Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня воскресенье, 22 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 2, 2002 - ОТКУДА МЫ? КТО МЫ? КУДА ИДЕМ?

Кораблев Александр
Украина
Донецк

В точке опоры

    Эти вопросы никто не отменял, да и о чем еще спрашивать, пока мы живы?
    Любое наше дело, даже незначительное, а уж тем более общезначимое, не есть ли обнаружение себя в мире, который глух и нем без наших дел?
    А любое ответное слово, даже едва слышное, а уж тем более хоровое, не есть ли голос мира, удивленного или встревоженного, или раздраженного нашим бытием?
    Но как расслышать этот единственный голос, обращенный лично к каждому из нас, в шуме многих голосов, спорящих между собой?
    «Хвалу и клевету приемли равнодушно», - так говорил пророк великой литературы.
    «На зеркало неча пенять», - говорил другой пророк.


В кафе у Гефтера это происходило,
на территории творческого объединения «Точка опоры».
Читающая элита Донецка отметила своим присутствием
начало нового журнального проекта –
«Дикое поле».

    B>В.Гефтер. Созидание всегда удивляет, особенно в разрушительное время. Потому что странно: откуда это берется – энтузиазм, желание что-то делать… Разрешите поздравить всех с событием, которое, наверное, можно назвать неординарным – выходом первого номера журнала «Дикое поле».
    А.Кораблев. Естественно, вспоминается древний грек, который сказал: дайте мне точку опоры, и я переверну мир. Естественно, вспоминаются провинциальные гении, которые говорили: дайте нам возможность высказаться, и мы перевернем мир еще сильнее. Место, где мы сегодня собрались, тоже называется «Точка опоры». А еще – это материальная опора, благодаря которой наши авторы могут теперь совершить то, что собирались совершить.
    Когда литературных журналов в нашем краю станет много, тогда они будут соответствовать своему прямому значению и назначению. Но сейчас, когда их почти нет, журнал у нас больше, чем журнал. Это и форма общения, и образ жизни, и способ духовного выживания…
    Н.Хаткина. Название журнала мне кажется очень удачным, и настолько же странным представляется подзаголовок: «Поле духовных поисков и находок». Это все равно что сказать: «Я – духовный человек». Правда, смешно?..
    Второе: обилие писем. Журнал как бы не верит, что он существует и все спрашивает у читателей: есть ли я на самом деле?..
    Далее – рубрикации: «Верхнее небо», «Среднее небо», «Нижнее небо». Кто же будет постоянно определять, на какое небо нужно поместить автора?..
    Один из самых серьезных вопросов – к отделу критики. Вышли две критические статьи под подписями «Цербер» и «Василиска». Цербер, как все знают, это большая страшная собака. Но в «Диком поле» он выступил в роли маленькой шавки, которая тяпнула в подворотне за ногу довольно серьезного автора – Виктора Шепило – и спряталась. Почему в роли шавки? Потому что критик не может выступать с закрытым забралом – он должен отвечать за свои слова. Александр Александрович обещал нам сегодня снятие всяческих масок – я жду этого с нетерпением, и, думаю, не только я одна.
    А.Кораблев. Спасибо за конструктивный тон. Что ж, вопросы прозвучали – надо отвечать.
    Как я понял, нарекание вызвали не сами по себе «духовные поиски и находки», а то, что эти слова вынесены на обложку… Видите ли, мы живем в такое странное, вывернутое время, когда стесняемся высоких слов и не стыдимся слов низких и скверных. И возникает диковатое желание: а почему бы не попробовать вывернуть его обратно?..
    Письма. Это попытка журнала быть диалогичным. Напечататься сейчас не так уж трудно – трудно прочитаться. Услышать, как слово отозвалось, - вот чего хочет автор, и в письмах отчасти воспроизводится это эхо…
    Разделение журнального пространства на три неба – это, конечно, не деление на первый, второй и третий сорта, это условное обозначение точек зрения, с которых мы созерцаем нашу жизнь: «Нижнее небо» - ближе к земле, «Верхнее небо» – дальше…
    А критики в масках – это же игра. Такие рецензии можно назвать ролевыми – критик не спрятался, он пытается соответствовать образу, в который вошел. Такой материал должен восприниматься иначе, чем обычная рецензия, - как театральное представление… Эти авторы не скрывают своих имен, да вы и сами, конечно, уже догадались, кто они.
    О.Орлова. Признаюсь, я читала журнал не так, как Наталья Викторовна. Я просто прочла его не отрываясь, от корочки до корочки. Я не анализировала, хотя сама профессия к этому обязывает. И когда закрыла последнюю страницу, то испытала чувство, хорошо знакомое старшему поколению: когда видишь через какое-то время ребенка самой близкой подруги и отмечаешь, как он вырос, похорошел, поумнел… Что-то в журнале мне ближе, что-то – дальше, но в целом – это организм, живой, красивый – и растущий…
    И.Попова-Бондаренко. Прочерчена единая стилистическая линия и письма, и рисунка. Хорошо это или плохо – не знаю. Сквозная прописанность утомляет, хотя рисунки блистательны. Органика, действительно, есть, чувствуется. А недомолвки и статьи, задевающие чье-то самолюбие – так это нормально, на то и критика, чтобы немножко царапать. В общем, журнал – хороший, сделан профессионально. Это, действительно, событие в читательской жизни нашей страны.
    Е.Тараненко. Журнал я едва успела посмотреть, поэтому скажу только о статье… ролевой, да?.. Цербера. О таких критиках очень хорошо сказал Саша Черный: это такие люди, которые очень завидуют чужой шевелюре и поэтому выдергивают из нее пряди и делают из них себе прическу. Сам же роман, из-за которого разгорелась эта дискуссия, - вещь удивительная и достойная хотя бы уже тем, что это редкий случай, когда в местной литературе появляется самый настоящий роман. Как к нему ни относиться – это пример жанрового соответствия на фоне фрагментарности, мозаичности, осколочности современных стандартов…
    И.Черниченко. Виктор Шепило – интереснейший автор. Его роман я с волнением читала еще до того, как он был напечатан, поэтому была крайне удивлена, когда прочитала рецензию Цербера…
    М.Южелевский. Прежде чем напечататься в этом журнале, я был хорошо выдержан редактором – как бочковый огурец…
    Э.Свенцицкая. Несмотря на то, что я считаюсь специалистом по невысоким и скверным словам, сегодня я постараюсь обойтись без них…


Дикая жизнь «Дикого поля»

    Жили-были скифы вместе с сарматами. Дикие они были, и потому дикие у них были духовные поиски. Готы жили вместе с гуннами, татары, естественно, вместе с монголами, а где жили половцы с князем Игорем, неизвестно, но на верхнем небе их не наблюдали. Они тоже были дикие, и дикие были у них находки. Как найдут что-нибудь дикое, так сразу сядут в кружочек и спрашивают друг у друга: «Откуда мы? Кто мы? Куда идем?» – и молча руками разводят.
    Искали они на поле, а жили на небесах, которых у них было целых три, причем разные. Но ведь и они тоже были разные – птицы, рыбы, звери, львы и куропатки. Залетные птицы – это те, которые уже успели залететь, а нормальные птицы – с ними все в порядке, поэтому они летают, где придется, - и на среднем, и на нижнем. Но увереннее всего чувствуют себя рыбы, у которых никогда никаких за летов нет. Тихо плавают они в небе и спрашивают друг у друга: «Откуда мы? Кто мы? Куда идем?» – и молча разводят плавниками.
    Место обитания зверей – среднее небо. Их целых два – Цербер и Василиска. Цербер охраняет Василиску, потому что охранять ему больше некого. От взгляда Василиски каменеют классики и современники: Достоевский, Толстой, Свенцицкая, Хаткина, Тургенев, Дима Пастернак… Цербер охраняет Василиску, но не смотрит на нее, чтобы не окаменеть, и передает ей привет от Даниила Хармса. А Даниил Хармс над своим приветом плачет и тихо так говорит: «Откуда мы? Кто мы? Куда идем?».
    Но молчат чернорабочие и прочие критики и самокритики, рефлексаторы и рефлекторы. Молчат они потому, что журнал назвали интеллектуально-художественным, но никак не могут разобраться: кто же здесь, собственно, интеллектуал, откуда он и куда идет, и идет ли вообще, если не знает, кто он и откуда? А еще потому, что кроме слов и предложений, ничего у нас не осталось, только скифы и сарматы, и никто не знает, почему есть Великая Скуфь, но нет и никогда не будет Великой Сарматери.


* * *

    Литературная часть вечера была непродолжительной, но презентабельной. Открывая ее, продюсер проекта Вадим Гефтер взял гитару, что, согласимся, нечасто случается в стане продюсеров.
            …Снится желтая дорога, уходящая в песок,
            Бьет коня возница строгий, еле тащится возок…
    О.Орлова представила публике прозаика Людмилу Зембицкую, которая прочитала один из своих последних рассказов. Ярким и артистичным было выступление Юр-Ко Соняча, человека разносторонних возможностей – дирижера и альпиниста, философа и поэта, автора книги «Аннада» (Д., 2000):
                    В долину каленых ладоней
                    подбитою птицей летят
                    крыла двух бровей изумленных
                    висков двух измученных
                    сад…
    Многообещающе предстали молодые, но уже известные в городе авторы, студенты Донецкого университета Иван Ревяков, Маша Хаткина и Дмитрий Косенко. Новые стихи читали Владимир Рафеенко и Наталья Хаткина, которых не было необходимости представлять. Завершил вечер известный музыкант и бард Михаил Барановский, ответив критикам журнала и его авторам песней:

                    Не тверди, что ты благ и духовен,
                    Приведя свой невроз как пример –
                    Если б каждый, кто глух, был Бетховен,
                    Если б каждый, кто слеп, был Гомер.

                    Оставайся простым человеком,
                    Отправляйся-ка лучше домой,
                    Ведь не каждый урод был Лотреком
                    Или Байроном каждый хромой…



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration