Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня среда, 18 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 4, 2003 - В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ

Завязкин Олег
Украина
ДОНЕЦК

«Река весеннего завета», или рыбы за окном





Алексей Зарахович.
Река весеннего завета.
Поэма-сонет. –
Киев: Факт, 2003. – 20 с.

    1

    Превращение русского поэтического языка в своеобразную бурсацкую латынь мигом обращает на себя внимание, когда знакомишься с текстами новейших стихоложцев. Слова, растерявшие свои ветхие смыслы, превращаются в назойливых насекомых. Муму больше не жаль — жаль изгаженного времени и изглаженного пространства…
Эта инвектива ни в коей мере не касается произведений Алексея Зараховича. Его тексты достаточно герметичны и в то же время прозрачны, хотя эта прозрачность — прозрачность воды, но не прозрачность воздуха.
    «Река весеннего завета» мистична, тяжела, напряженна. Плох тот читатель, который увидит в книге лишь легкость, звонкозвучность и кажущуюся простоту. Это сумасшедший труд — выискать в русском языке и собственной голове столько незаемных звукомыслей, хотя в родословной Зараховича — несомненно — полузабытый Роберт Фрост и незабвенный Арсений Тарковский.
    Кажется, последним, кто умел проходить сквозь прямоугольные призрачные двери и выбрасываться в окна подводных пригородных построек, был Кальпиди. Общее у Зараховича и Кальпиди — умение так зашвырнуть образ, чтобы тот упал на самой середине сознания. Примеров — сколько угодно:

                            „Я нечаянно видел начало
                            Человека на фоне причала»;

                            „Камышовый люд
                            и люд проточный
                            выпускают озеро из рук»;

                            „Все машет, все сорит крылом» (об ангеле);

                            „В этом царстве Пиросманашвили
                            На руках стоять в росе по локоть»;

                            „В лодке то лодочник, то вода».

                            „Да не растают снегири
                            И сосны, и земля под ними».


    Оптика стихов Зараховича напоминает о тонком строении жилок в толще минерала. Он готов показать все то, что не умеет или не хочет объяснить:

                            „Февраль на рассвете зелен.
                            И будто не снег, а терем
                            С дымом через фагот,

                            Дымом наоборот».


    Зарахович благовествует, как апостол Фома, добавляя детали к неопровержимой, казалось бы, действительности. Так евангелист возвращается к одному и тому же узелку повествования, не в силах ни разорвать, ни распутать его.

    Итак, звучит солнце. Вечер заваливается за оцинкованные крыши, и нет в Божьем мире ничего, что не заканчивалось бы блюзом…


    2

    «Возможна ли русскоязычная поэзия в Украине?», а точнее, «Возможна ли русская поэзия в принципе?» Неумный вопрос, однако вполне уместный.

                            «… О Украина! О поле!
                            В тысячеглазых предутренних снах,
                            Ты говорила, присутствует страх.
                            Что ж, говори поневоле».


    Эта цитата из раннего Эдуарда Савенко (Лимонова) многое поясняет. «Украинское настроение», оформленное в рамках русскоязычной поэзии, обречено на неизбывную фальшь:

                            «Украина, ты ждешь стихов,
                            Ждешь веселых до срока дел,
                            Очарованных чумаков,
                            Переливчатых женских тел», —


    вот единственная строфа, которая мешает мне в «Реке весеннего завета».



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration