Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня четверг, 18 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 2, 2002 - ПОСОШОК

Кораблев Александр
Украина
Донецк

Коногонка

    «Чайхана» – это в Азии. А на шахтерском фестивале авторской песни «32 мая» это называлось «Коногонка».
    Для тех, кто не знает: это песни, шутки, веселье до утра. И, разумеется, чай – если действие происходит в Азии.


    СЕРГЕЕВ. Добрый вечер, уважаемые друзья! (Аплодисменты). Разрешите ваши аплодисменты считать пожеланием тут же Коногонку и закончить. (Смех, аплодисменты).
    Итак, Коногонка… Вы помните, чему она посвящена и ради чего мы здесь сегодня с вами набрались… собрались. Наш фестиваль в целом посвящен наличию у спонсоров денег. (Аплодисменты). С удовлетворением отмечаем, что вот уже третий день мы празднуем 32-е мая. Чтобы этот лишний день пропал не зря, мы решили посвятить его правдивым легендам и лживым песням так или иначе связанным с жизнью и путешествиями барона Карла Иеронима фон Мюнхгаузена.
    Барону, как и всем нам, катастрофически не хватало времени. Оно, как известно, течет, а он не любит сырости. Поэтому придумал свой календарь, названия месяцев в котором больше соответствовали бы действительности: язварь, невраль, кошмарт, сопрель, сымай, наплюнь, пилюль, серпень, молотень, дождябрь, кряхтябрь, наёбрь, добабрь. И ввел два дополнительные месяца, для спонсоров – дофигабрь, для членов жюри – отвинтабрь. (Аплодисменты).

А.Король и В.Сергеев

А.Король и В.Сергеев

    За свою долгую жизнь и еще более долгие путешествия барон несколько раз побывал в Донбассе, о чем свидетельствуют черные и бурые отметки на его трусах. Причем, черные – это антрацит, а бурые – не обязательно бурый уголь. Вот такая у барона была бурная жизнь. Но прожил он ее – как смычком по нотам.
    Вот перевод этих нот с немецкого мы предлагаем вашему вниманию – «Баллада о Мюнхгаузене-фоне и об Артеме в бетоне».
КОРОЛЬ. Как будем петь, хором?
СЕРГЕЕВ. Ротом.
КОРОЛЬ. Песня старинная, шахтерская, немецкая…
СЕРГЕЕВ. Захватническая.

Хоть знаем мы историй массу,
Но свято в памяти храним,
Как ехал юзом по Донбассу
Барон наш Карл Иероним.
            Ему Мюнхгаузена имя
            Дала немецкая земля.
            Он вместе с немцами своими
            Пришел давать стране угля.
Он был по паспорту маркшейдер,
А по профессии еврей,
И, чтя законы Зямы Фрейда,
Ласкал он ямбом свой хорей.
            Шатался долго по Европе,
            Служил при Катином дворе,
            Чуток проехал он на жопе,
            А остальное – на ядре.
В одну рассветную годину
Туманным полем поутру
Ватага немцев с Катериной
Скакала к третьему Петру.
            Они по-черному скакали,
            Там уголь был со всех сторон.
            У терриконов там на сале
            Вкушал яичницу барон.
Он не пытался приземлиться
И думал в Польшу – все путем.
Но на пути у гада-фрица
Возник бетонный наш Артем.
            Все обошлось бы без урону,
            Стоит как вкопанный герой,
            А молодого фон барона
            Несут с разбитой головой.
Хотите верьте иль не верьте,
Но немцы всем безбожно врут:
Что их Мюнхгаузен бессмертен,
А ядра – чистый изумруд.

    СЕРГЕЕВ. А сейчас мы считаем своим долгом – как два потомка барона Мюнхгаузена – ознакомить вас с типовым распорядком его рабочего дня.
    КОРОЛЬ. Как всякий немец, барон Мюнхгаузен имел рабочий день, повторяющийся периодически. Итак:
            6.30. – подъем первых петухов.
            7.00. – техосмотр лошади, ремонт рыцарей и смазка их печального образа.
            7.40. – вынос фамильной параши.
            8.00. – вывод экономки из кризиса.
            8.10. – водные процедуры: купание красного коня в марганцовке.
            9.00. – завтрак барона: газетная утка на вертеле, сладкие конские каштаны, чашечка ай-петри.
            9.30. – подвиги барона: подвиг Матроскина, битва с гидроэлектростанцией, воскрешение из пепла пачки «Camel», стрелка с Соловьем-Разбойником и Страусом-Затейником.
            13.00. – званый обед у Людоеда. (Не забыть захватить Люду.)
            14.00. – тихий час: посещение кладбища, окучивание кучами генеалогического дерева, прополка скорняков.
            16.00. – забавы барона: выбивание правильных предсказаний у Нострадамуса, подключение тетерева к току, игра на скрипке конским хвостом.
            19.00. – ужин при свечах у проктолога.
            19.30. – охота на ведьм. На остальных неохота.
            21.00. – выгон дамы на балкон для прослушивания серенады.
            21.10. – уборка балкона.
            21.20. – индивиду альное занятие денег.
            22.00. – планирование семьи.
            22.30. – лягание с лошадью в постель.
            23.00. – отбой сну.
    СЕРГЕЕВ. Но не только этим жил и был известен наш уважаемый барон. Он часто приглашал к себе в замок разных людей и женщин. Двух из этих женщин мы сейчас послушаем – две Натальи.
    ЛЕБЕДЬ и ЛУКЬЯНЕНКО. (Поют).

Приходи ко мне, кудрявый мой,
Покатай на мотоцикале…

    СЕРГЕЕВ. Тяжелая жизнь была у Мюнхгаузена. Спать практически было некогда. Он часто задавался разными вопросами. И один из этих вопросов: есть ли в зале Алексей Бешуля? Я попрошу его выйти на сцену после короткой исторической справки. Запись из дневников барона Мюнхгаузена: «Второе путешествие на Донбасс».
    «Однажды в своем поместье в Баварии я вышел на балкон, чтобы проветрить камзол после утреннего туалета. Внезапно налетел ветер перемен и унес камзол, который я так и не успел покинуть. Пересаживаться на ядро было поздно, да и больно, и я отдался на волю стихии…
    Долго летел… По тому, что пошел снег, я понял, что наступила зима. По тому, что снег черный, стало ясно, что я уже в Донбассе.
    За время долгого полета мой камзол естественным образом отяжелел, и я совершил посадку по нужде. Первое, что бросилось в глаза, это угольная пыль. Было больно смотреть.
    Население Донбасса составляют в основном представители пяти национальностей. Помимо пятой национальности, здесь также проживают украинцы, новые украинцы, хохлы и афро-украинцы, т.е. шахтеры.
    Нужно сказать, что шахтерская терминология прочно вошла в местный лексикон. Повсюду слышался риторический вопрос: «А на гора мне все это надо!»

    Потом я услышал грустное пение. Так съехавшиеся барды радостно проводили свой фестиваль. Проводив фестиваль, они с облегчением вздохнули и выдохнули. Тут же захотелось закусить. С трудом проглотил банку шпрот, поскольку консервного ножа не было, и меня понесло. Понесло к организаторам фестиваля.
    Должен отметить, что народ подобрался опытный: Гефтер всей Украины, сэр Геев, король Александр, князь Долго-в-руки и Сергей Куча-ума. Меня особенно поразила организация досуга. Потому что после суга уже ни с кем нельзя было разговаривать.
    Неприятный осадок оставила только встреча с Борисом Семеновичем Владимирским. Когда в 7 утра я попытался узнать, как мэтр относится к творчеству немецкого барда Розенбаума, он меня послал. А впрочем, мне уже все равно надо было возвращаться с первым залпом игристого салюта…»

    На этом запись обрывается. Но она послужила поводом для написания песни – своеобразного исследования истории русского мата, которую я попрошу изложить Алексея Бешулю.
    КОРОЛЬ. А его нет.
    СЕРГЕЕВ. По-видимому, Бешуля до сих пор консультируется с Борисом Владимирским по поводу некоторых тонкостей этого предмета... А мы продолжаем наши экскурсы в биографические ракурсы барона Мюнхгаузена. Есть ли в зале Саша Яковенко из Харькова? Немедленно пусть покинет зал и выйдет на сцену!
    ЯКОВЕНКО. (Поет).

Но как она ест морожено –
Аж мурашки бегут по спине!..

    СЕРГЕЕВ. Очень интересно было бы услышать о тех наставлениях, которые барон фон Мюнхгаузен давал рыцарям, не одну плеяду которых воспитал он в своем замке в подвале.
    КОРОЛЬ. Помня о том, что на ошибках учатся, а после ошибок лечатся, барон Мюнхгаузен оставил нам моральный кодекс рыцаря, которому, естественно, должен следовать каждый мужчина, выросший в подвале.

  • У рыцаря должна быть холодная голова, горячее сердце и вкусная печень.
  • По команде «Подъем!» рыцарь должен за 45 секунд подняться с лошади.
  • Если ваш конь ходит по диагонали – это слон.
  • Если вы не можете натянуть лук, тяните репку.
  • Рыцарь должен пользоваться у дам доспехом.
  • Если ваша лошадь несется – уберите из конюшни петуха.
  • Если рука бойца колоть устала – коли не бойца.
    И последнее наставление барона Мюнхгаузена, совсем шахтерское:
  • Крепи свое дело.
        СЕРГЕЕВ. А как крепят свое дело филологи, которые занимаются исследованием русского мата, мы услышим, если в зал пришел Алексей Бешуля… Нету? Непростое это дело – русский мат, должен вам сказать… Тогда я приглашаю на сцену баронолюба и мюнхгаузеноведа из Крыма – Андрея Соболева.
        СОБОЛЕВ. (Поет).
  • Я представительница сказочного рода,
    Я очень ядовитая змея…

        СЕРГЕЕВ. Когда барон приехал в Москву, он был поражен тем, что увидел. И не мог не пригласить в свой замок московского гостя – Андрея Анпилова, который поделится своими впечатлениями о встречах с этим великим человеком.
        АНПИЛОВ. (Читает).

    Как выращивать ребенка?
    Это надо делать тонко…

        СЕРГЕЕВ. Барон Мюнхгаузен очень много путешествовал. Одних морских путешествий было этак семь-восемь. И однажды, доплыв до берегов Америки, он в конце концов понял, что значит статус кво. Статус кво на самом деле означает положение индейской женщины в Америке: стату сво.
        А вот Лилия Минаева, которая встретилась там с Мюнхгаузеном, расскажет о своем видении этого кво у барона.
        МИНАЕВА. Здесь мужчины пели женские песни, а я буду петь наоборот – от имени мужчин.

    Есть дамы, которые славятся чутким скелетом
    И каждою костью вибрируют страстно,
    Особенно будучи навеселе…
    Прости, но не отрицаю, что часто при этом
    В суставах они ощущают пространство,
    Которому равного нет на земле…

        СЕРГЕЕВ. А вот когда барон Мюнхгаузен постарел, то, учитывая количество его морских путешествий, ему было присвоено звание адмирала. Его стали часто приглашать на свадьбы свадебным адмиралом.
        КОРОЛЬ. Из записок барона Мюнхгаузена тех лет:
        «Дорогие новобранцы! Вы слышите скрип уключин? Не слышите? Значит, скрип еще не уключин. Включите скрип!..»
        СЕРГЕЕВ. Но благодарное потомство помнит, где бывал барон Мюнхгаузен, и всегда готово поделиться с представителями старшего поколения своим знанием. Например, Андрей Коваль из Винницы.
        КОВАЛЬ. Лирическая песня из позднего творчества Карла Иеронима…

    Я жить не мог без женской ласки,
    Но оказалось, что могу…

        СЕРГЕЕВ. Тольк о что мы получили телеграмму о том, что Алексей Бешуля наконец-то оказался в зале.
        БЕШУЛЯ. Знаете, я очень тяжело и долго вспоминал, что я вам хотел сказать…

    Ныне и присно во веки веков,
    Ежели шо, то уж, знамо, наврядли.
    Ой, как не можно без матерных слов,
    Ну, ежли впотьмах наступить на грабли.

    Вроде ничё, и башке веселей,
    В ей-то шишак рассосёт до обеда.
    Токмо ешо троекратно больней,
    Ежли то грабли соседа…
    ……………………………….
    Грабель нынче нет – комбайна, трахтара…
    Тока сдается мене, шо наврядли.
    Матерь-Россия поныне с утра
    Зеньки протрет – и ступает на грабли-бли-бли-бли…

        СЕРГЕЕВ. Но это не единственное, что изучал Мюнхгаузен во время пребывания в России. Об этом поведает Владимир Васильев.
        ВАСИЛЬЕВ. Я спою песню, которую барон Мюнхгаузен выучил в городе Москве, ему спел ее Александр фон Левин. Слова этой песни очень простые – я думаю, вы очень легко их запомните.

    n
    Задохали мурылика банданы.
    Он чахался, курычился, но слип,
    И жмыкали запарханные бляны,
    Он в дрюку пакалатую захлип…

        На творческих мастерских мы много говорили о духовности, о жанре и т.д. и т.п. И вот я спою песню, которая называется «Посвящение Петровскому гульбарию». В Москве, на Петровке, 26 есть такой бард-кабак – суровое довольно заведение…

    Эту песню сочинил я специально для гульбария,
    Теперь я эту песню вам сегодня пропою.
    Я пою о том, что вижу; то, что вижу, то пою:
    Здравствуй, Саша и Валера!
    Здравствуй, Коля! Здравствуй, Вадик!
    Эй, шуба-дуба!
    Ще-н-дуба дубе том!
    Нет!.. Да!..
    …………………………………
    Говорят мне злопыхатели, что авторская песня –
    Это слишком уж занудно, невозможно танцевать.
    А кто сказал, что невозможно танцевать под наши песни?
    Я сейчас вам это очень даже просто докажу.
    Эй, шуба-дуба!
    Ще-н-дуба дубе том!
    Нет!.. Да!..

        СЕРГЕЕВ. Но барон Мюнхгаузен интересовался не только рок-н-ролом. Он интересовался жизнью. Жизнью алкоголиков. И настолько успешно, что должен был как минимум дважды умереть от цирроза печени. Этот аспект я попросил бы осветить Михаила Барановского.
        БАРАНОВСКИЙ. Истинная правдивая история.

    Привет, Васёк! Ну, как дела?
    Чего, опять жена ушла?
    Вот эта тощая вобла
    С пупочной грыжей?
    И ради этих жутких чар
    За ней ты ездил в Краснодар?
    Поверь, найти такой кошмар
    Ты мог и ближе…

        СЕРГЕЕВ. Не мог остаться равнодушным барон и к деятельности переводчиков.
        КАДЕНКО. Оказывается, потомком барона Мюнхгаузена был барон фон Каппель, который в какое-то время воевал не только с Чапаевым, но и с Семеном Михайловичем Буденным. И вот в архивах барона фон Каппеля отыскалась песня, которую наверняка все мы знаем, однако текст у нее другой…

    Там, вдали, за рекой догорали огни,
    В небе ясном заря догорала.
    Сотня юных бойцов с искаженным лицом
    На разведку в поля поскакала.
                Им задание дал боевой командир,
                Сам не пил он при том, не обедал:
                Ах, чтоб отряд небольшой с комсомольской душой
    Потихоньку про белых проведал.
    Но поскоку Буденный такой командарм,
    Шо чуть что – расстреляет и в ящик,
    Сомневаясь в бойцах, в их горячих сердцах,
    Он им выдал коней говорящих.
                Они ехали долго в ночной тишине
                По окраинам южной Европы.
                Вдруг вдали у реки забелели портки –
                Это белогвардейские жопы.
    Беляков у реки собралось до хрена,
    Все со шрамами были на теле.
    Были сброшены на их кресты-ордена –
    Искупаться, видать, захотели.
                И без страха отряд поскакал на врага…
                Но покуда они доскакали,
                Беляки у реки похватали штыки,
                Пулеметы свои похватали.
    И хотя комсомольцам грозил командир,
    И лошадки их предупреждали,
    Но, как в берег прибой, они ринулись в бой,
    И их белые всех порубали…
                Ординарец Буденного будит в ночи:
                Пробудитесь, товарищ Буденный!
                Отхлебните кваску, позабудьте тоску –
                Тут вас конь поджидает ученый.
    И копытом Буденному конь козырнул,
    И прикрыл свои кария очи:
    «Отдаю я вам честь, разрешите донесть,
    Шо вся шотня легла за рабочих».
                И пока командарм сображал, что к чему,
                И пока поправлял он папаху,
                От кровавой реки отошли беляки,
                Но разведке уж было по паху…

        СЕРГЕЕВ. Барон фон Мюнхгаузен знал не только фон Каппеля. Он с интересом и возмущением узнал о том, что существует еще один фон. Когда из газет стало известно, что у фона Чернобыля он выше нормы, барон обиделся и сказал: «А вы мой фон мерили?» Позвал знакомую графиню с Владимиром Новиковым, и тот ему в утеху и в усладу исполнил несколько песен…
        НОВИКОВ. От одной дамы я узнал, что на нескольких сайтах песня «Графиня, мне приснились ваши зубы…» числится как народная. На одном сайте написано так: музыка Союза композиторов, слова – Союза писателей.Когда я стал объяснять, что музыку написал Валерий Сергеев, а стихи – Дмитрий Кимельфельд, эта дама, бальзаковских лет, сказала: «Господи, я была маленькой, когда мои родители пели эту песню. Он что, еще живой?» А другая дама сказала: «Боже, как они его сюда довезут…» Итак, ремикс…

    Графиня, мне приснились ваши зубы…
    Как будто я скачу на вороном,
    А хвост коня – шо? – как хризантема с клумбы,
    Напоминает мне о Вас и о былом…

        СЕРГЕЕВ. А вот Григорий Слободянюк имеет другие воспоминания об этой графине…

        СЛОБОДЯНЮК. К сожалению, сейчас в зале нет нашего дорогого друга Владимира Ланцберга – он устал, вы его утомили… Я спою переклад на нашу державну мову его очень хорошей песни.
        Цитата:

    Все бы ладно, да все бы ничего,
    Но с замком никак не сладить…

        А вот перевод:

    Все б гаразд, все файнісінько було б,
    Та замок заїв, подлюка…

        СЕРГЕЕВ. А что произошло дальше – расскажет потомок барона Мюнхгаузена Александр Король.
        КОРОЛЬ.

    На щеках твоих французские румяна.
    У тебя такие круглые бока.
    Твои пальцы все в мозолях от нагана.
    Твои губы все в мозолях от свистка.
    Сапоги твои узнаю я по стуку.
    А я на красный свет попрусь, закон поправ.
    Ты поймаешь мою кисть, сломаешь руку
    И промолвишь: «Гражданин, платите штраф!»
                Постовая, постовая, постовая!
                Постовая в синей блузке, постовая,
                Постовая в синей юбке, постовая,
                Постовая, и беретка набекрень…
                Ну полюби меня, здоровая такая,
                А возле замка распускается сирень…

        СЕРГЕЕВ. Однажды барон Мюнхгаузен по приглашению Сергея Кучмы поехал в Запорожье. Барон в Запорожье прибыл, а Кучма так и не пришел. В себя. А поскольку барон картавил, он тут же сказал: «Ну, ты и байда». Вот с песней о Байде выступит сейчас Владимир Скобцов.
        СКОБЦОВ. Это все совершенная правда.

    Гитару тешила рука,
    Глядели в воду облака,
    И оскверненная река
    Сияла в отблесках заката…

        Барон Мюнхгаузен очень любил переводы. И он пришел к выводу, что самым соловьиным языком является все-таки украинский. И многие поэзии, написанные на иностранных языках, в оригинале звучат недостаточно певуче…

    Аж цілу ніч сольовейка ми слюхали,
    Місто мовчало, будинки також…
    Білих акацій стрічки оці нюхали,
    З’їхали з глузду з тобою отож…

        АВЦЕН. Может быть, мало кто знает, но, будучи в Донецке, барон Мюнхгаузен оставил томик своей книги, где весьма разнообразно представлены мотивы пьянства и секса…

  • Под мышкой почесал и понял – не моя.
  • С циррозом мне не страшен даже СПИД.
  • А по любви, ты думаешь, дешевле?
  • Другим бы стал, так ты ж мне с ним изменишь!
  • Контакт был с властью. Надо б сдать анализ…
  •     ГЕФТЕР. У барона Мюнхгаузена были проблемы с языком. Но петь он любил, и пел так, как слышал.

    В тюрьме сидел буфетчик,
    В тюрьме сидел буфетчик,
    Совсем как огуречик,
    Зелененький он был…
        Но на самом деле любил он такую песню:

                Легла на песок
                От берега тень.
                Она пропадет,
                Лишь кончится день.
                            И шепот ручья,
                            И шум диких стай –
                            Они пропадут,
                            Лишь кончится май.
                Вот так и любовь
                Живет и живет.
                Она пропадет,
                Лишь кончится мед.
                            Вот так вот и ты,
                            Живешь и живешь,
                            А завтра зачем-то
                            Возьмешь да помрешь…
     В.Гефтер

    В.Гефтер

        СЕРГЕЕВ. Уважаемые дамы и господа! В этот ранний утренний час мы хотим сказать вам: «С добрым утром! 32-е мая наступает опять…»



    КОММЕНТАРИИ
    Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

    2003-07-17 12:01:56
    Леди Левелин
    Н Челны
    Ответ Королю:
    Рыцарь должен уважать и ухаживать за своей дамой и лошадью!

    Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
    Ваше имя*
    Страна
    Город*
    mailto:
    HTTP://
    Ваш комментарий*

    Осталось символов

      При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

    Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
    Development © 2005 Programilla.com
      Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
    Редакция журнала «Дикое поле»
    8(062)385-49-87

    Главный редактор Кораблев А.А.
    Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
    Only for Administration