Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня воскресенье, 21 января, 2018 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



   
«ДИКОЕ ПОЛЕ» № 2, 2002 - ОКРЕСТНОСТИ

Хасин Александр
Израиль
ИЕРУСАЛИМ

Иерусалим

ВОЙНА И МИР В ИЕРУСАЛИМЕ


    - Об Иерусалиме есть легенда, я несколько раз ее слышал. Жили два брата: один был беден, но у него было много детей; другой был богат, но у него детей не было. И вот многодетный брат подумал о своем бездетном брате: наверное, ему сейчас грустно, пойду навещу моего брата. А богатый брат подумал о своем бедном брате: наверное, ему сейчас голодно, пойду навещу моего брата. И пошли они навстречу друг другу, и там, где они встретились, они основали город Иерусалим.
    Слово «Иерусалим» состоит из двух слов: «ир» – город и «салим» – «мир». Это «город мира». Первое упоминание о нем, насколько мне известно, - в Книге Бытия: Авраам приносит жертву первосвященнику Мелхиседеку, который живет в Иерусалиме. Мелхиседек был священник «Бога живого» – он уже тогда поклонялся истинному Богу. Интересно, что евреи и арабы и в самом деле братья: Авраам считается прародителем двух народов – ишмаэлитов и израильтян, они являются родными по отцу. Мы арабов так и называем: наши двоюродные братья.
    В центре Иерусалима – Старый Город, обнесенный стеной и разделенный на четыре четверти: армянскую, мусульманскую, христианскую и еврейскую. В Старом Городе живет очень мало людей. Там рынок, церкви, синагоги… За его стенами город разделен на Восточный и Западный – по улице Хеврон, которая ведет в Хеврон. Западный Иерусалим еврейский – более развитый, более богатый, более чистый и благоустроенный; Восточный – арабский, где всего этого менее…
    Это очень восточный город. Бедность, безработица, ощущение заброшенности… Хоть это и столица, о чем не все знают. Потому что финансовый и промышленный центр – Тель-Авив: там работа, там заработки, там жители более богаты, более свободны, более светски… И еще в Тель-Авиве есть море, а в Иерусалиме моря нет.
    Зато климат здесь своеобразный, сухой: летом не очень жарко, зимой иногда выпадает снег.
    Много дарителей, и много дареного – но это не только в Иерусалиме. Больницы, школы, университеты, стадионы – и везде табличка с именем дарителя.
    По утрам слышишь муэдзина, слышишь колокольный звон… Это все сосуществует, не смешиваясь, как вода и масло. Читаешь в Евангелии о том, что иудеи с самаритянами не сообщаются, и видишь – все так и осталось.
    К сожалению, я не вижу проявлений того, что оправдывало бы название Святой Город. Я с болью об этом говорю. Помню, меня поразило, что празднование Пасхи здесь больше похоже на дискотеку, чем на религиозное торжество. Поразило, что арабы, составляющие паству, скачут, кричат... Поразило чисто туристическое отношение к христианским святыням. Только один раз я увидел женщину, которая, выйдя из Гефсиманского сада, разрыдалась. К ней подбежали арабы-мальчишки, и она вынула бумажник и все, что в нем было, раздала. Но такое проявление религиозных чувств я видел только один раз.
    Это город с большой социальной напряженностью. Противостояние евреев и арабов, светских евреев и религиозных евреев – все это чувствуется с разной степенью напряженности. Но чувствуется и тяга людей жить вместе, в мире, жить спокойно, нормально.
    Почему-то когда политики достигают очень высокого положения, они стараются установить свое влияние над Иерусалимом. У Наполеона, например, были такие мечты. Сейчас – Америка, Европейский Союз…
    Значителен русский след в истории Иерусалима и вообще в истории государства Израиль. Россией построено много церковных зданий – Троицкий собор, Русская духовная миссия – Русское подворье… Очень чувствовались русские паломники в городе, когда паломничество еще процветало. Много выходцев из России, много говорящих на русском языке. Да и русских много. Появляются полицейские, говорящие по-русски. Солдаты, говорящие по-русски. Русский язык можно изучать как второй иностранный, и многие этим пользуются. Русскую литературу можно сдавать на аттестат зрелости.
    Сейчас в Иерусалиме война. Война не по правилам. То, о чем Толстой писал. Война – это игра, тяжелая, трагическая, которая, тем не менее, ведется по правилам. Запрещено применение каких-то видов оружия, запрещено жестокое обращение с пленными… Но диверсионная война не признает этих ограничений. В обычной войне действуют воюющие стороны; они подчиняются командованию; они открыто носят оружие; они носят отличительные знаки. А как называть человека, который взрывается в толпе?
    Это война, направленная против тыла. Война, которая направлена не против человека с ружьем, а против тебя. Тебя пытаются запугать. Это удается. Люди перестали посещать кафе, рестораны, кинотеатры – места массового скопления. Все это, естественно, пришло в упадок. На кафе я видел надпись: «Вернемся после войны».
    Стрельба стала привычной. Стрелять обычно начинали перед «Новостями», часов в 8 вечера. И вот однажды наступило 8 вечера, а выстрелов нет. Я смотрю на часы: что такое?! Сейчас можно сказать, что люди привыкли. Теракт, в котором 1-2 погибших, уже за теракт не считается.
    Суть конфликта? В том, что арабы – в широком смысле арабы – считают, что Израиль – это раковая опухоль на теле арабской нации, это государство, которое должно прекратить свое существование и должно быть сброшено море. Многим казалось, и многим израильтянам казалось, что это конфликт из-за территории, из-за земли. Но после того, как было сделано предложение разделить земли на два государства для двух народов (Израиль – для еврейского народа и Палестина – для арабов-палестинцев), это предложение было фактически отвергнуто.

    Арафат – в широком смысле Арафат – стремится уничтожить Израиль. Он не говорит об этом открыто, но все, что он делает, он делает под эту цель. Это не национально-освободительная борьба, а борьба за уничтожение евреев. Это такое мое видение ситуации.
    Дело, конечно, не в военной силе. Не в танках, не в снайперах. Дело в том, что муллы постоянно призывают к джихаду – священной войне. Дело в школьных учебниках, по которым детей учат, что эта земля оккупирована и ее необходимо освободить. Дело в промывании мозгов, которое происходит с утра до вечера. Дело в том, что народ идентифицирует себя с Ясиром Арафатом, который является для них идеалом. А почему он является идеалом? Потому что он действует методами насилия и террора. Это находит отклик.
    Мне кажется, что палестинское общество должно пройти процесс демократизации, очень глубоких изменений. Но, с другой стороны, среди 21 арабского государства нет ни одного демократического. Это же не случайно. Это что-то в характере народа. В традиции, в религии.
    Но все это умствования, рефлексия. А живые мои впечатления вот какие.
    День начала антифады. Я проехал на машине с двумя детьми рядом с Хевроном. Там ничего еще не знали. Я спокойно проехал по этой дороге. Под Хевроном остановился купить фрукты. Купил хурмы хевронской, яблок, что-то еще… Хевронские фрукты отличаются особой сладостью. И не опасаясь ничего, не ощущая никакой враждебности, поехал дальше. На следующий день все было совершенно по-другому. На следующий день, если бы я поехал по этой дороге, меня бы там на ремешки порезали…
    С моим сыном учатся два мальчика-близнеца – а рабы. Почему-то их отдали в еврейскую школу. Я сначала не поверил. Нет – точно. Потом я познакомился с их ма терью, она пригласила в гости. Есть у нас такая традиция: ученики приглашают к себе друг друга по очереди. Я, будучи интернационалистом, пришел сам и привел своих детей. Была еще одна девочка. Больше никто не пришел. Встретили нас замечательно. Замечательно…
    Когда люди обращаются к врачам, то не думают, араб это или еврей. Арабы режут евреев, евреи – арабов… На операционном столе, я имею в виду.
    Вообще, со всеми арабами, с которыми мне приходилось работать, отношения складывались исключительные. Правда, нам запрещено было говорить на темы политики и вероисповедания. Когда принимали на работу, предупреждали: говори о чем хочешь, но только не о политике и не о религии. Помню, тогда я воскликнул: а о чем же тогда говорить?! Но потом подошла ко мне арабка-девушка и спросила: «А что готовит твоя мама?» Так начался диалог.
    В общем, это конфликт культур.


    Из письма:

…сегодня я звонил в поликлинику и просил сделать мне и детям прививку от черной оспы (за два дня я разобрался и теперь знаю отличие черной оспы от ветряной). Получил ответ отрицательный: вакцины черной оспы на складах нет. В середине семидесятых годов декретом ВОЗ (Всемирной организации здоровья) оспа была отменена как класс. Сейчас ее срочно стали производить и первую тысячу доз ввели работникам скорой помощи.
    Значение государства Израиль я видел в том еще, что оно дает возможность умереть по-мужски, с автоматом в руках и с каской на голове. А тут снова какие-то вирусы, какие-то газы…
    Еще выдадут нам таблетки от радиации, после чего прямое попадание ядерного фугаса станет безвредным и безопасным.
    В 91-м году первая ракета упала в районе Тель-Авивского университета, патруль с испугу сыграл химическую тревогу – командующий приехал на джипе в противогазе. Часовые его не узнали и не впустили в штаб – час армия была без командующего. Сейчас, говорят в новостях, эти ошибки учтены – то ли придумали прозрачные противогазы для командующих, то ли всех в противогазах будут пропускать в штаб.
    Самое интересное, на мой взгляд, то, что палестинцы пострадают от применения подобных средств не меньше, а больше нас, израильтян. Привитых людей у них еще меньше, а противогазы и вовсе не доступны. Может быть, Саддам пришлет им контейнер с противогазами? Уверен, что ему это даже в голову не пришло.
    Между тем, вчера возил детей и бабушку в музей пионеров поселенческого движения – т.е. тех, кто сто лет назад осваивал в Галилее сельское хозяйство, осушал болота, копал колодцы. Там выставили их палатки, бараки, земледельческие орудия, платья, одеяла, детские кроватки…
    Я комментировал экскурсию таким образом: «Гм, в таком корыте и на такой доске еще мама моя стирала. Такие парты в Донецком университете до сих пор стоят».
    В сущности, условия у них были не лучше, чем в советских колхозах: семь лет без электричества, на завтрак – хлеб с луком и оливковым маслом, на обед – горячий суп из капусты и свеклы («борщ» – комментировал я), на второе – банка мясных консервов, на ужин – яйцо. Вода – рационированно, воду в бочках привозили издалека. Всю жизнь в этой стране проблемы с водой.
    Интересный факт – женатым парам в качестве противозачаточного средства подселяли третьего киббуцника. Его называли «примусом». Когда паре хотелось пошептаться, она выставляла у палатки веник ручкой вниз, и «примус» искал себе ночлег в тени деревьев. Но веники иногда падали – так рождался израильский фольклор.
    Иешуа Ханкин (писатель) однажды приехал в киббуц, зашел вымыться в душевую (жестяная кабинка), а вслед за ним вошли две девушки и стали мыться вместе с ним (эпизод описан в его повести). В отдельно взятом киббуце девятнадцати-двадцатилетние мылись вместе; затем разделили время использования душевой на мужское и женское. После разделения в жести были проделаны отверстия для подглядывания. Экспонат, выставленный в музее, эти отверстия содержит – реально, грубо, зримо.
    В бассейне, куда мы ездим купаться по утрам, вода замечательно чистая, совсем немного пахнет хлором, по дну лазит робот и дно это чистит. Внуки пионеров, наверное, встроили в него телекамеру.



КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration