ощущение, что его слово-движения по прихоти сиюминутности отозвали предметы и «видимые фрагменты души» в свою ровную, трагическую данность и не хотят ставить точку. Каким образом – не знаю; ведь перед нами вовсе не пустота, набальзамированная символами, а нечто другое. (Сергей Шаталов, Донецк).

  •     Никто. Вроде и хорошие стихи, но – ни одно не цепляет. Ну, разве что Сергій Руднєв – хоть идею человек высказал... (Владимир Завгородний, Владимир-Волынский).

  •     На мой взгляд – рулетка вышла удачная. Есть в ней что почитать, и над чем подумать. И люди подобрались действительно разные, что всегда само по себе – очень приятно.
        В этот раз явное преимущество имеют украиноязычные стихи. Сергій Руднєв… Может быть, конечно, и спорно-известная тема стихотворения… Но: «А ти спитай – / Чи лісу більше світла, / Коли з гілок / Зірвало листя вітром». Всматриваюсь в прозрачный безлиственный лес и в его рассеянный свет… Свет ли… Я его вижу – этот лес… И даже чувствую запах. Заставить читателя видеть то, что ты пишешь – не так-то просто… Это уже - в любом случае – удача.

  •     Несколько обидно за Артема Перлика. Я, конечно, понимаю: правила «Рулетки» – одно стихотворение… По одному стиху вообще тяжело судить, а чтоб судить по трем строчкам – это я даже не знаю, какой степени гениальности они должны быть… Если у Артема все стихи миниатюрные, мне кажется, честнее было бы поместить их несколько, а так получилось – его просто поставили в неравные условия.
        Лучший автор из шестерых лично для меня – однозначен. Это Дмитро Старусєв. В его случае – невозможно расценивать стих как «этап развития». Он находится за той гранью, после которой исчезает деление на «лучшее – худшее» и бессмысленными кажутся любые попытки «разбора полетов»; за которой остаются только СТИХИ – сами по себе – как самостоятельное существо.
        Лично мне, ко всему прочему, особенно близка мысль о том, что иногда следует снимать очки, чтобы увидеть получше… О том, что «самого главного глазами не увидишь», как считает Старый Лис, и я с ним полностью согласна. О том, что большинство из нас смотреть смотрят, а видеть не видят. Не видят главного, из-за того что в микроскоп разглядывают мелкие детали. Не видят удивительных мелочей, из-за того что привыкли смотреть лишь на великое… А ведь это – две грани одной монеты. Как близорукость и дальнозоркость – и то и другое плохо. «Это хорошо, что у тебя очки, – говорил мой учитель живописи, - когда рисуешь с натуры, их можно иногда снимать, чтобы видеть целое…» «Снимаю очки – смотрю на луну – надеваю очки – смотрю на луну…» - такое вот приблизительно хайку написала старенькая поэтка Акико Нодзава прошлой осенью. Сколько километров от Японии до Донецка, сложно установить, а вот чувства у людей – похоже, одинаковые… Удивительнее всего то, что Каждый, - сняв очки, – увидит свое. И в стихотворении Дмитрия – каждый тоже увидит свое. И это хорошо; главное – не забывать иногда «знімати окуляри» и «трохи літати». Может быть, это вообще самое главное и лучшее, что можно уметь… (Галина Шевцова*, Осака, ЯПОНИЯ)

  •     Признаюсь сразу – украинского не знаю, но почему-то очень чувствую звук речи и безотчетно очень люблю украинскую «мову», отчего и кажется, что все понимаю. Я выбираю в победители Дмитра Старусєва, Сергія Руднєва, а еще (третье место) – Светлану Зайцеву. (Гаянэ Ахвердян*, Ереван, АРМЕНИЯ).

  •     Звернув на себе увагу вірш Дмитра Бєлого «Бездна вкуса...» Не рахуючи перших трьох рядків. Метафори в них не зовсім логічні. Тротуар – це складова проспекту, і тому перший на другому засинати не може. Не відразу зрозумієш, хто і кого «разноцветит». Але з наступних рядків вірш почав подобатися. Тепла розмовність і приваблива неприторна ліричність. Хоча трошки шкрябає по вуху слово «кайф». Не змогла вирішити, чи подобається мені вірш Сергія Руднєва. Якби в крамниці я відкрила його книгу на цьому вірші, то не закрила б її. Але й купляти б не поспішала. Погортала би книгу ще – раптом на іншій сторінці така ж мелодичність і формальна грамотність поєднається з глибшим чи щирішим змістом. (Анна Черненко*, Київ).

  • [О стихотворении Светланы Зайцевой]:
        Никак. Очень белесое раздумье. Не особенно квалифицированный набор штампов. [О стихотворении Сергія Руднєва]:
        Да нет, не так плохо. Имеет право на существование. Нервик несть. [О стихотворении Дмитра Старусєва]:
        Поэтическое мироощущение в известной мере есть, а стихов скорее нет или – слабые.
        Впрочем, я прочла бы ещё пару текстов этого автора – по одному судить трудно. [О стихотворении Дмитрия Белого]:
        Ай...
        [О стихотворении Михаила Дикушина]:
        Полная, пардон, мура с претензиями.
        [О стихотворении Артема Перлика]:
        Ну, вообще-то правильно, похвально. Но к стихам – ни малейшего отношения.
    (Лариса Щиголь, Мюнхен, ГЕРМАНИЯ).

  •     [О стихотворении Дмитрия Белого]:
        Мне очень нравится. Я даже перевел на грузинский:
                            usazRvroeba aTasferadad aabrWyvialebs
                            farnebiT qalaqs,
                            axalSobilis uSfoTvel ZiliT trotuarebi
                            Tvlemen gamzirze,
                           & nbsp;verc mokaSkaSe, yviTeli Suqi ver gaaRviZebT –
                            es Zala ar aqvs,
                            miviwyebuli, Seucnobeli, grZnoba maTrobs da
                            isev mafxizlebs.
                            Rame Tbilia, rogorc maisSi
                            (axla ki, vgoneb, aris zafxuli?)
                            ar gviyvars wlebi, gadanaxuli,
                            (o, netarebam Tavi aiSva?)
                            Soreul gzidan, saxls rom movcildi,
                            ukan vbrundebi, TiTqos var avad,
                            TmaaburZgnuli, qancgamoclili,
                            saiT wavide – ar vici Tavad...
                            Zvirfaso, vidre movel aqamde,
                            gareubnebSi koWlobiT vvlidi.
                            iq srulebiTac ar viyav mSvidi -
                            davrCebi SenTan mxolod xvalamde?

    (Васил Гулеури, Гори, ГРУЗИЯ).

  •     В поэзии всё очень субъективно. Душу трогают стихи, созвучные именно тебе, твоим переживаниям. Поэтому один и тот же автор может сейчас не понравиться, а понравиться потом, или же сейчас понравится (например, красивословием), а через время скажешь: да у него же ничего нет за этими словами!
        Стихотворение – это чувство, пережитое и сгущенное, сжатое ритмом в несколько слов и строк. Читая, ты разворачиваешь его, своей фантазией ты освобождаешь пружину тугой строфы – и летит в твое сердце стрела Поэзии. Мощное слово – это искреннее слово. И никакая неискренность, неистинность в поэзии не сможет поразить глубоко...
        Выбираю: Дмитро Старусєв и Дмитрий Белый. (Ирина Логвинова, Донецк).

  •     Д.Белый (Л. Ушкалов, Харьков).

  •     С.Зайцева, Д.Белый. (Александр Савенков**, Донецк).

  •     С.Зайцева, Д.Белый и А.Перлик. (Ольга Швед, Дружковка).

  •     С.Руднєв, М.Дикушин. (Олег Завязкин, Донецк).

  •     Пилите, Шура, пилите...

        Если вы поэт, то почему вам не жалко меня? Ведь я человек, а вы поэт.
        Эта дивная фраза, встреченная мною совсем не в «Поэтической рулетке», а в грустных сказках Сережи Романова*, вертелась у меня в голове все то время, что я обитала в «круге восьмом». Но поскольку себя жалеть – последнее дело (как вы уже поняли, в паре «поэт – человек» я явно не поэт), я все-таки постаралась найти что-нибудь яркое, радующее, запоминающееся... И – в сетевой версии «ДП» - нашла! А именно – отзывы некоего Игоря из города Донецка (так он себя обозначил), не поленившегося очень кратко и емко отрецензировать каждое стихотворение – кроме того, автором которого является Дмитро Старусев. (Я до сих пор думаю: почему? Поэт ведь немногого хочет от своего визави: «знiми окуляри», чтоб «трохи лiтати». Что смутило: возможность потери очков, полет без соблюдения техники безопасности или вот это «трохи»? А правда – если уж мы «хмарокрилi», так зачем нам такие ограничения?)
        Но вернемся к нашему скромному рецензенту. Нет, я далеко не со всеми его выступлениями согласна, да и сами они неоднородны по качеству. Но чего стоит всего одна строчка из крохотной пародии на «теплотой уколыбелен» Дмитрия Белого: «Теплотой укобеленный»! Дело даже не в подозрительном неологизме, а в том, что в оригинале «уколыбеливание» происходит в городе, который «разноцветит фонарями лужи», то есть действительно погода собачья, несмотря на вышеозначенную и далее в тексте подчеркиваемую теплоту. Правда, если так тепло и мокро, не совсем понятно, каким образом лирический герой оказался «пылен». А вот насчет «куда пойти не знаю» - верю! Коль единственный адресат, к которому лирический герой «долго ковылял с окольных улиц», именуется «милОЕ», вряд ли он (-а, -о) положительно ответит на вопрос «я побуду здесь до завтра?»
        Радует и тот факт, что это не единственный вопрос в данной «рулеточной партии». Правда, иногда вопросы бывают риторическими, хотя ответы не так однозначны, как, возможно, кажется авторам:
                            А ти спитай –
                            Чи лiсу бiльше свiтла,
                            Коли з гiлок
                            Зiрвало листя вiтром.
                                                    (Сергiй Руднєв)
        Так вот, ответственно заявляю: без листьев темный лес действительно становится гораздо светлее. Другое дело, насколько часто туда заглядывает солнце. Третье дело – «навiщо» воля каждому из нас. Но это уже дело сугубо личное, массовому голосованию и даже громкому обсуждению неподвластное.
        Кстати, о тишине:
                            ...И тишина слышней,
      ;                       когда гуляет птичий посвист в чаще.
                            И я сама проявленнее в ней,
                            как луч,
                                    как тишь,
                                        как этот миг летящий.
                                                    (Светлана Зайцева)
        Я не орнитолог, поэтому подозрения насчет того, что птичка, чей посвист гуляет по всему лесу, называется Соловей-Разбойник, оставлю при себе. В проявке и прочих фотографических премудростях я тоже не сильна, но разобралась, в конце концов, что тишь вместе с лирической героиней проявляется, очевидно, все-таки не в тишине, а в этой самой чаще. А вот почему комар себя так странно ведет, я так и не выяснила. Значит, белый день («бьется звездочками солнце» - это ж не вечер?), лес, болота не видно, еще и из костра вовсю несется (!) «белесый, как раздумье, дым» (а почему мысли-то такие бесцветные?), а комарик тут как тут? Дятла из себя на коре изображает? Фениксом прикидывается? Или проверяет бдительность рассвиставшихся птичек? Нет ответа. Ну и ладно, должны же в мире остаться какие-то тайны! Правда, я лично комаров не люблю так же страстно, как они любят меня; с другой стороны, нельзя не признать отваги указанного в стихотворении насекомого. Поэтому я бы его наградила чем-нибудь этаким... О! Кучей «свирепых и унизительных высших наград», как метко сформулировал уже другой автор, Михаил Дикушин. И даже если бы увидала, что «умные глаза» так странно награжденного «не рады больше и крепко молчат», все равно он со своими «нестройными пороками», высвечиваемыми «черным светом медленной лампы», не миновал бы у меня «вечной ямы холода», где «кишит кишмя сопенье» и явно проявляются «признаки старости новорожденных волчат»! И пусть потом мне придется предстать перед «куцым великаном» (в моей жуткой истории – очевидно, гринписовцем), который «сквозь игольное ушко пройти норовит»: сниму очки – он и исчезнет... И спасибо Дикушину за предоставленные формулировки!
        Обычно речи заканчиваются либо благодарностью, либо призывами. Благодарность я уже вынесла. А теперь хочу, как человек – поэтов, призвать: ребята, не обижайтесь на нас, непонятливых! Чувствуете, что должны писать, – пишите, как бы вас ни ругали! Может, что и получится... Надеюсь.
        На что надеюсь? –
        Да на всех,
        Даже тут сумевших любить.
    (Артем Перлик)

        Я лучше не скажу. Точно до афористичности и мастерски просто. Так что, может, гири и вправду золотые...
    (Наталья Белинская, Бней-Брак, ИЗРАИЛЬ)

  •     ...не кажется ли вам, что «Поэтическая рулетка» как конкурс себя изжила? Конкурс – это здорово, но, ставя себя на место ребят-участников, могу сказать, что одно стихотворение – это очень мало, это далеко не показатель. Очевидно, что поэт не может писать всегда ровно и однозначно, чтобы по одному стиху кто-то смог прочувствовать поэтический склад автора, его потенциал.
        Может быть, я не прав, но мне кажется, что постепенно происходит подмена самой задачи этого конкурса: поиск новых свежих авторов как бы отходит на второй план, превращаясь в фон для критических упражнений (часто несомненно удачных) «полевых» мэтров. (Евгений Мокин, Донецк).


ВОЗВРАЩАЯСЬ НА КРУГ СЕДЬМОЙ... >>
ВЫ, АРКАДИЙ, НАВЕРНОЕ, БУДЕТЕ СМЕЯТЬСЯ
(Открытая записка Аркадию Бурштейну)


    «Умиляют меня такие люди. Полные штаны высокомерия и ноль понимания стиха… А кстати, подход, когда начинают стихотворение логикой поверять, абсолютно не дурацкий даже, а невежественный. Цветаева показала его идиотизм, прокомментировав подобным образом пушкинское «Птичка Божия не знает…»
Аркадий Бурштейн. «Возражение В.Авцену и В.Прокошину»
(«ДП» №4, 2003).


    Глубокоуважаемый Аркадий!
    Вы, наверное, будучи смеясь, но я, искренне радующийся, не совпадая… Нет! На суперновоязе не получается. Без глаголов как без рук! Старая школа, извините. Я - сначала.
    Глубокоуважаемый Аркадий!
    Вы, наверное, будете смеяться, но я искренне рад, что моё суждение и сходные мысли Валерия Прокошина о стихах Гаянэ Ахвердян не совпали с Вашим представлением о них, а главное, с мнением большинства «экспертов» «Рулетки», в результате чего в 4-м номере журнала, согласно условиям игры, появилась подборка этой поэтессы. С чем я Гаянэ Ахвердян от души и поздравляю! Хотя справедливости ради замечу, что, кроме В. Авцена и В. Прокошина, ещё несколько человек в ходе обсуждения её «рулеточного» стихотворения критически отозвались о нём самом или отдельных его строках (см. «Поэтическую рулетку» в 4-м номере)…
    Вы, Аркадий, наверное, будете смеяться, но мне кажется, что защищать чьи-то стихи, кивая в сторону классиков не всегда оправданно и не совсем корректно. Тем более, в данном случае, когда речь идёт о Пушкине, у которого с логикой как раз всё в порядке. Что же касается цветаевского комментария к пушкинской «Птичке Божией», то, если не ошибаюсь, птичка сия залетела в стихотворение Александра Сергеевича из Библии, и не ему, а кому-то из переводчиков Книги, очевидно, спутавшему пичугу с бабочкой, надо бы на это пенять (если вообще надо – тут Вы, вслед за Цветаевой, правы). Впрочем, о Библии это я так, к слову - образованность пытаюсь показать…
    Кстати, об образованности. Вы, Аркадий, наверное, будете смеяться, но так уж получилось, что и университеты мы (в смысле, я) кончали, и про нелогичную суггестивную лирику слыхивали, и целостным анализом художественных произведений по молодости баловались, и даже работы В.И.Ленина конспектировали… О последнем факте сегодня можно бы и промолчать, но уж больно мне Ваши аргументы («полные штаны высокомерия», «дурацкий подход», «идиотизм») бессмертные его строки про «мозг нации» напомнили. Вы, конечно, в свойственной Вам манере можете мне возразить, что образование дурака умным не делает, и будете правы по существу, но не по форме: полемика полемикой, да ругаться-то зачем?..
    И, наконец, Вы, Аркадий, наверное, будете смеяться, если я Вам одну умную вещь напоследок скажу: вряд ли кто-то когда-то с полной уверенностью в своей непогрешимости сможет дать окончательный ответ на сакраментальный вопрос «Что есть поэзия?» Но высказать свое мнение о прочитанном имеет право любой и каждый, независимо от того, ноль у него понимания стиха или, скажем, целая единица. Тут уж, Аркадий, ничего не попишешь – такова незавидная, а может, напротив, завидная участь литературы вообще и поэзии в частности…
    С уважением и наилучшими пожеланиями

Владимир Авцен


АССОЦИАЦИЯ СЛУЧАЙНОЙ НЕ БЫВАЕТ
(Из ответа Аркадия Бурштейна)


    Вы несомненно имеете полное право на свое мнение о стихотворении, но все-таки не стоит учить автора, как писать стихи и объяснять ему, что это слово тут не подходит. Случайных слов в стихотворении нет и быть не может – так работает наше сознание. Когда автор пишет стихотворение, даже, если он захочет внести в стихотворение случайное слово, то вряд ли сумеет это сделать. Ведь любое слово – результат ассоциации, и этой ассоциацией будет привязано к тексту. А ассоциация случайной не бывает, но всегда подчиняется некоему строгому алгоритму, о чем написана куча научной литературы.
    Речь поэтому может идти не о случайности, но лишь о точности слова. И, поскольку четкого инструмента оной точности нет, всегда стоит задать себе вопрос: а уверен ли я, что мое ощущение точности лучше развито, чем у автора текста?
    И даже, если Вы уверены, что оно лучше развито, помните, что пока нет четких критериев оценки, Вы не можете доказать никому, что правы именно Вы. Поэтому я в своих разборах всегда избегаю оценки качества текста, ограничиваясь субъективным критерием «мне это нравится».
    Но Вы не о точности слова писали, а о случайности, неуместности его.
    Если слово кажется случайным, скорее всего, Вы что-то в тексте не прорубили, не увидели некие семантические нити. А в том тексте, о котором мы с Вами писали, нить эта была, она пронизывала все образы текста с первой строки до последнего слова. Я уверен, что если Вы вчитаетесь внимательно, с установкой понять текст, а не позубоскалить над оным, Вы сами ее увидите.
    Если Вас интересует практика такого чтения (на Западе принято называть его «медленным»), рекомендую вам работы, выложенные на моем портале http://abursh.sytes.net (сайт Аркадия Бурштейна) – Валентина Короны или мои. Я понимаю, что рекомендовать свои работы в качестве образца некрасиво, но аргументация, оставшаяся за пределами моего письма, изложена именно в них, а сам подход был разработан в книге Реальность Мифа, которую Вы тоже там найдете.
    Вот так, или примерно так я написал бы Вам, если б собирался публиковать свой ответ.
    С уважением – Аркадий Бурштейн



* Лауреаты конкурса «Поэтическая рулетка»
** Дикое поле, №4 (2003)


КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration