Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня суббота, 21 июля, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 2, 2002 - ПИКТОРАЛЬ

Стяжкина Елена
Украина
ДОНЕЦК

Маг.Марат



    «Я познакомилась с художником! На бульваре! Хорошим! Он даже Ирку сделал красавицей»…
    С художником? – эксцентрично, но замечательно… На бульваре? Ясное дело, где же еще в конце 80-х симпатичные студентки могли познакомиться с художниками. Близко – только в музее, лично – исключительно на бульваре имени Пушкина… Ирку – красавицей? Сомнительно, но возможно…
    С художником? С настоящим? И как он?
    Примерно так я подумала, когда впервые услышала о художнике Марате Магасумове.
    Что сказала вслух? Не помню… Кажется, все-таки спросила: «Как он?»
    Несмотря на то, что все наши мысли в конце 80-х были посвящены любви, Любви и только ЛЮБВИ, я почему-то подумала о берете. Большом бархатном берете на тонкой ножке. Вишневого, а может быть, синего цвета.
    Берет был. Во время нашего знакомства берет был. Хотя… Быть может, он привиделся мне, вписался в образ и закрепился в неверной теперь уже недевичьей памяти.

    Что я знаю о стилях и методах, о техниках письма и смешивания красок, о подготовке холстов и играх со светотенью, чтобы сказать с уверенностью: Марат Магасумов – художник настоящий?

Дом. Тушь. 1998

Дом. Тушь. 1998
Преддверие. Тушь. 1998

Преддверие. Тушь. 1998



    Я знаю об этом мало…
    Но первое впечатление – неясная, смутная тревога, мятежные, и, о ужас, не советские и совсем уж – не патриотические мысли, все возвращавшиеся к живым и странным линиям его работ – это впечатление осталось навсегда. Осталось уже уверенным признанием: Да – художник, да – настоящий.

    Марат Магасумов окончил архитектурный факультет Макеевского инженерно-строительного института. Впрочем, это, наверное, не важно. Потому что – что окончил Леонардо?
    Марат любит работать в смешанной технике. А мне больше всего сегодня нравится его графика.
    Он пишет портреты. И действительно делает людей красивыми. Такими, какими они хотели бы быть. И даже могли бы, если бы могли… Выбросить злость, усталость, километры морщин, тяжелые мысли, грубую реальность… Его не надо просить специально: «Сделай меня красивой». Он сам не терпит несовершенства и не дарит его другим.
    Иногда в портретах угадывает нечто потаенное, спрятанное, не признаваемое на людях. Только тихо, для себя когда-то промолвленное: «Я иногда бываю таким». Красивым, но жестким, милым, но чужим, великолепным, но одиноким.
    Впрочем, портреты – для друзей, для близких. Иногда – по спецзаказу.

А. и Б. Стругацкие.Улитка на склоне.   Рука. 1999

А. и Б. Стругацкие.Улитка на склоне.
Рука. 1999
А. и Б.Стругацкие.Улитка на склоне. Тушь. 1999

А. и Б.Стругацкие.Улитка на склоне.
Тушь. 1999

    За деньги. Иногда вдруг, по наитию – из восторга перед немыслимо прекрасной натурой.
    Портреты…Картины… Декор… Росписи.
    Графика – тоньше. Она – лабиринт, в котором тысяча входов и миллион выходов. По ней можно путешествовать – во Вселенную и обратно, в ней звуки и слова застывают черными пластинами почти всегда треснувшей поверхности. Поверхности исхоженной, истонченной, но устойчивой.

Памяти С.Дали. Тушь. 1999

Памяти С.Дали. Тушь. 1999


    Графика – дверь, которая может быть закрыта в любую минуту с любой стороны. Иногда с ней страшно. И вместо привычного призрака коммунизма она вдруг открывает чудовищный и вызывающий сон Кастанеды. И если дверь захлопывается с той стороны, то остается сон, в котором можно долго бродить на ощупь.
    Сон – с запутанным смыслом, который трудно уловить, потому что мысль ясна, но думать ее – невозможно, не хочется, страшно… Сон со всадниками, лошади которых преодолевают пропасть, сон на склоне, у обочины – неверный, похмельный, заплутавший, неотделимый от черной стороны…
    И есть свет. Не пронзительный, яркий, что слепит и греет. А тот свет, к которому еще нужно дойти. Свет как награда, как смысл исхоженной тропы. Свет, который со скрипом открывает миллион первый выход. На свободу, которая, в конечном итоге, только поиск зависимости.

    Однажды Марат Магасумов отправил свои графические работы на международный конкурс графики. В тот год, кажется, 1992-й, он проводился в США. Как велики были шансы Марата? Он и сейчас говорит об этом с тихой улыбкой, слегка пожимая плечами: «Почему-то отправил… Не знаю, зачем…»
    В 1992 году Америка казалась такой же недоступной, как Альфа-Центавра… Проиграть в Альфа-Центавре космически не обидно.

Органные фантазии Баха (1). Тушь. 2000

Органные фантазии Баха (1). Тушь. 2000
Всадник. Тушь, перо, размывка. 1992

Всадник. Тушь, перо, размывка. 1992

    Так много световых лет. И зим… И Черных дыр…
    Он получил вторую премию. И личные восторги великого графика Фроссеты. И диплом с золотым тиснением, который сегодня живет в специальной рамочке. Скромной, почти не приметной.
    Мы тоже были для них невозможной Альфа-Центаврой. Но взгляда через океан и столетия «двух больших разниц» хватило, чтобы понять друг друга.
    Почему не уехал?
    Марат Магасумов говорит, что вместо него по миру путешествуют картины. Вслед за графикой в Штаты укатила паутинно-филигранная «Тишина. Silence». Я помню сухую поджарую американку, которая хищно схватилась за «Тишину». Она прижимала ее к себе так, как будто силилась попасть за порог.
    Мне было жаль картину… Я бы сама ее хотела…
    Позже Марат сделал копию… Но та «Тишина» конца 80-х была почему-то важнее и дороже.
    Она живет в Америке. И, естественно, не пишет писем. Глупо было бы ждать писем от Тишины.

Кастанеда (1). Тушь. 1994

Кастанеда (1). Тушь. 1994
Кастанеда (5). Тушь. 1995

Кастанеда (5). Тушь. 1995
< br>

    Другие картины уезжали в Европу и Азию, в Африку и в Австралию.Долгие проводы, лишние слезы. Я не видела их новых хозяев.Впрочем, картины – для людей. А люди – везде.

    Ни одна выставка Марат Магасумова не была специальной. «Давай?» – предлагали ему в галерее телестудии 7/7 или «Арт Радоне». «Давай!» – говорил он и с головой уходил в подготовку.
    Композиционность выставки – это залог успеха, это единое настроение, которое создается и поддерживается общей темой, сюжетом…
    На его выставках всегда было именно так.
    И теперь я знаю, что это трудно – добиться композиционности.
    И в жизни – не легче, чем в творчестве.

    Марат Магасумов – успешный художник. И это, наверное, подтачивает его личный миф мастера. Тот, который с обязательной атрибутикой непризнанности, гонимости, бедности как основных признаков гениальности.
    Вопреки или назло мифу, он художник модный и востребованный. А значит, коллегами не любимый. Такая жизнь. Под приличным названием конкуренция. И под менее приличным…


Девушка-ночь. Тушь. 1995

Девушка-ночь. Тушь. 1995

    Впрочем, возможно расписывать стены ночного клуба – это действительно не бонтонно?
    И лучше голодать в ожидании вдохновения и признания. И радостно-возвышенно глядеть, как голодает жена (кстати, моя подруга, та самая, которая познакомилась «художником на бульваре), и сын…
    И по классической схеме обрекать ближних на немыслимые страдания, которые что от гения, что от простого смертного – все равно ведь страдания.
    Марат Магасумов – мужчина. Завоеватель, ниспровергатель, шутник.
    Не исключено, что стены ночных клубов в следующих поколениях будут объявлены фресками… Так ведь бывает. И может быть…


Кастанеда (4). Тушь. Перо. 1995

Кастанеда (4). Тушь. Перо. 1995


    Главное, что он продолжает рисовать. И каждый новый период его творчества лишь чуть касается предыдущего, в целом же отрицая, разрушая и создавая заново...

    В 2002 году Марату Магасумову исполнилось сорок лет. Все еще только начинается.
    Вот только не знаю, рискнет ли он сегодня надеть свой эпатажный бархатный берет.
    Или берета все-таки не было?..



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2006-06-13 14:43:54
Лиора
Украина, Донецк
Марат замечательный, гениальный художник! В 1996 году я умудрилась взять у него автограф :-)

2006-02-03 06:34:10
Андрей
Санкт-питербург
Марат.
Молодец!!!
У меня так никогда не получится....
По настаяшиму восхишен!
Твой старинный дружише Андрей Колесник.

2006-01-08 20:01:11
Кандаурова Светлана
Одесса
Я горжусь тем ,что ты мой брат!

2005-12-25 18:19:04
Dmitriy
Chicago
Zdrastvuite,

Hotel bi uznat gde mogno kupit ego kartini?

Spasibo

2004-05-28 14:23:08
Леонид
Москва
Уважаемая редакция, мне нужно связаться по эл. почте с господином Маратом Магасумовым. Не сообщите ли его эл. адрес? (Если такового нет и если это удобно - то телефон).
Леонид

2003-12-05 07:03:07
Гарольд Каплан
Новосибирск
Больше всего мне понравились работы "Дом" и "Фантазии Баха"...
И не надо, может быть, так обильно комментировать свои работы. Этот текст слишком натужен и глуп.

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration